Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Выложу это сюда.

Ровно как есть, нередактируя, потому что вряд ли когда-нибудь этот текст будет докурен до художественного воплощения. Это ровно предыгровой материал. Но стоил он мне многого, и он мне страшно дорог - так что пусть будет.

Литература Нуменора с древнейших времен до наших дней. Конспект лекций.

1. «Песни элдар и атани» - древнейший сборник поэзии, представляющий собой сборник мифологических представлений о первой эпохе, аллитерационный стих. Первая часть – «Песни элдар» - о сотворении мира и битвах с Морготом. Утрачена примерно полторы тысячи назад, мы знаем только о ее существовании. 2 часть – история создания Нуменора и первые годы его освоения неоднократно переписывалась и до сих пор служит материалом для создания спектаклей или иных произведений по мотивам.
2. Первые годы Нуменора.
Из всего довольно впрочем небольшого объема литературы этих лет мы с вами будем разбирать два отрывка. Первый - из "Разговоров землепашцев" – сельскохозяйственной поэмы, приписываемой Вордамиру Нолимону. Таких поэм несколько - помимо "Разговоров землепашцев" ему приписывается также стихотворный трактат "Разговоры коров и лошадей", содержащий поучения об уходе за скотом, и сохранившийся в отрывках календарная поэма "Движение звезд". Эти поэмы писались определенным неторопливым размером, по преданию - для того, чтобы пахарь мог декламировать их, проходя по борозде. В эти годы основным занятием нуменорцев было именно мирное сельское хозяйство, Вы удивитесь но Хьярнустарре эти тексты - конечно, уже в сильно измененном виде, бытуют до сих пор. Ряд сельскохозяйственных пословиц восходит к поэмам Нолиона. Впрочем, не только сельскохозяйственных, многие известные вам выражения, например, "Тех, кто любит, — люби; если кто нападет, — защищайся" или ли "«…редко завидуют славе тех, чьей силы не опасаются», - взяты именно оттуда.
«Разговоры землепашцев» начинаются с краткого очерка истории Арды, обращения к валар и эльдар. Сам текст представляет собой советы землепашцу от некой мифологической сущности, имени которой в поэме не называется, определяется она лишь эпитетами "Плодоносная", "Плодородная", "Дающая урожай" - видимо это какое-то олицетворение плодоносящей силы природы. Впрочем, ее советы лишены всякой мистичности - это довольно обстоятельные инструкции по выращиванию пшеницы, винограда - и множества других культурных растений. Мы с вами разберем отрывок, посвященный виноградарству и воспевающий вино.
Он сложен, но поверьте, весь остальной текст Нолимона не покажется вам проще. Не забывайте также, что это язык двухтысячелетней давности - да, поэмы подвергались редакциям во временя Тар-Атанамира, но многие выражения устарели, и сама грамматика тут архаична.
И еще один рассматриваемый нами текст - это отрывок из другого стихотворного произведения этого времени "Сказание о перстне Барахира". Произведений с этим названием в нашей литературе есть как минимум два, скорее всего вам знаком текст более позднего периода, написанный при Тар-Сурионе, который входит во все антологии. Ничего общего между этими двумя произведениями нет. В центре более позднего - фигура Берена (и о ней мы будем говорить отдельно), в центре этого - речь эльфийского принца Финрода, обращенная к Барахиру. Нет возможности говорить об едином тексте этого произведения - он существовал тогда минимум в четырех редакциях - двух на адунаике, на квенья и на синдарин, хотя во всех случаях сохранялся более-менее общий размер и система аллитераций. Видимо, синдаринский текст являлся самым ранним - он же и самый краткий. Тот отрывок, который рассматриваем мы - разумеется, на адунаике. Он восходит к единой редакции, созданной уже при Тар-Анатамире - она самая обширная. В синдаринской и квенийской версиях этот текст отсутствует. Это описание битвы Дагор Браголлах и отдельных подвигов людей, участвовавших в этой битве, прежде всего Барахира и его спутников.

3.700-ые годы, активное начало морской тематики, первые жанры "Путешествие на восток" (некоторые по мнению ученых написаны еще раньше плаванья Вэантура:)
В это время впервые в литературе начинает разрабатываться тема моря. Если до этого все исчерпывалось отдельными рыбацкими песнями (потом, при Тар-Атанмире, они тоже будут собраны в антологию), то теперь впервые появляется жанр "Путешествия". Поначалу он представляет собой полусказку-полубыличку. Некоторые сюжеты до сих пор бытуют в устной литературе - с довольно стандартной фабулой: корабль пристает к незнакомому острову, на острове с моряками происходят какие-то приключения (встречи с чудовищами, волшебными существами, природными катаклизмами), из которых герои всегда выходят победителями и со славой возвращаются домой.
Заметки на полях другим почерком:
[Любопытно проследить, как на протяжении столетий меняются эти сюжеты. Например, в эти годы герои не сталкиваются в своих путешествиях с элдар – а только с чудовищами, порожденными Морготом; примерно в 1500-е годы появляется новый сюжет. В нем герои, желая бессмертия, попадают на эльфийский остров, проводят там несколько дней - а вернувшись домой обнаруживают, что прошло несколько столетий и все, кого они знали - уже умерли. Еще позже появляется сюжет "острова мертвых": герои попадают на остров, на котором живут души умерших. В разных вариациях сюжета души то вполне счастливы, то наоборот, пребывают в мучениях от того, что не могут вернуться к своим близким. В последнее время этот сюжет трансформируется в развлекательные повествования о завоевании Земли Валар - и освобождении всех мертвых людей, бесплодно томящихся в чертогах Мандоса.]
Наряду с волшебными сюжетами появляются и повествования, претендующие на реалистичность. Это описание земель, лежащих на востоке - эльфийских и людских королевств, чудес природы, разных народов. Некоторые датируются гораздо ранее странствований Веантура - скорее всего в их основе лежит историческая память о землях Белерианда, за много лет трансформировавшаяся до неузнаваемости.
4. Начало колониальной тематики, проникновение в классический адунаик заимствований из колониальных диалектов. Классический сборник гимнов Уйненн.
К этому периоду относится сборник "Песен к Уйнен", представляющий собой один из древнейших образцов любовной лирики. Текст написан от лица Оссе и представляет собой воспевание красоты Уйнен и красоты моры. Уйнен и есть олицетворение моря: ее волосы - это волны прибоя, украшенные пеной, ее груди и бедра - это водяные валы во время бури, она прекрасна и своенравна, как морская вода; ей служат рыбы и морские звери; она украшает себя кораллами, жемчугом и раковинами; для того, чтобы заслужить ее благосклонность, даже ее мужу приходится совершать подвиги и одаривать ее драгоценностями.
К этому же периоду относится первое "Описание народов Средиземья": краткое повествование о тех народах, с которыми нуменорцы столкнулись при первых путешествиях. Народы, описанные там, это как известные нам вастаки и харадримы, так и совершенно фантастические: люди с песьими головами, люди-медведи, люди-деревья.

5. 740-883 годы . Астрономически-философские трактаты Тар-Менельдура.
Самые известные произведения этого времени - это цикл философско-астрономических трактатов, три из которых приписываются Тар-Менельдуру и еще два явно созданы в его окружении. Все они довольно сложны по форме и сочетают в себе как стихотворные, так и прозаические формы. Стихотворные отрывки на квенья описывают ход и траектории светил, астрономические расчеты, описывают приборы для морской навигации. Самый известный кусок, обычно включаемый в квенийские хрестоматии, описывает динамику лунных затмений с расчетом на ближайшие 500 лет. Прозаические отрывки написаны на адунаике и являются лирическими описаниями красоты звездного неба и светил.

6. 883 – 1075 годы . Алдарион и вещи написанные при нем - героическое осваивание всего-2. «Сказание о ветрах.» Дневники Алдариона (частично утраченные).
"Говорится, что Алдарион собственноручно вел дневники всех своих путешествий в Средиземье, и что они долгое время хранились в Роменне, но потом все были утеряны".
Дневники Алдариона сохранились до наших дней лишь частично. Полностью утрачены тексты, относящиеся к двух первым плаваньям, самый обширный сохранившийся текст относится и к самому короткому его плаванью - тому самому, которое произошло после ссоры с отцом. Это личный дневник, в принципе вы должны быть знакомы с ним по курсу истории, где он рассматривается в числе других источников об этом правлении. Мы же с вами рассматриваем его из-за литературных достоинств: до сих пор этот текст является образцом ясности, четкости и простоты стиля. Именно по нему жители колоний осваивают наш великий язык. Текст практически лишен цветастых метафор, в нем нет ни одного эльфийского заимствования, в нет лирических описаний красоты моря - но в нем есть афористичность, простота и даже некоторый юмор в описаниях тех трудностей, с которыми сталкиваются моряки, по нескольку месяцев не ступавшие на твердую землю.
Ко временам Алдариона также относится классическое «Сказание о ветрах». Это поэма в трех частях, содержащая в себе обращения к четырем ветрам и представляющая метафору всей человеческой жизни с одной стороны, а с другой – являющаяся описанием всего известного на тот момент нуменорцам мира. В первой части мать, обращаясь к ветрам, желает своему ребенку всех возможных благ: южный ветер приносит тепло и любовь, северный – мужество и добродетель, восточный – сулит путешествия и богатства, а западный дает благословение неведомых валар. Во второй части юноша добивается благосклонности прекрасной девы и просит ветра о рассказать ей о его любви. И наконец в третьей сын хоронит отца – и спрашивает у ветров, что знают они о его загробной судьбе? Поэма заканчивается описанием ежегодного восхождения на Менельтарму, и там, в молчании и безветрии герой получает свой ответ.
7. 1200-1600гг. Складывание "алдарионского" цикла при Тар-Сурионе, вобравшего в себя все лучшее на морскую тематику
Отдельным, совсем новым жанром литературы этого периода стали "Списки кораблей". Они представляли собой обширные описания-воспевания кораблей: истории их строительства, внешнего вида и технических характеристик. Впоследствии "списки" расширялись описаниями путешествий, сделанных на этом корабле или битв, в которых он участвовал, так что каждый список дополнялся на протяжении многих лет. Первым из таких произведений стал "Список кораблей Алдариона" - "Крылья Запада", "Эмбар" и "Парран". Это трехчастное повествование, которое одновременно стало и первой цельной биографией Алдариона.
Существуют также и так называемые "малые списки", впрочем, пусть название "малый" вас не обманывает - по объему текста они даже и обширней. В их основе лежат "Хроники верфей": списки строящихся кораблей, названия и описания. ("Рассветный", "Бесстрашный", "Путник по тьме", "Морской дракон", "Золотая птица", "Ясный"). Они также дополнялись и расширялись - по мере строительства новых кораблей и по мере поступления в архив навигационных журналов старых. Эта работа продолжалась более трехсот лет, пока объем ее стал совсем не подъемен для человеческих сил - впрочем и тогда, и сейчас на каждой верфи по-прежнему ведется такой список, просто к настоящему времени он стал представлять уже просто технические записи.
[Примечание на полях другим почерком:
Возрождение жанра про Ар-Фаразоне, составление списка кораблей "Великой Армады".]
Отдельный цикл сюжетов связан с вырубкой лесов - сначала у Нуменоре, потом в Минхириате. "Хроники Алдариона" подробно рассказывают об этом: описываются размышления Алдариона о величие Нуменора и необходимости строительства кораблей, описывается эпизод "тяжбы о деревьях" - спора Алдариона и Тар Менельтура, где каждый раскрывает свою правду. Именно "Тяжба о деревьях" в обязательном порядке входит в круг обучения наследников - так она и писалась, а качестве поучения дочерям Тар-Анариона о том, как надо править и какие решения принимать. Спор заканчивается к славе Нуменора - Алдарион повелевает насадить леса в стране и находит новые места для вырубки деревьев.
8.1600-1800 года. Дальше некоторый застой - бесконечное переписывание легенд об Алдарионе, новые изводы классических сказаний о реликвиях («Сказание о перстне Барахира»-2)
Литература этого периода не породила ни новых сюжетов, ни новых подходов, однако и она по-своему интересна. Именно на этот период приходится расцвет твердых жанров. Например, складывается "аменелосская строфа" - 15 строк, связанных сложной системой внутренних рифмовок и аллитераций, обязательно содержащая в себе некоторый внутренний сюжет, развитие которого происходит в течение года. Начинается классическая арменелосская строфа с упоминания осени и заканчиваться должна летом, впрочем тогда же возникли и жанры "хвостатой" строфы из 20 строк, в последних пяти снова описывается осень, или даже циклов из строф, за несколько лет. Внутренним сюжет арменелосской строфы могут служитm как любовные переживания или размышления о мироздании, так и конкретные исторические сюжеты, главное требование - уложить сюжет в год и соблюсти формальные требования. Наиболее известные циклы строф описывали плавания Алдариона.
4+4+4+3(аналог коды у сонета). abab cdcd efef bdf. (или как вариант - ace). Или как вариант же - аббаб сддсд еффеф.
Происходит усложнение и систематизация Алдарионских сюжетов.
(Сюжеты: основание гильдии мореходов, вырубка лесов Минхириата и стычки с местными - собственная плотницкая работа - вот прям эпос-эпос; постройка Виньялонде, Алдарион и Эрендис.
К этому периоду относится и классическая версия "Сказания о перстне Барахира". Это произведение написано уже без всякой основы, оно явно оригинальное. Главным героем является не Барахир, а Берен и его столкновение с орками. Текст начинается с возвращения Берена в лагерь и похорон, и заканчивается тем, как он возвращает кольцо надевает его на палец. Чистый чеканный стиль является образцовым, это один из шедевров нашей литературы.
9. Тар-Минастир, направление стихов "наблюдения за морем из башни". В сущности - чистая пейзажная лирика про море, по сути - метафора утраченного времени и рая.
10. 2029-2221 годы. Литературное возрождение времен Тар-Анатамира. Сбор и сортировка преданий, составление сборников и изводов (почти все, что мы сейчас считаем аутентичным - записано\отредактировано тогда), возвращение к истокам и корням, новая архаика, возрождение старых форм. Массовый перевод текстов с синдарин и квенья на адунаик и утрата оригиналов. Расцвет театра, драма на исторические темы, драматург уровня Шекспира.
Эпоха Тар-Анатамира по праву считается «золотым веком» Нуменорской литературы. Именно к этому времени относится создание всех классических антологий поэзии, вобравших в себя все лучшее, что было написано ранее («Песни рыбаков» (ранние народные песни); «Любовные песни» (большая антология любовной лирики, в которую пошли все хоть сколько-то известные к этому времени авторы и какое-то количество анонимных произведений), «Антология арменелосской строфы» (сборник произведений в этом жанре, вобравший в себя практически все, написанное за последние 300 лет). К этому времени относятся новые уточненные редакции «Сказания о перстне Барахира», «Гимнов к Уйнен». В это время складывается та версия «Хроник Алдариона», которую мы считаем хрестоматийной, а предыдущие версии перестают переписываться и сохраняться и постепенно исчезают из собраний. Ее автор Йотан Армелосский много лет собирал документы, относящиеся к жизни Алдариона, работал в архивах, и его многотомный труд сейчас считается образцом для историков. Написанный живо и занимательно он является так же и высоким литературным образцом.
Примечание на полях другим почерком:
Авторские «Хроники Алдариона» крайне любопытно сравнить с сохранившимися в некоторых колониальных архивах ранними версиями: трактовки многих событий радикально не совпадают, какие-то события (например, история знакомства Алдариона и Гил-Галада в колониальных версиях раскрываются более обширно). Какие-то подробности (например история «ссоры» Алдариона и Кирдана вовсе опущены в нуменорских хрониках. Есть версия о том, что «утраченные» дневники ранних плаваний Алдариона на самом деле не полностью утрачены – а частично сохранились именно в колониях.

Драмы Дайруина.
Я надеюсь, что с сюжетами основных произведений Дайруина вы знакомы. Помнится, на первом курсе вы даже ставили отрывки из "Горлима" и получалось у вас неплохо. Самое известное его произведение - это конечно драма "Кохба и Эйрианна". Это трагическая история любви нуменорского моряка, сподвижника Алдариона и туземной девушки, проходящая на фоне стычек, связанных с вырубкой лесов Минхириата. Девушка пробирается в лагерь нуменорцев для того, чтобы убить их вождя, но попадает в плен. Молодой моряк, влюбившийся в нее, устраивает ей побег; когда наутро это обнаруживается, его должны казнить. Девушка возвращается к своему народу, но возвращается на пепелище - оказывается, Саурон, обещавший им помощь и поддержку против Нуменора, предал их и сам же сжег все оставшиеся леса вокруг деревни и саму деревню. Девушке больше некуда идти - она возвращается в лагерь нуменорцев как раз к казни своего возлюбленного. Его казнят, и она кончает с собой при виде этого. (в общем, всеумерли).
Цикл его исторических драм.
«Беор» . Образ сильного, но достаточно жёсткого и авторитарного правителя, который хочет для своего народа счастья и главное – независимости, а в итоге вынужден считаться с тем, что так или иначе он попадет в зависимости к кому-то из эльфийских королей. Пьеса не дает ответов, но ставит вопросы – в результате на протяжении веков в разных постановках разные актеры и режиссеры давали очень разные трактовки этой пьесы. В знаменитых постановках арменелосского театра при Тар-Палантире Беор предстает человеком мятущимся, борющимся с тьмой в собственном сердце – и его союз с эльфами это одновременно и способ обретения внутренней цельности и поворота к свету. Именно в этом союзе против Моргота обретает Беор истинную свободу.
[Примечание на полях:
Противоположная трактовка той же пьесы в том же театре в наше время. Беор – лучше и сильнее и Финрода и Финарфина, которые предстают персонажами комическими и слабыми. Без помощи людей Беора никто не может справиться со злом в Средиземье.
История Арменелосского королевского театра. Знаменитые постановки этой труппы времен Тар-Палантира. Они играли всего Дайруина, они ставили «Действо о Берене и Лютиэнь», и в период расцвета труппы критики устойчиво применяли к их творчеству выражение «эльфийская драма» и утверждали, что просмотр этих постановок требует от зрителя не меньшего душевного труда, чем от актеров.
Упадок труппы в начале пятидесятых годов, смена состава. В настоящее время из тех, кто когда-то начинал при Тар-Палантире в труппе осталось двое или трое. Часть постановок - тот же «Беор» сохранилась, но радикально изменившийся актерский состав и другие трактовки делают этот спектакль фактически совершенно не тем, который еще помнят некоторые зрители]
[Между страниц вложен листочек с текстом – совсем другой почерк, начала и конца нет.
….и передавай им всем горячие приветы.
Ты спрашивал, каково нынче в театре? Кисло. Примерно раз в год я захаживаю туда – по старой памяти, скучаю все-таки. В последнее время, кажется, уже более по стенам и самой сцене, чем по людям. На «Горлиме» вот был недавно. У Горлима плохая дикция, и все, что он умеет – принимать красивые позы. Помнишь Горлима-Элатана? . Когда это было так, что на его историю невозможно было смотреть, дышать невозможно было, кричать вместе с ним хотелось, когда он выходил призраком к Берену. Кричать – а потом молчать, потому что слова более невозможны. «Дальше – тишина» - помнишь же это?. И лицо Берена, когда он отступает во тьму после последних слов Горлима?
…В общем, нынешнему Горлиму, кажется, не рассказали, про что эта пьеса. Берену – рассказали, да, он же неплохой актер, но играть вот это все – и гнев, и сожаление, и сокрушающую жалость, и ужас – с вот этим вот мальчишкой? Ну, он старается.
А Айлиос… Айлиос нынче в орочей массовке. Я тоже не знаю, зачем. Нет, у него есть какие-то роли – призрака Барахира в «Белеге» играет, стражника в «Минхириате». Я наверно поэтому и хожу туда все реже – я это видеть не могу. Как он может, и что у него внутри – не знаю. Вместо Элатана – вот это вот, и на его месте – тоже… не лучше.
Впрочем, есть и хорошее в нашей театральной жизни, только не в королевском театре. А знаешь, в университете, на первом курсе ребята ставят…»]
11. 2221-2386 годы .Тар-Анклимон . Попытка создания новых форм и нового театра, жанр колониальной драмы - по 2300.
К правлению Тар-Анкалиона относятся поздние вещи Дайруина, относящиеся к там называемому «волшебному» циклу. Ныне они почти забыты, между тем своеобразный интерес представляют. По легендам (впрочем, ничем не подтвержденным), престарелый и впавший в нищету драматург писал их для развлечения толпы, и ставил прямо на площадях, привлекая нищих, бродяг и жителей колоний – ведь его классический пьесы не нравились Тар-Анкалиону и больше не ставились в столичных театрах. К этому времени относится такие вещи как «Луна и Солнце» (волшебная сказка, начинающаяся с того, как Мелькор проникает на праздник в Тирион и уничтожает великие деревья и заканчивающаяся забавной перебранкой солнца и луны в небе. Трудно определить жанр этой вещи - диалоги Унголиант и Мелькора и Солнца и Луны приближены к уличному фарсу, а песня Йаванны являет собой высокий образец трагической лирики.
Еще одна пьеса, сохранившаяся только в обрывках и так ни разу и не поставленная – «Сыны Феанаро». Она тоже начинается с комедийных перебранок феанорингов в Форменосе, но постепенно приобретает все более трагическую интонацию и сосредотачивается на образе Маглора. Видимо, спектакль представлял себе чередование фарсовых сцен – и трагических песен от лица Маглора.
12. 2400-2700 гг. Второй ренессанс при Аль-Карине, активное осваивание опыта колоний, колониальные поэты. Аналог Гумилева\Киплинга с воспеванием бремени белого человека. Вхождение в литературу женщин, появление специфической женской литературы. Низкие жанры плутовского романа или про приключения двух сестер в колониях.
История Алдариона с точки зрения Эрендис.

13. Ар-Адунахор и запрет эльфийского. Переиздание отредактированных Песен Атани (2700-2900) - без "Песен Эльдар"

14. Ар-Гамильзор - пафос и эпос, завоевание, официоз, человеческое. В поэзии - простота и чеканность формулировок. Сборники изречений. Третий заход на Алдариона - памятники. Сказание о ботике:)
"Тяжба о кораблях" Менельдура и Алдариона - спор о валар. Менельдур говорит, то корабли хранятся волей валар и плавают не своей волей, Алдарион возражает, что и он и его корабли свободны, и хранит их искусство моряков и искусство кораблестроителей, и море благосклонно к тем, кто его любит, а тех, кто полагается на чужую волю и защиту - море не спасет.

[Фред предположил, что примерно тогда же должно быть записано "Сказание о ботике Алдариона": Сказ про ботик Алдариона надо писать размером "Русских женщин" или "кому на Руси жить" - словом, в духе Некрасова, такое близкое к народу, к людям, к Эдайн! а не к этим вот."]

В общем кусок сказа про ботик тоже написался:

Когда Алдарион в Роменну
Впервые юношей пришел
Он глянул на просторы моря
И так сказал в морскую даль:
Чтоб возрастала наша слава,
Без счета чтобы мощь росла
В Роменне надо верфь построить
Вот прямо здесь и прям сейчас!
...О сколько кораблей прекрасных,
Надежных, крепких - бороздят
Теперь морские эти воды,
Плывут на север и на юг,
Плывут к восточным побережьям,
На запад скоро поплывут.
А тут остался ботик старый,
Но он овеян славой весь,
Его Алдарион рубанком
Когда-то лично обтесал...
* * *
( ...Служил Алдарион на флоте,
Алдарион водил корабль....)
Вложенный листок:
Кир из Харада относится к наиболее интересным колониальным авторам времен Государя Ар-Гамильзара.
О его жизни известно немного. Достоверно известно одно – некоторое время он был рабом в Лонд Даэр Энед, потом каким-то образом освободился и переселился в Харад, в котором и о котором и написаны его самые популярные произведения. Мы не знаем каким образом он попал в рабство – возможно был захвачен в бою, возможно рабом он был рожден, но творчество его, безусловно, носит эту печать. Мы не знаем, каким образом он освободился – некоторые (разумеется, харадские, исследователи) рассказывают небылицы о героическом побеге, но наиболее вероятно он был просто отпущенником, и часть его произведений написаны ради денег: Кир писал популярные короткие пьесы из народной жизни и это позволило ему накопить нужную сумму и выкупиться на свободу. Во всяком случае совершенно точно, что он не был нуменорцем ни по крови, ни по духу.
Пожалуй, именно на материале этих ранних пьес проще всего провести сравнение литературы и мировоззрения истинно нуменорских: здравых, ясных и твердых – с трагическим и как бы внутренне надломленным мировоззрением жителей колоний. Пьесы Кира по сути своей - площадные короткие комедии, написанные для развлечения простонародья, сюжеты их грубы, примитивны (раб, стремящийся избавиться от наказания плетьми и идущий на всякие ухищрения; женщина, пытающаяся выгодно продать свою старшую дочь в рабство, чтобы было на что выдать замуж младших; пьяница, пропивший последнее и выпрашивающий на рынке глоток вина; слепой, у которого украли собаку-поводыря). Отдельная часть сюжетов вовсе невозможна в нашей Благословенной Земле - это все то, что относится к колониальной медицине и специфическим проблемам их жителей, с их изначально поврежденной природой: врач, пытающийся достать редкое лекарство для богатого пациента; больной, готовый платить шарлатанам, лишь бы вылечиться; муж, боящийся, что жена умрет родами и т.д. Колониальная литература по сути своей является порченой - все эти сюжеты представлены у Кира как комедийные, и это говорит об изначальной низости как автора, так и зрителей.
Характерной особенностью этих пьес является афористичность текста - пожалуй, единственное их достоинство. Свои сентенции Кир обличает в краткую и емкую, иногда рифмованную форму, используя как материал пословиц, так и свои собственные мысли. Поскольку творчество его достаточно обширно – то среди его высказываний действительно можно найти и такие, которые созвучны сердцу любого человека, не только представителя младших людей, но и нуменорца. Поэтому, как это ни странно, его высказывания пользуются популярностью и среди жителей современного Йозайана, что конечно говорит об их высокой снисходительности и истинной любви ко всем народам и всем культурам этого мира.
Мы не изучаем текстов его пьес (за полной невозможностью ставить такие сюжеты в театрах Нуменора), но приводим отдельные высказывания.
Добьется льстивый, где спасует доблестный,
Еще ни один достойный человек не стал вдруг богатым,
И срам хорош, когда за дело доброе,
Кроткие в большей безопасности, зато они рабствуют,
Лучше внушать зависть, чем жалость
Бойся того, что несет день, ибо это будет отнято
От всякой боли средство есть — терпение.
Жизнь коротка, но в бедах долгой кажется.
Неразумно бояться того, что неизбежно
Любви и смерти избежать невозможно
Сборники этих высказываний широко ходят по колониям, некоторые из них можно найти даже и в Нуменоре. Вы можете сами сравнить эти высказывания, с, например, сборниками высказываний Государя Ар-Гамильзора ("Не бояться трудностей, не бояться смерти", «Пусть нас не трогают, и мы не тронем, а если тронут - мы не останемся в долгу, Враг сам по себе не исчезнет. Меч является важным, но не решающим Главное в нуменорце - сила духа." и проч.)

Примечания на полях другой рукой на полях:
Специфическая особенность колониального юмора - это его трагизм. Этот способ осмысления реальности почти невозможен (или ранее был невозможен) в Нуменоре, однако в колониях, в частности в Умбаре "единство смеха и плача" возведено едва ли не в главный принцип драматургии и по меньшей мере (несколько слов зачеркнуто, видно, что автор искал определение) ...странны мне те, кто не понимает причин тому.
Впрочем, сейчас мы видим все возрастающую популярность [Сира]. Если его пьесы и не ставятся на всех площадях, то сборник афоризмов из его произведений продается во всех лавках. И если в колониях по прежнему все больше цитируют его высказывания относящиеся к любви или к совести, то сейчас, у нас - широко цитируется то, что относится к смерти и боли.
Блажен, кто умрет прежде, чем сам позовет смерть.
Человек умирает столько раз, сколько раз теряет близких
Больше всего бойся того, кто не боится умереть.
Боль исчезает, когда доходит до своего предела. [на полях диковатым почерком – «Нет!»]
Хороша смерть для человека, когда она гасит зло в его жизни.
Хороша смерть для человека, когда она прекращает несчастия в его жизни.
Счастлив умирающий до того, как призвал смерть.
Когда вся жизнь - страх, смерть прекрасна.
Плохо живут те, кто думают, что будут жить всегда.
Нигде мы, люди, не умираем лучше, чем там, где мы хорошо жили.
Большое утешение - погибнуть вместе со всей вселенной.

15. Тар -Палантир - повылезало все, в литературе при этом - скорее ангст, ужастики, щекотание нервов, попытки писать в старых жанрах, но уже густой постмодернизм. По литературе видно, что ментальности капец.

Современная литература, господа, характеризуется прежде всего свободой самовыражения. Над творцами не довлеют более никакие цензурные требования - можно прорабатывать любые сюжеты любыми языковым средствами. Не мне судить, пошло ли это на пользу, расскажу вам кратко об основных тенденциях.
Разумеется, многие авторы стараются возрождать старые жанры - например, новую жизнь начала арменелосская строфа. Но если вы сравните любую современную строфу с любой классической, вы увидите, что формальные требования довольно размыты, например, Марах из Логд Даэр называет арменелосскими строфами стихи, вовсе и нарочито лишенные аллитераций на концах строк, указания на времена года заменяют на указания на эпохи или даже имена валар. Я не буду спорить о качестве его стихов, хотя на мой вкус ни упоминание валар ни отдельные квенийские слова не делают стихи "эльфийскими", укажу лишь, что в сравнении с традиционными формами, Марах - модернист. Впрочем, его популярность среди молодежи, особенно колониальной, говорит о том, что это востребовано. Устаревшие формы сменяются новыми, самый его язык, наполненный как заимствованиями из колониальных диалектов или эльфийских языков, так и неологизмами является новым способом говорить с читателем - и со всем миром. Марах многословен - и этим вызывает неприятие у многих любителей твердых и лаконичных жанров, но видимо, только таким способом и можно выразить глубину и разнообразие внутреннего мира. Его мировоззрение трагично и словно соткано из противоречий, но противоречия его не пугают. Выразительным средством Мараха является не какое-то конкретное стихотворение - но вся их совокупность, во всей их и тематической, языковой и жанровой противоречивости. Проще говоря - или вы любите его творчество и принимаете его целиком - или не принимаете.

16. Ар-Фаразон - логическое продолжение, язык жрет сам себя.

Известный думаю многим из вас цикл "Приключения Алдариона в царстве смерти". Это развлекательная литература, но ей не откажешь в здоровом начале: в романах этого цикла Алдарион после смерти попадает в Аман и после ряда сражений (первое из которых - с Мандосом, олицетворяющим смерть), завоевывает его, строит великий флот и с триумфом возвращается в Нуменор, неся с собой бессмертие и процветание. Есть произведения с аналогичными сюжетами, написанными в подражание - там в Аман попадают персонажи из наших времен. Интерес представляет собой "Сказание о посмертных странствованиях Тар-Палантира" - это пожалуй, единственное произведение этого жанра, которое не исчерпывается подробным описанием сражений и вооружения, а претендует на некоторое философское осмысление. Попавший в Аман Тар-Палантир сначала очарован величием Тириона и готов преклонить колени перед валар, но под влиянием здравомыслящих товарище быстро прозревает и берет в руки оружие.

Оценивать современную поэзию я не буду. Дело в том, то взгляд современника не объективен - думаю, только лет через двести-триста - по тому, что сохранится, будет перечитываться, мы сможем наконец сказать, что именно представляла собой нуменорская поэзия времен Ар-Фаразона. Пока можно назвать несколько знаковых... даже не столько авторов, сколько направлений.

Можно остановится, например, на творчестве популярного в Роменне поэта Дагнира по прозвищу Капелька. Его цикл «Венец Роменне» представляет собой образцы городской пейзажной лирики. Лирический герой пишет только о городе, воспевает только его – люди упоминаются у него лишь вскользь как детали городского пейзажа, и, кажется, только сама Роменна является одушевленной. Автор может бесконечно описывать свои любимые места: парк, рынок, порт, оттенки камня на набережной или цветов и мхов на прибрежных камнях. При этом его творчество нельзя назвать позитивным – тема города почти всегда сопряжена у него с темой смерти.
Tags: Нуменор, Профессор, ролевые игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments