Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Блистательная Кибитка, Вескон, 24.02.17, отзыв. (извините, по техническим причинам удален\восстанов)

Честно - я вообще не понимаю, как писать отзыв, потому что если писать "как есть", то это будут в основном восторженные излияния на тему: "Ага, это тот самый спектакль, и я знаю этих актеров и я знаю историю этого театра и этого спектакля". А с другой - я много могу сказать на тему "упс, я придумала так, а они сделали эдак", но это тож как-то не для отзыва.
Поэтому попробую все-таки чисто зрительский. Ну попробую. Для начала - операторский.



Эйлинель. На этой полке или на той?


Эйлинель. Надо замесить тесто.


Эйлинель. Я просто хочу, чтобы он вернулся.

Эйлинель своей первой сценой задает тон, дает смыслы всему спектаклю. Бессильный призрак, да, отнято все - в итоге просто ничего, кроме любви, не осталось, все остальное слетело. Любовь в человеческой природе, и она сильна как смерть, и она сильнее смерти, только она и остается, а Саурон ничего с этим поделать не может, потому что знает только о боли.
(И она все равно живая, сделать настолько живой и эмоциональный призрак и при этом отчетливо призрак - это уметь надо. Вообще сцена вышла ровно настолько жуткая насколько и должно - да, тут есть память о смерти, и этот бесконечный ветер с запада и ветер с юга, и невозможность уйти, пока живой не открыл тебе дверь. Но есть и финальное "Я люблю тебя" - она его увидела, она его любит, это ее дверь и ее выход.


Горлим. Беги, я найду тебя!

В спектакле невероятно красивый и осмысленный свет, дающий внятную графическую картинку. Это хочется рисовать. Это страшно - вот эта сеть, эти люди, опутанные сетью, эта врезающаяся в сознание черно-белая картинка с бликами и игрой теней. И снять это толком невозможно - нужна профессиональная камера, которая будет фокусироваться на сети или на лице человека по желанию... И очень важная сцена между Горлимом и Береном - ее камера не берет вообще, темно. А там Горлим, который шатается от потоков воздуха, потому что он призрак, там стремительно взрослеющий Берен... а камера не берет:{
Она еще внезапно очень важного не взяла - самого финала сцены Горлим-Саурон. На камере - затемнение, крик - и все. Ну как-то Саурон его убил, да?
Вживую - это вообще вышел из самых жутких моментов. Блин, я знаю, что там происходит, в этом затемнении, техническое там происходит - стягивают сеть и уступают место актерам следующей сцены.
...Саурон его по ходу просто загрыз. Возможно даже и не превращаясь в волколака, прямо так, выглядела и слышалась эта возня ровно так. Надоело играться с приблудами в виде сети - добился своего и просто клацнул зубам по горлу. Чудовищно страшно было. Конечно, он местами паук, у него и кольцо с пауком... И силы он высасывает вполне по-паучьи - с этого и начинается же. Проходит мимо Горлима, туда-сюда - и тот обмякает и повисает вообще без сил, при том, что за сеть еще дергать и не начинали, просто присуствия рядом хватило.

Вот он, просто мимо прошел...

(Вообще все самое страшное Саурон отлично делает и без физической боли. Там зачетный финал - вбросил инфу и отвернулся, все человек дальше все сам додумает и сделает сам с собой. Нет, не будь тут столько боли - Горлим сдался бы не так быстро, она просто еще туманит разум и держаться-то действительно больше нечем. Но будь там просто боль - еще долго держался, и уходил в свой бред и свои жалобы, и говорил о Сауроне в третьем лице, потому что разговаривает Горлим не с _этим_. Очень много надо, чтоб он наконец обратился именно к палачу.

Саурон. Свет и жизнь в моих руках.

Там еще интересно со страхом вышло - блин, этот Горлим ведь еще и не боится. То есть тело-то - боится, ну да, он отшатывается, когда надо, и когда орков слушает, прикидывая на себя, как не испугаться? там это есть. Но это страх, который не нарушает его цельности, который ничего не меняет в основном - пока речь не заходит о жене, он _этого_ господином своей жизни и смерти не признает. Горлим вышел не о поврежденности человеческой природы - а о ее цельности. Можно разбить и сокрушить, можно добиться чего угодно - но он останется цельным.

Вот он так на него смотрит.


Горлим. Она здесь?!

Вообще персональный жутик - сцена с орками, которую слушает Горлим. Ыы, этого я тоже не писала, но оно получилось совершенно логично и правильно - вот "идет Господин", вот он - приходит, и Горлим все это время на сцене. Но если о том, что там будет происходить с ним и Сауроном я некоторое понятие имела, то вот об этом, о том, как все эти орочьи телеги (а ля Оруэлл местами) будут непосредственно в Горлима, как он будет думать, а не отгрызть ли себе руку, как он будет реагировать на людей, заключивших когда-то договор с Морготом - вот это оказалось новостью... Как внимательно он будет смотреть на орков, слушать, и примеривать на себя. Ы.)
{И прекасная традция юго-запада детектед: говорит один персонаж, а смотреть надо на другого).

Орк. Хозяин-то повыбьет из тебя дурь.


Орк. Потому что они когда-то в верности Самому клялись.
Горлим _очень_ внимательно это слушает.

А призрак из него выходит гораздо более мертвый, чем из жены...Но тут понятно, он при жизни до дна исчерпался, он пошатывается от ветра, потому что от него вообще не осталось ничего - кроме опять-таки любви. И - знания о том, что мертвые уходят в свет. Это там самый потрясающий момент во всем диалоге - как именно Горлим говорит об ушедших мертвых. С каким убеждением о том, что там свет и боли больше нет. Это еще и внезапно то что он - исчерпанный до конца - может отдать Берену - вот этот ответ, что уходят они - в свет.
(И Берен в этой сцене тоже совершенно прекрасный. Еще младший, еще мальчик - рывком взрослеющий до ключевого "на войне ничего нельзя сделать без любви". Кано еще шикарно сделал - тут же можно пафоса нагнать, текст позволяет, и в принципе - лег бы и пафос. А он сделал - предельно просто и чисто, респекты же.

Берен.

Последняя сцена. Тут вот - коллеги, можно я чуть поворчу? понятно, что это во многом сцена на расслабится и на поимпровизировать, но - вы королевский театр или где? "из горлА" понимаешь... и еще то-то там проскользнуло, отслежу по записи, чисто лексически совсем неуместное..{"для компенсации":) . Нет, это не ролевики после игры, это актеры арменелосского театра, вы еще в ролях все, не надо там такого пожизняка, нужно более четко задавать - спектакль еще продолжается, мы еще не "по жизни".

Салбатор. В конце концов это было неплохо... для последнего спектакля.

Вообще сцена вышла более политической, чем философской - ну ок, так значит так, она дает актуальность - это не абстрактная история про древних героев, это история про здесь и сейчас. И тут абсолютно прекрасный Сули-Гилдор, ы! Создал настолько яркого персонажа с настолько внятным отношением к происходящему за коротенькую сцену. Это вот ровно то, что надо - по финальной сцене совершенно понятно, что и зачем он делал в предыдущей: это его война. Показать, каков Первый Советник на самом деле - вот такой он, чистое зло, не обольщайтесь.
И страшно интересно, что с ним будет дальше - потому что вот эти идеи о продолжении того же самого, но уже в частном порядке, и это его "мятежник"... В общем Верный, который играет Саурона получился сокрушительный:)))
И совершенно прекрасная Эйлинель в параллель - которая тоже четко выражает свое отношение к новым временам и тоже четко знает, кто такой этот первый советник. Не знаю, мне тут показалось, что она поддерживает идею завязать с этим спектаклем не потому что постарела и устала, а скорее чтоб молодежь не подставлять больше. Они рисковали-рисковали и по ходу дорисковались, пора переходить на частный порядок, и за Эладана ей страшно - вдруг нарвется, поэтому дальше - как-то по другому.
А от самого Эладана я тут не очень поняла, он-то что? Устал? Тоже собирается переходить на другие методы борьбы? Судя по тому, как старательно они там сеть на пару с Гилдором скручивают и как он на него смотрит в ответ на "Я непобедимый" - вот тут передергивает отчетливо, и вот как-то рефлекторно утирается...

Салбатор. Я сильный, я страшный...

А еще там чисто графически - навылет просто, когда Эйлинель объясняет, что вот, другой зритель, королева Мириэль, и под это обсуждение "а что с нами сделают" - поперек сцены снова встает все та же самая сеть. Вот это и сделают. И как они там вдвоем складывают эту сеть не принимая участия в этом разговоре. И как Горлим кивает на "Мятежник!".

Королева Мириэль придет...


Погодите, ну что с нами сделают?

Да, по ходу вот они вместе и отправятся... куда-нибудь, возможно в Роменну.
В общем в любом случае - получилось несколько не так как задумывала я, и при этом страшно интересно - и хочется придумывать, что и как там будет дальше с этими людьми в грядущие новые времена...




Еще отдельно - про звуковое оформление. Абсолютно прекрасное - финал-то финалом:) - но подобрать адекватную музыку на пыточную сцену и на уход Горлима, такую которая как будто всегда там была - круто! спасибо.

(Поворчать: над дикцией надо работать всем, кроме Змеи и Сули:) Барахира вообще не слышно - а он должен бы веско говорить. И орков местами не слышно и невнятно. Горлим - произносить внятно этот вот текст, когда персонаж еще и задыхается, стонет и дергается - это высший плотаж, блин. Но и там есть куда довести до совершенства:)
Еще мне не очень внятной показался переход от орков к Саурону - как-то они невнятно Господина встречают, хоть бы поклонились. На записи глянула - все равно как-то невнятно, это не я, дура, не увидела.
И текст... не забывать - хрен с ним, это нереально:) - а вот не заминаться, забыв - этот навык неплохо бы отрабатывать:)

Но это мелкие придирки зрителя, который хочет, чтоб все было совершенным. В целом же - да, это один из самых сильных спектаклей "Кибитки": красивый и продуманный в плане звука и света, цельный, очень сильный, осмысленный и страшный, многоплановый и живой. Это одни из лучших ролей Змеи, Фреда и Сули. И Кано, какой Берен, а?:)
Я хочу еще.
Tags: Блистательная Кибитка, Профессор, театр
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments