Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Отчет с игры.


Я попытаюсь таки написать некий отчет, потому что это то, что я должна мастерам и Хельвдис, а Марах - Марах должен Ломи, и Арьянте, и бару Амандилю, и Намо - всем, кто его спас:). Но отчет будет неизбежно неполон и крив - возможно я когда-нибудь попробую изложить это все
художественно, а пока - ну как есть. Просто история.

Идея моя была в том, чтобы сыграть безумного поздненуменорского ученого - с одной стороны крайне, крайне рационального и циничного до смешного. В идее взять у Зигура образец спермы и кого-нибудь ей осеменить ради эксперимента он правда ничего ни плохого, ни смешного, ни непочтительного не видел - ради науки же! С другой стороны ученый должен был быть (и почти получился, кстати) - сознательным атеистом из тех, которые не верят в Бога, потому что Бог представляется им чудовищем, ответственным за все зло мира. В данном конкретном случае - за смерть. Ну и с третьей стороны - хотелось, чтобы он хоть кого-нибудь любил, желательно - верного (ну или верную), чтоб в момент Х встать прекрасной раскорякой: есть Государство, которое против одного Бога, но внезапно за другого; и есть кто-то, кого Марах любит - но вообще никак не совпадает с ним в воззрениях на мир. Я некоторое время приставала ко всему ближайшему игровому окружению в поисках той самой завязки, которая сыграет - и ей оказался бар Амандиль - и так мощно оказался, что этот пазл сложился еще в предыгровой переписке. Марах был знаком с Амандилем еще со времен Тар-Палантира, когда этот теплый и гостеприимный дом был одним из культурных и научных центров столицы, куда стекались все, кто хотел изучать эльфийские языки и древние рукописи. А Мараху, медику, и ученому без эльфийских было никак.
А еще у Мараха была довольно стремная типично нуменорская семейка и потомственных семей короля, потомственные поля конопли в Хьярростаре (вам
смешно, но я теперь, кажется, еще и карту Хьярростара могу нарисовать и подробно рассказать о нашем тамошнем имении), любимый дед, умерший у него на глазах очень по нуменорски, папа, который его не любит - в общем полный набор. И Бар Амандиль, который как-то встал... ну нет, не на место отца все-же, но на место очень-очень значимое.
Еще персонажу хотелось роман... взрослый, необременительный (на старте). Тут мощно вмешался Алексей Петрович, сообщив, что раз на полигоне есть Мари - то вот с ней роман у тебя и будет:) Выбора не оставалось:)
И щеночка, да. Щеночек возник из прочтения квенты Ласа (по любому с этим персонажем взаимодействовать пришлось бы, раз уж я была намерена периодически торчать в доме Амандиля). И тут пазл тоже сложился - надо просто на старте принести туда щенка - ну вот же, есть же он в квенте-то:))

...После этого утомительного и даже и страшного праздника и разнообразных, но невеселых новостей - бар Марах пошел отвисать в единственное место, которое служило ему тут подобием... не дома, дом-то - в Столице - убежища. Где можно на время отвлечься от всего - даже от размышлений над трактатом. Где можно побыть просто мужчиной - рядом с просто женщиной, поговорить, выпить настойки или каввы, купить рыбы или креветок. Помолчать глядя в огонь.
Так вот и пришел - к Ломи, как в последнее время приходил все чаще. "Любовью" это даже и про себя никогда не звал - ну какая любовь у двух таких взрослых и таких разных людей? Но вот выпить, спросить - Ломи, что в городе? что люди говорят? и выслушать про ведьму, которая сожглась сама, да и горела как-то странно - ну всяко же ведьма! - это было просто необходимо.
А по дороге от нее внезапно наткнулся на щенка. То есть это щенок удиравший от стаи толстых портовых котов, белых и один-в-один напоминавших кота начальника второго отделения канцелярии, наткнулся на него, запутался в ногах, попытался спрятаться. Пришлось спасать - не то, чтоб Марах любил собак и вообще зверей (даже и коней не очень жаловал), но раз кто-то просит твоей помощи - должен помочь. Ну хоть как врач.
Сунул за пазуху, шикнул на котов - решил вынести из порта и оставить, потому что зачем собака-то в его съемной комнате у Асгара на постоялом дворе? куда его девать-то?
Впрочем, поскольку предстоял еще один визит - к приехавшему только что из столицы бару Амандилю
[не сработало про Арбазара\Амандиля, Сули
оказался прав - не хватит на это мозга], то так со щенком и пошел. В поместье Амандиля-то кого только не водилось, и кони, и собаки, и коты -
пристроят же.
Оказалось не просто пристроят - оказалось, что собаке страшно рады. И Элендиль, который выглядел не очень живым на празднике и был страшно
озабочен какой-то суетой на другой половине дома - собаке явно обрадовался и даже кажется чуть пришел в себя. А особенно - слуга бара
Амандиля. Тот правда принял щенка совсем всерьез, и всерьез же спросил - почему не к себе берешь? - так словно собачья жизнь была огромной ценностью и привести вот такое чудо лохматое домой - честью. Смутил даже, пришлось как-то невнятно объяснять, что привык один, ни о ком
заботится не хочешь, женщину-то свою в дом взять не готов, тем более какого-то пса незнакомого. Забирай. Странный слуга, принял щенка как
подарок, сказал что в долгу теперь.
Посидел, понял, что собака-собакой, но сегодня все заняты
(Исилдуром и белым древом)- и пошел себе домой, через лавку. А лавке было уже полно народу - приезжая травница, с которой они интересно поговорили о рукописи на незнакомом языке, еще какие-то люди. И бар Салбатор,давний знакомый по столице еще.
Вот с этого разговора стало ясно, что все столичные новости всерьез, и новые времена и правда на пороге. Растерянный вид и странная риторика
Наместника Мараха не убедили, а вот этот вот тощенький, с пронзительным взглядом и вкрадчивой улыбочкой - убедил. Тем убедил, что начал намекать - в новых проектах можно принять участие, и "вам не тесно тут, на постоялом дворе? можно же и себе дом построить, на новом хорошем участке?". Не нужен бару Мараху дом, а вот когда так предлагают - лучше отказываться, пока возможность есть. Ученый ученый, из Столицы.


[Эх, надо было лабораторию предлагать. Или возвращение к Столицу - за верную-то службу по переустройству]

Потом было еще какое-то количество движухи, которую я уже не помню, а потом на Мараха вышел сосед по постоялом двору, приезжий - Эфализинд. С
вопросом - как пройти к бару Амандилю? Марах, памятуя о том, что в поместье нынче суета и кажется не до гостей, честно попытался Амандиля
отмазать от визита - но не сложилось, и тогда он увязался следом. И оказался свидетелем совершенно прекрасного момента, потому что беседа Хельвдис, Морваэна и Лутиэле... Нет, я даже реплики подавать пыталась, но меня ж размазывало:) Это было прекрасно, это было крутое противостояние, там аж воздух звенел. Вот так надо играть. Респекты вам, люди!

А Марах слушал их и понимал, что вот сейчас, эти двое озвучивают его боль и его вопросы. Почему срок жизни младших людей так ограничен? почему он сам уже чувствует приближение старости - а двухсотлетний Амандиль бодрей и здоровей его? Почему смерть - неизбежна?! И он смотрел
на Амандиля, который не мог дать ответов. И тем более - не мог дать ответов о судьбе семьи Эфализинда, и дергался как от боли, слушая о ней, и просил, и огрызался - и был человеком, которому нечего противопоставить этому напору, кроме самого себя - и чего-то сверх себя, о котором сказать невозможно. Эфализинд был прав во всем, и не прав в главном - бар Амандиль не может лгать - даже и самому себе, бар Амандиль не может желать кому-то зла, бар Амандиль достаточно силен и свободен, чтобы вся эта проповедь силы - шла мимо него.
Подошел к нему, прощаясь. Как о помощи попросил : "Они же правы во всем!". А бар Амандиль тоже устал, и выжат этим разговором до дна, какой
ответ он может дать? Обнял - уже ответ, до утра хватило.


Потом Марах сделал заход на Имразора и подопрашивал его о вере. Ну вера и вера, зануда бар Имразор, не такие у него огненные проповеди.
Сунулся у Эфализинду, но тот тоже кажется, уже выдохся. Потом его (а еще Элендиля и Аглахада) вызвали в канцелярию с запросом опознать, чья
кровь на найденном мече - человеческая или звериная. И кажется, примерно на этом месте первый игровой день закончился.

Утро началось бодро - Марах встал, пометил форум, написал в канцелярию донос на кота, выпил каввы у Ломи, побалагурил и покомментировал на лекции бара Мзевинара, выслушал очередной указ, какое-то время шлялся по форуму, продал что-то кому-то в лавке, написал кусок трактата, в
общем некоторое время художественно страдал фигней.

История со снесением кладбища прошла мимо него - родных могил не было. Вот когда начали сносить дома у порта - пришел к Ломи и прямо сказал -дойдет до тебя - перебирайся ко мне. Да, прямо с дочкой. Ничего не обещаю, но крыша над головой точно будет. И в любом случае - говори, если нужно будет денег кому-то на лапу или что иное, по нынешним-то печальным временам. Ломи смеется - ты ж далеко от порта, а мне рыбачить. Да и нас не трогают, так что нет, не пойду к тебе.
Ну, не трогают и не трогают, а все, что тут можно было сделать - он сделал. Хором с Асгаром между прочим (который после очередного похода в
канцелярию сначала надрался в кабаке, а потом и вовсе накурился чего-то, и Менельтарма окружала его со всех сторон) прямо предложил довольно
многим - будет совсем плохо, перебирайтесь на постоялый двор, впишем. Но снесение шло как-то вяло, а вот строительство...


...строительство Армады внезапно шло полным ходом - и отмазаться не получилось. Под взглядом бара Салбатора пришлось даже побродить по порту ипредложить темным помощь. Надо было повозмущаться, но не хватило пороху, ни моего, ни персонажного, увы. Темные впрочем, старательно трудились и послали нафиг, потому что ясно, что пользы от Мараха никакой. Он решил, что исполнил этим долг перед государством и пошел трепаться с женским населением порта, которое шило паруса у причала.

Арьянте пришивает к парусу черное кружево. Что ты шьешь, милая? - Саван шью. Красивый кому-то саван выйдет. - Кому саван? - А кто поплывет-
тому и саван. Сначала парус, а потом саван. Ты поплывешь - тебе будет, как раз впору придется. Хочешь саван, Марах? - а кто не поплывет? - а
тем и савана не нужно будет...Зачем хочешь плыть, Марах? - За ответами. Тут нет ответов, вопросы одни. - Тут все ответы, Марах, не за морем, тут.

..Нет тут ответов. Трактат завис, исследования за сорок лет не дали ничего. То есть нет - многое дали, записями десятки страниц исписаны,
знаний - книжки от знаний трещат, голова пухнет.
Ответов - ни одного не получил.

Решил пойти путем Асгара и напиться в кабаке. Разные люди в кабак заходят - вот и Амандиль выпить пришел, вот и слуга его. Слугу подозвал,
предложил то же, что всем предлагал - надо какую травму или еще что, если вдруг отмазать от общественных работ - обращайтесь. Это я могу,
Роменну спасут пофигизм и саботаж. А дальше сам не понял, как почти расплакался на слова о том, что он, Марах, может быть нужен, может спасти многих, и не связывался бы он с дурными людьми и не лез в их дурные дела. Так и бар Амандиль говорил - "Уезжайте в Эндоре! вы там нужны, смерть не победите, но жизнь удлинить людям сможете, средство от боли изобрести - сможете. Вы мне там нужны!". Кому он, Марах, нужен, кого он спасти может? Щенка портового? Меня бы кто спас... Иди, Нало, а если гипс куда наложить - обращайся.

Гипс, правда, пришлось накладывать юному раздолбаю, который ломал дом Арьянте. Вместе с Элендилем, внезапно, да под добрым взором начальника
второго отделения. "Что там у него - ушиб? - да нет, бар Элендиль, перелом, вон смотрите как все печально... - Ага. Ну тогда надо гипс
накладывать... и хромать отсюда - более тебе, братец, работать нельзя". Понимающий человек бар Элендиль. Или это я - понимающий? Я-то от случая к случаю, а бар Элендиль внезапно оказался лечащим врачом всей Роменны, потому что просто врач от природы, на лице ж написано.

Впрочем, если к идее снести пол-Роменны Марах оказался нелоялен, то вот поплыть с Армадой - готов был всерьез. Шел в канцелярию записываться,
только по дороге встретил своего непутевого родственника Берена, который связался с темными, строил Храм, строил корабли, и справку уже
получил. И похвастался. Марах заглянул в справку, увидел там "во имя Мелькора!", и его академическая душа возмутилась. Марах был не согласен
с формулировкой. Нет никакого Мелькора, а если и есть - я ничего в его имя делать не собираюсь. Даже добывать на Западе секрет бессмертия.
Хотел дойти все же до канцелярии, потребовать написать справку под его, Мараха, диктовку и в его собственной формулировке, потом решил, что
успеется. Без него не уплывут, надо - и без справки на корабль взойдет. Вот и Арьянте подтверждает - Не в этом дело, не в спавках, неважно,
что написано! .. а оказалось - важно, ровно эта формулировка стала переломом.
Потом мимо почти пробежал яростный Элендиль, сунул Асгару в руку какую-то бумажку. Вот, мол, ценный артефакт. Продашь в лавке задорого. Ценный артефакт подтверждал право бара Элендилдя взойти на корабль Армады. Тут Марах ярости не понял - не приказ же, а право? Бар Элендиль безусловно имеет право отплыть с Армадой, даже если имел он это право своим конем или к примеру отцовским догом.
А потом приплыл Государь с Зигуром.
И примерно посередине прекрасной и вдохновляющей речи Государя Марах понял, что жить больше незачем.
Потому что Государю плевать на научную истину, Государь уверовал, причем наихудшим образом - со стремлением обратить в истинную веру свой народ. Какого-нибудь верующего по-старому, хоть вот Элендиля - ни в жизнь не разведешь же на поспорить, верит себе, и верит, ни храмов, ни молений всенародных, ни желания обратить в свою веру все живое кругом.
А эти хотят.
И Зигур, Зигур... вблизи оказался страшен. И таков, что ты со своими скальпелями да прбирками к нему ни в жизнь не сунешься - он... антинаучен.
Навалился на бара Астадора, выдохнул: Нет. С этими я - не поплыву. Тот взял за руку, и так и держал, пока удалось продышаться.
...А потом все снова завертелось - и на площади оказался Аглахад, и загорелся огонь, и засвистели мечи, а потом просто пришлось тащить раненого капитана - почему-то в дом к Амандилю. Капитан задыхался и пузырился, у него было пробито легкое и пока его перевязывали и лечили - было не до чего. А потом наступила минута покоя
, 15 минут на побыть с раненым, пока тяжелое ранение переходит в среднее - и Мараха накрыло.

Собственно, к тому, что произошло дальше - он правда был не готов. Идея была примерно в том, что сейчас вот отплывет Амандиль (и хорошо если выйдет попрощаться, а то и нет) - и дальше персонаж, видимо, поедет крышей окончательно. И либо таки пойдет в канцелярию за справкой от Мелькора - либо в мастерятник за консультацией, как бы ему лучше самоубиться - то ли утопиться перед кабаком, то ли сожрать разом весь запас веществ, то ли меч у бара Астадора позаимствовать, то ли боевой скальпель срочно зачиповать. Потому что он оказался в полном тупике - наука дошла до своего предела и ничего не принесла, жажда его сжигала - и не могла найти утоления (потому что это была жажда веры, но он еще этого не понял), он хотел уплыть на Запад, потому что тут - уже не мог. А плыть на Запад с этим вот королем во имя Мелькора - ну нет же никакого Мелькора! Не могу, не поплыву.

этими не хотите... Бар Марах, а хотите - со мной?- Но - вам... вам зачем? вы же думаете, что там не выжить? - Зачем и вы. За ответами.
...Это он кажется с похорон доктора таким вернулся. Сгоревшим. За ответами.
Вот тут, наверно и надо было преклонять колени, но смог только судорожно кивнуть. Да, бар Амандиль, кажется это и есть мой ответ. Вы - мой ответ, и я пойду с вами, куда бы вы не пошли.
Ни с кем не успел попрощаться (кажется, кругом почти никто и не понял, что Амандиль плывет не один, а с неожиданным спутником.). Только - Ломи, прекрасная Ломи, повесила душистый венок на нашу яхту. Не обнялись, не поцеловались - просто посмотрели друг на друга, понимая, что я не вернусь и она не дождется. Ломи. Жена моя. Я ухожу, потому что не могу иначе.
А потом они плыли мимо Роменны, золотой Роменны в лучах солнца, серебряной Роменны под звездным светом, все дальше и дальше - и все отчетливей звучал из темноты и тумана впереди колокольчик Арьянте.
И бару Амандилю еще было страшно - и он говорил об этом, и ему было страшно за спутника - и он предлагал, развернуться, если Марах передумает. А Марах смотрел на воду - и его вопросы пропадали один за другим, лопались как мыльные пузыри, потому что все оказалось так просто - просто плыть вот этим морем, не зная больше ни голода, ни жажды, ни сна. Просто быть с человеком, который столько лет тщетно твердил тебе, что Эру милостив - а потом вдруг взял и доказал это собой, взяв в это невозможное плаванье. Поперек Запрета за ответами. Позвав с собой умирать.


... Заплыли сначала в мастерятник, внезапно обнаружив там отвисающего бара Имразора. Потом кто-то из мастеров таки пнул топографических кретинов в нужную сторону. Доплыли да Мандоса, уселись ждать и продолжать вести философские диалоги. Тут наверно надо извиниться перед Хельвдис - Марах сильно тупил. Происходящее было явно больше него (и больше меня) - и слов не хватало, и даже плакать уже не плучалось, слезы вылились раньше, когда жить не хотел.

А потом вдали показался берег, и - фигура на нем. Вопросов не осталось, но это был первый ответ: авалоим существуют, и они... они правда любят людей. Марах почти не слышал этого разговора, потому что говорили не с ним, но все, что ему было надо - он узнал и так. Валар милостивы, и любят людей, и скорбят за них.
[Сули, это было охреннно круто! Спасибо]
А потом вала дал и второй ответ, открыв прямой путь - к свету. Это и есть смерть, да? Вот так, рука в руке - в свет?
Это воистину Дар и Свобода.


Чо-то форматирование, но сил уже нет править:)
Tags: Нуменор, ролевые игры
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments