Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Как мы дошли до жизни такой? Спиридов и Якушкин

Потому что внезапно в качестве основной причины вольнодумия наблюдения за крепостным правом называют именно они. Такой страстной речи, как у Спиридова, вообще больше ни у кого: невнятно кается в начале и конце телеги, а по середине как прорывает. И да, чувствуется крепкий сельскохозяйственный ум, понятно почему потом картошку разводил - и она у него удалась, хватка вполне крестьянская.
Но сначала И.Д. Якушкин, он кратенький:

Я ни как не припомню, чтобы кто нибудь имянно, или чтение каких-нибудь книг исключительно, возбудили во мне свободный образ мыслей.
Пребывание во время похода за границей вероятно в первый раз обратило внимание мое на состав общественный в России и заставило видеть в нем недостатки. По возвращении из-за границы Крепостное состояние людей представилось мне, как единственная преграда сближению всех сословий и вместе с сим общественному образованию в России. — Пребывание некотораго времяни в Губерниях и частныя наблюдения отношений помещиков с крестьянами более и более утвердили меня в сем мнении. — В первом показании моем Высочайше учрежденному Комитету я объявил каким образом я был один из первых которые согласились учредить тайное общество. — Я не смею сказать чтобы сообщество или внушения кого нибудь имянно, гораздо вероятнее молодость, необузданная пылкость нрава, страсти и вместе с сим ощущаемый какой то избыток жизни, заставляли меня забывать все обязанности и предаваться нелепому и преступному негодованию на Правительство.

И М. Спиридов по катом:

Здесь должен я изъяснить с полным чистосердечием, с открытою откровенностью не о делах, или действиях, но о тайных, сердечных, сокровенных помышлениях, которые ни кто больше, как Несозданный, Создавший все видит во всех во всем их обнажении; и так призвав его помощь излию Высочайше учрежденному комитету всю правду: не смею роптать ни на кого, чтобы кто мне внушал, или внушил волнодумческия и Либеральные мысли; не смею сказать чтобы Бестужев или Муравьев или иной кто родил их во мне, ибо я не знав о Конституции и совершенно ни о чем, говорил прежде о составлении Законов в одно целое, о некоторой свободе Крестьян, о улучшении Салдатцкакого быту; следовательно уже корень сих мыслей был прежде моего с ними сообщества; но к величайшему моему бедствию они умели сделать так сказать прививку порочную, преступную: - нет, ни кто их не внушал; - безпрестанное чтение различных книг дало семя тому порочному корню, - далее должен по всей истинне сказать, наблюдение в нижних частях правительства то есть в перьвых судах судопроизводства, состояние крестьян в принадлежности Крепостном и обращение осмелюсь доложить некоторых с Салдатами, дало повод пре вратному уму какой только имею чрез семя книг судить о вещах в ошибочном виде; - вот что вгнездило непозволительныя мнения; наступил ужасной час судеб Божиих; час ниспосланный благостию его для погибели моей за многии и разные пороки и грехи и соделал меня преступным злодеем. – Служа большею частью в Армии, квартируя в домах у самих Крестьян признаюсь: входя в подробной разбор их положения, видя обращение с ними их Господ часто я ужасался и виноват причину сему находил в принадлежности их; в Малороссии видил в одной и тойже деревне казеннаго жителя изобилующего во всем, а Господскаго томящегося в бедности; потом сделал переход в Житомирскую Губернию, более был приведен в скорбь общею бедностию поселян; - видил там, что продородная сия Губерния отдает дань одним владельцам, видил неусыпную деятельсть хлебопашца, плоды которой служили к обогощению их Панов, видил неизчислимые богатства хлеба на токах их, а у поселян к окончанию года недоставало ни зерном ни печеным, не токмо для продажи но даже и для пропитания; повсеместная дешевизность далеко чтоб служила им в пользу, ибо непременное принуждение покупать всего необходимаго в домоводстве в Корчмах у Евреев ввергала их в бедную нищету. – Сознаюсь мое сердце содрогалось, жалея их. – Различные проволочки по судам, продолжительные затяжные тяжбы, много различные и разнообразные формы ведению дел казалось мне служат к ненасытному, алчному корыстолюбию и наконец, некоторых начальствующих частьми салдат строгия не померныя взыскания осмелюсь сказать происходящиии от собственнаго произвола, как бы не были малы чином, казалось мне, что быт Салдата требует некотораго улучшения и телесное наказание ограничения; - все сие укореняло во мне мысли по самой справедливости непозволительные, но не производили никаких Республиканских идей, ибо смею без укоризны совести сказать, что я никогда не желал, никогда не имел даже в помышлении какого злодейства, или сильнаго переворота в Отечестве, и не токмо, не распространял и не поселял чего либо ужаснаго, но даже в суждениях своих ни когда не произносил о какой либо перемене; признаюся, что во время чтения делывал я выписки, переводы и излагал иногда собственные замечания на бумагу; но не только чтобы давать читать другим, но еще всячески сохранял в сокровенности, должен сознаться со всем простосердечием я желал улучшения, исправления некоторых частей Правительства, таким образом укоренялись мысли вольныя, не позволительные. – Заключу, сие точное признание душевных помышлений, что я не старался оное приносить в свое оправдание, - для меня его нет. – Кто дерзнул единожды в жизни соделаться злодеем, каким бы то образом не было, кто единожды увлечен быть сообщником не токмо стремящихся к Цареубийству, но к всякому истреблению себе подобнаго, тот без оправдания.
Tags: #декабристы, декабристы, следственные дела декабристов
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments