Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Алексей Петрович как скажет...

Внезапно этот его ответ прошел мимо меня.
Дело Юрасова (прапорщик квартирмейстерской части, приняли больного уже после известий о смерти Александра 1, после чего он заболел еще сильней буквально в тот же день). Начало апреля, опрашивают всех по списку (Крюковых, Пестеля, Юшневского, Ивашева, Вольфа...). В итоге поручик попадает под надзор - и в общем-то все, он болен был, что с него взять.
Ответ Юшневского
(...прапорщик Юрасов принадлежал ли к тайному обществу, когда, где и кем именно принят и т.д.)
Дабы показать о сем с достоверностию, надлежит знать, кто именно его принял, но как мне сие неизвестно, то и не могу сказать о сем положительно. Князь же Барятинский, по всегдашнему его обращению к офицерам квартирмействерской части, имеет о сем сведение, как начальник тамошней управы. Могу, однако же, с довольною достоверностию заключить, что он был уже принят и что не сие ли было причиною помешательства в уме, в каковом он находился.

6 апреля у Юшневского плохой день. Это вопрос про Горленко, вот этот вопрос про Юрасова, а еще это вопрос про то, брат ли Семнен принял Рынкевича - и в общем, понятно, что Юшневский трижды, в каждом своем ответе этого дня ссылается на Барятинского...

Но вот этот хитро завернутый пассаж "он был уже принят и что не сие ли было причиною помешательства в уме, в каковом он находился" мне тоже страшно нравится, про тайное общество как причину помешательства. То ли пытался защитить, но перепутал причину со следствием, то ли вот что хотел сказать - то и сказал.

... Хороший 19 том, информативный, как я это пропустила-то?
Tags: Юшневские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments