Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Москва. Начало января 1826 года и начало января 1827 года

В письмах московского почтмейстера Александра Булкакова.

[Через сколько-то дней я вытащу из него наконец ВСЕ, что он пишет о восстании. Проблема прекрасного трехтомника переписки Булгаковых в том, что он вообще лишен комментариев (ну кроме старых, бартеневских) и указателей - вообще. Там огромная масса подробностей, слухов, сплетен, описаний - но блин, вот у меня рука не поднимается запостить из него большой кусок с кучей персоналий вообще никак не отокомментировав (а это задача не для 1-го января:)). Поэтому большой кусок с комментариями будет через пару дней, а сейчас просто два отрывочка, разделенных годом.]

Александр Булгаков, 2 января 1826 года, Москва. Пишет брату Константину в Питер.

... давно знал о Муравьеве, то есть, что он взят. Сын Чернышева меня удивляет. С его именем, состоянием, он всегда мог надеяться играть роль при законном своем государе; чего же хотел он? Бунтовать — дело бродяг, все выигрывающих и ничего не теряющих от беспорядков. Такие люди могут думать, что сделают свою фортуну, как Ней, Даву, Массена и проч., и то пустяки: Россия не Франция. Я все твержу: надобно наказывать. Здесь взяли многих; но надобно прибавить, для славы Москвы, что все почти иногородние, приезжие. Я вчера княгиню Елену Васильевну нашел в слезах: Толстой, ее племянник, посланный в Петербург, там арестован, а здесь — его брат, мальчишка восемнадцати лет. Того, признаться, я никогда не любил и не знаю, откуда ты нашел у него приятную фигуру. Я старался утешить княгиню тем, что это неправда, или невероятно; все свое красноречие истощил, но она в отчаянии и слышала от Обрескова [тогдашнего полицмейстера в Москве], а этому охота сказывать такие новости: ужасный болтун! Жалка наша полиция: пора посадить людей, как Брокер; у этого — смотри, как бы пошло. Он мастер этого дела, а уж бескорыстие и честность такие, что редко подобного найдешь; я вижу это ясно по делам его с графом. Всякий другой, прослыв даже честнейшим человеком, имел бы фортуну. Смело скажу, что он графу всыпал миллион и более в карман, а сам копейкой не попользовался, кроме квартиры, дров и подобных выгод.
Я восхищаюсь тем, что ты пишешь о государе. И здесь рассказывают многие черты в его славу. Поверь мне, что сие кровавое, несчастное начало и испытание обратятся в великую пользу государя и России. Дай-то только Бог, чтобы он окружил себя не льстецами, а людьми, пользующимися общим мнением и уважением. По-моему, государю одно только и нужно: уметь людей выбирать. Как не быть у нас умницам и патриотам в пятидесяти миллионах русских!


[Вот вы понимаете масштабы? Хорошая книжка - но в ней ни одна персоналия не откомментирована:) Брокера этого я не схожду сама нашла - это московский полицместер такой был]


3 января 1827 года
Был я у графини Чернышеквой. Она разрыдалась, увидев меня. Жаль несчастную эту мать! Маравьева страшна точно тень. Вчера должна была уехать в ссылку произвольную.

[Это Александра Григорьевна ровно 190 лет назад]
Tags: декабристы, рассказы бабушки
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments