Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Змею - с днем!

С прозаическими словами у меня нынче худо. А вот я подберу все из стихов, что ей посвящено - выходит немало, и внезапно много театрального, так что помимо всяческих пожеланий счастья и здоровья - еще и пожелание разных хороших интересных ролей:)

Посвящения Одной Змее





Историк.

1
На листе - государственная печать.
Это подлинник. Не факсимиль, не липа.
Вон песчинка на слове "четвертовать"-
Приговор посыпали песком. Налипло.

Там, где кровью помост протекал - продмаг.
Сувенирная лавка чуть-чуть поодаль.
Ты, пожалуй, не против бы был, чтоб - так,
Умирал за свободу? Ну вот, свобода.

Это - милость: на месте той крови - смех,
И брелки, и магниты, и дождь по крыше.
...В равелине - музей. Только он про тех,
Кто был позже на стопятьдесят - и выжил.

Про тебя не помнят. И лишь один
Гражданин стоит, отпустив машину,
Смотрит пристально прямо на равелин.
Вероятно - историк. Ему - по чину

Так стоять, ловя этот дождь как нить,
А вдыхать - железистый запах ада.
Не пугать прохожих. Лицо закрыть.
Вероятно - историк. Ему - так надо.

Чтобы дождь по сердцу, чтоб в уши - крик,
Чтобы как на себе - не топор, так плети...
...Что-то пишет в блокноте, трезвея вмиг.
Вероятно историк, и счастлив этим.

2
"...Я мечтаю о том, что (неясно) возможен покой
После лет этих страшных пытаюсь закончить наброски..."
Адресат - неразобрано. Профиль - возможно мужской,
Но возможно и женский, поскольку не видно прически.

"Искупить невозможно, и это, наверное, смерть,
Я пишу тебе снова, но почта не ходит за Лету..."
Датировка условна, похоже, что первая треть,
черновик между списком гостей и хозяйственной сметой.

"Я боялся когда-то, но - хватит. Теперь я готов,
Ты ведь встретишь, я знаю, и больше бояться не буду.."
От усадьбы осталась аллея и пара прудов,
Говорят тут грибные места и малина повсюду.

"Я иду налегке, я к тебе. Неразрывная связь,
Это казнь ежедневная - рана, и крест, и награда..."
Все печати осыпались, строчка в конце - расплылась.
Адресат это точно прочел.
А тебе и не надо.

3
в памяти вещи целы
скрыты навек от зла
все поезда как стрелы
каждая жизнь - стрела

снег на могильных плитах
слякоть и неуют
каждая жизнь разбита
каждую - соберут


Эскориал. Монах.


Поймите, Ваше Величество: колокола, как птицы -
Серебряный звон на Пасху, тяжелый медный - постом.
С колоколами можно вздохнуть, в пустыне воды напиться,
Не пробивайте бока мечте - ведь будет хуже потом.

Ведь только звоном и песней их от бесов земля закрыта,
Ведь только так тут можно дышать, ладонями звон ловя.
Вы знаете сами, тут ходит смерть, и смертным нужна защита
От бездны которая в нас, внутри, сосет пострашней червя,

От грязи, которая в нас, внутри, и сердце черно от пятен,
Корежится хрупкий состав души, шатается весь каркас.
...Верните голос колоколам. Я знаю, что вам - невнятен,
Но вы осмельтесь поверить, что он все же спасет - и вас.


Лист работы Ниггля
1
Под руками цветные пятна - пастель, акрил.
Осень сходит на лес и празднует перемену.
...Он когда-то, к примеру, предал, кого любил.
Он когда-то промазал мимо, влетел как в стену.

Он рисует лист, и дерево, и туман,
Запах гнили и тлена, пепел, сухие пятна,
Кривоватые контуры разных нездешних стран,
И уже не хочет вернуться туда - обратно,

Налегке, без этюдника, вырваться! сделать все
Наконец-то как надо, вылечить эту рану!
...Из тумана и сини осеннее колесо
Разгорается красным и медленно катит прямо.

Накрывает собою березы, траву, овраг.
После клены, и вязы, и в небе стоит как в храме.
...Пальцы тряпочкой трет, улыбается как дурак,
Пока осень проводит руками по вскрытой ране.

Пока слезы под ветром стынут, блестя как лед,
Пока так понятно, насколько же это мало...
Так не легче, совсем не легче, однако вот -
Снова можно за кисть, думать о листьях палых.

2
Старый алхимик сидит за столом. Перо не скрипит по бумаге – увы, иссяк.
Выкипел весь раствор, реторт не отмыть. Провал.
Думаете – легко? всю жизнь золото из дерьма? Думает всяк –
Легко, за такие деньги-то, сам бы гнал

Если б хоть что-то имел в себе, если б умел... Алхимик рвет календарь
С живописью современной в клочки - лишь бы что-то рвать, не сойти с ума.
Тянет носом - откуда-то из заката осеннего гарь
Летит, видно листья жгут, видно скоро уже - зима.

Ан нет, вовсе не листья - глядит в решетчатое окно: там горит музей
Живописи - ну туда ей и путь, в дым, в пепел среди камней.
Кому нужны все эти портреты былых красавиц в окруженьи родных полей,
Кому вот нужен, к примеру, вот этот лист? Ни тебе, ни мне.

Корчится маленький холст в огне, клочки современной живописи - под стол,
Колокол задыхается - к мессе пора, но зачем, не идет народ...
Новый священник служит спиной к пустоте. Тут только он - и Престол.
А потом оборачивается - и читает проповедь. Ну и что что один? Прочтет.

Может услышат птицы - воробушки под потолком,
Мыши в подвале, сверчок в деревянной кафедре, пара грязных собак.
...Он говорит об отчаянии и еще говорит о том,
Что нельзя ему поддаваться, ну никак, ну никак, никак...

Слушают псы внимательно: хорошо, но поправить стиль,
Не Златоуст ты все-таки. Так что еще трудись,
Даже если слушатели уже пришли, и ангелов полон шпиль.
...А пепел от живописи, серебрясь, улетает ввысь.

3
Где-то в конце января, когда облетевшая мишура
Колко хрустит под ногами, мешаясь с соленым снегом
Нигль начинает картину. Шепчет: "Пора! пора!
Дерево станет светом, станет из тьмы побегом."

...Время с палитры льется на пол цветным ручьем,
Сполохи тополя - прямо в окно золоченым летом.
Жилки листа расходятся тропами. Путешествие - ни при чем.
Он не об этом рисует, правда?
...Да нет - об этом.

...К горлу подходит осень. Кленовый лист полыхает, ал.
Всем - в Путешествие, вон даже птичьи стаям.
Кистью выводит черной: "Не вышло, не смог, не стал.".
Корчится лист на холсте, как в огне пылая.

...Дно ноября. Город качается, движется под водой
Горечью дождь течет, разъедает холст, размывает лица.
Падает лист на дно к этим рыбам. Черный и неживой.
Есть ли ночлежка на дне? да вот же она - Больница.

Тут шелестят под горьким ливнем сотни таких листов,
Дерево облетает, но кажется только выше.
...Где-то уже под утро, внезапно - случается Рождество,
Свист паровоза, и пенье волхвов, и звезда над крышей,

Город под этим светом навек становится чист,
Дерево зеленеет, и листья друг с другом спорят.
...В сущности, форма звезды волхвов - этот тот же лист,
Карта тропинок к приюту, где слышно море.

4
Тюбики, тряпочки в краске, палитра треснула, порван холст,
Охра потрескалась, смыта лазурь, сурик облез, потух,
Весь маскарад облетел на снег, наступает Великий Пост.
Слышишь? колеса уже скрипят.
Молчит, напрягает слух.

Все, что осталось - труха да грязь. Знай свой шесток, сверчок.
Без багажа, налегке иди, подан твой экипаж.
Падает на пол этюдник.
Он подергивает плечом,
И разворачивается во тьму - где ожидает Страж.

Комната враз пустеет. Кругом разруха, бардак, разгром.
...Это мазню в музей? Помилуйте, Мастер, ей печь топить!
Крыши латать - и то не сгодится, весь дом ожидает слом,
Вот через пару дней и займемся - как дождь перестанет лить.

Струи дождя ледяные, тяжко ложатся на ветки, ломают плоть
Яблонь и тополей.
Что с тобой будет, сад?
...Думаешь этот был нужен, и тоже любит его Господь?
...Думаю нужен, и больше чем мы стократ.

Двое идут по саду мертвому, длят свой спор.
Небо в клубящейся пелене, но над ней - Звезда.
...Думаешь, мы тоже увидим тот очерк далеких гор?
....Думаю, что увидим, лишь бы дойти туда.

...Слушай художник маленький, листик, сверчок, мазок,
Слушай таких же нищих, слушай, готовь приют.
Ради холстов и листьев своих, открой нам, как выйдет срок.
Ради Того, Кто выше тебя -
Открой, не оставь нас тут.


К Офелии
(Ну в смысле к Офелии, которую играет Змея:)

Так - только над победой плачут трубы,
Так - только в небо. Наконец - домой.
...Что Дания тебе, и что Гекуба,
Маразмов чтец и блогер записной?

"Быть иль не быть?" Опомнись, Бог с тобою,
С Россией, с Римом, с Данией-тюрьмою,
Над чем ты плачешь ночью во дворе
Где старые скрипучие качели,
Где серый кот плетется еле-еле,
И где в июле - словно в ноябре?

А вот же - над Офелией. Объяли
Вас воды - до предела пустоты.
Ты плачешь - и колышутся кусты,
Скамейка - в тополином покрывале,
И все со всем едино, и едва ли
Ты знаешь - где она сейчас, где - ты.
Tags: стихи
Subscribe

Posts from This Journal “стихи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments