Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария. 1. 23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород

Попытаюсь начать это уже выкладывать полностью с комментарием, пусть уж будет в сети. А то помру - кто ж выложит-то?:)

Курсивом французский

"Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 1-6

[Мария Казимировна - Семену Петровичу1.]

23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород.

Любезный и Милый Брат, Семен Петрович!
18-го числа выехала я из Москвы в Сибирь и никак не успела написать к Тебе, мой друг.- Недели две пред моим отъездом я провела в большом беспокойстве: из кареты в карету переседала, так что у меня назначены были часы, в котором должно было прислать 2. и куды. Я желала как можно поспешить с моим отъездом, а между тем в Москве почти со всею знатью познакомилась. Любезный Семен Петрович! дни, проведенные в сем городе, никогда не будут забвенны в моей жизни: Я столько ласк и благодеяний получила в Москве, что без слез благодарности не могу вспомнить. Ты знаешь все мои способы, с какими я выехала из Тульчина, и знаешь тоже, что я последнюю шубу и ложки серебряные продала, чтобы мне доехать в Москву. Я еду теперь в Сибирь, имея все, что только мне нужно. Даже все искуплено для хозяйственного заведения, как то: посуда и прочее. Брату твоему купила все, что только ему необходимо: и сукна везу с собой, и платье летнее здесь ему сшила, сапоги, платки шейные, все, что он может только в чем нуждаться, я ему привезу. Себе сделала, наилучше сказать, дали мне весь гардероб платьев, летних - для дороги, и там носить. Дала мне Катерина Федоровна [Муравьева]3 коляску, за которую заплатила 300 р[ублей] с[еребром] и которая сделана на заказ лучшим мастером в С[анкт]-Петербурге. Одним словом, она меня так проводила в дорогу, что если бы я была ее дочь любимая, она не могла бы больше входить во все подробности и во все мои надобности. Человека я имею с собой очень хорошего с женою, которому плачу 200 р[ублей] с[еребром] в год. Оба они очень добрые и верные люди, которые, наверное, сберегут и меня и все мое имущество в дороге. Человек сей дан мне княгинею Шаховской в услужение, т. е. отпущен ко мне в услужение. Человека сего и его жену она очень хвалила и с трудом с ним рассталась, но сделала сие пожертвование для женщины, которая в такой дальний путь идет . Вот, мой друг, невесты! Что за милые княжны, какие прекрасные собою, какие добрые, милые и как воспитаны 4. Дай Бог тебе такую невесту: тогда бы ты с своим добрым сердцем много делал добра ближним. Если ты будешь когда-нибудь в Москве и увидишь графиню Потемкину 5, вспомни ей обо мне: как она будет довольна, чтобы говорить с тобою обо мне. Я ей обещала, что когда ты будешь в Москве, то непременно у нее будешь, чтобы изъявить ей всю мою благодарность за все ее дружеские ласки, оказанные мне. Нарышкину, Шереметеву 6, княгиню Голицыну, урожденную Нарышкину, Авдотью Михайловну7- всех сих дам обожаю на всю мою жизнь. Как бы я желала, чтобы ты теперь увидал мой альбом! Друг мой любезный, Семен Петрович! Я столько была счастлива в Москве, что никогда еще в моей жизни: нигде меня столько не ласкали и не любили. Бог чудеса показал надо мной, очевидно! Представь только себе, что я без гроша приехала в Москву и нуждаясь во всем, и в так короткое время и с такими выгодами проводили меня из Москвы в такой путь! Чудеса Бог показал надо мною! Они все сами говорили: "Очевидно, Бог помогает тебе и благословит путь твой". Ты знаешь, что мне M-me Posnikoff 8 только и дала, что четыре тысячи рублей и то в счет процентов Сониной суммы. Можешь судить, что бы я могла сделать, если бы я грош из сих денег издержала, а экипажа никак бы не была в состоянии купить, и человеку 200 р[ублей] с[еребром] заплатить в год.... Я бы с обозом непременно отправилась, если бы Бог не послал мне благодетелей.... Ты видишь, любезный брат, Семен Петрович, что еду я со всеми выгодами, дано мне все, что только нужно для тамошнего хозяйства; и одета, и обута, но что я там буду есть, остается о сем подумать тебе несколько. Как скоро получишь письмо сие, постарайся непременно выслать брату твоему, Алексею Петровичу 500 р[ублей] с[еребром]... Я для себя ничего не прошу и никогда не обеспокою тебя моей просьбой никакою. Первая моя и последняя просьба к тебе - выслать мне две дюжины чулок бумажных. Дюжина лучших стоит в Тульчине 25 р[ублей]. Сим одним только и нуждалась. Здесь я никак не могу купить: нельзя достать. Деньги необходимо нужно выслать 500 р[ублей] с[еребром] брату твоему. Оттоль я буду писать к тебе, и будь уверен в честном слове, которое дано тебе теперь, что без самой крайней нужды я не попрошу у тебя для брата твоего ни копейки. Я посвящаю всю жизнь мою для него и, покуда я имею силы, буду стараться доставить ему все выгоды и буду стараться, чтобы он никак не видал сего моего усердия, чтобы его не мучило сие. Будь уверен, что если я даю слово, исполню его во всей точности, и если я однажды скажу себе, что во что бы то ни стало я предпринимаю такую-то обязанность на себя, исполню ее в точности. Друг мой, возврати ты мне дружбу твою: я в полной мере заслужу ее. Всю жизнь посвящу мою для мужа моего, сделаю его спокойным и счастливым, приехав к нему. С твердым и решительным намерением иду к нему, чтоб жить единственно для него, чтобы каждую минуту посвятить жизни моей для него одного. Будь уверен, что приезд мой будет для него облегчением в его мучительном положении и сделает его счастливым. В последнем письме пишет княгиня 9 к Муравьевой Катерине Федоровне, что муж мой весьма в дурном положении только и живет одним воспоминанием обо мне, ожидает меня с таким нетерпением, что они очень боятся о его здоровьи, которое чрезвычайно расстроено; и так печалится поминутно обо мне, что они не знали, что с ним делать. Несколько дней не получил письма от меня, то князь Сергей [Григорьевич Волконский] боялся видеть его отчаяние. Он все говорит: "Что вы не хотите мне сказать: моя жена умерла; не скрывайте от меня сего удара: пусть я знаю мою решительную судьбу; жены моей нету уже на свете? скажите мне, умоляю вас". Все только и говорит и думает, что я верно уже не существую. Так нетерпеливо ожидает меня, что трудно описать его положение. Все, кто только читал письмо сие в Москве ужасно плакали. Княгиня Марья Николаевна заклинает на все на свете Катерину Федоровну употребить все силы, чтобы помочь мне в делах моих, как только я приеду в Москву, и чтобы я скорее выехала. 10 Правда, что Катерина Федоровна ничего не упустила, чтобы ускорить мой отъезд и чтобы проводить меня со всеми выгодами в дорогу. Дай ей Бог здоровья и награди ее Бог, добрую старушку, почтенную! Часы в закладе у почтмейстера Романенки 11 твоего. Ради Бога, сделай дружбу для твоего брата, постарайся выкупить их за 300 р[ублей] с[еребром] - золотые, карманные 12 , а столовые пусть продает Романенко. Ради Бога, если ты только можешь сие сделать для твоего брата, сделай милость, не откажись! По крайней мере, если сего сейчас сделать не можешь, напиши тотчас Романенке, что со временем сделаешь сие. Я сама буду просить его, чтобы удержал он часы сии, это мужа моего любимые. Когда только выкупишь их, тотчас пошли к К[атерине] Ф[едоровне] Муравьевой в Москву: она мне перешлет их в Иркутск, она каждую неделю непременно посылку отправляет детям и невестке. Впрочем, надо только уложить хорошенько, и оттоль послать можно самому тебе. Курительного табаку турецкого я купила здесь, но знаю, что будет недоволен: шафран настоящий. Чем богата, тем и рада: здесь лучшего не могла я достать. Как приеду в Иркутск, напишу тотчас тебе. Пожалуйста, любезный мой Семен Петрович, не оставляй твоей помощи моей матушке . Бог тебя никогда не оставит, если ты будешь добрым для старухи, которая совершенно осталась одна, без призрения и помощи. Дай ей одеяние, какое только ей нужно. Заклинаю тебя на дружбу, которую ты всегда к брату твоему [В оригинале слово пропущено. - прим. Голубовского]. В моей же благодарности не сомневайся никогда: я умею чувствовать, как никто, благодарность и всегда от всего сердца благодарна. Если ты был совершенно ожесточен противу меня, забудь все, возврати мне дружбу твою и возьми мое честное слово, что в полной мере буду достойною твоей братской любви и дружбы. Вспомни иногда прошедшее время, отдай мне справедливость, что я всегда имела доброе сердце. Люби брата твоего Алексея, жалей его и думай о нем часто: он с детства твоего показывал всегда всю нежность братской любви к тебе и дружбы. Сделай милость, вышли 500 р[ублей] с[еребром]: это нужно, необходимо, на первый случай, как туда приеду, чтобы твоего брата не огорчил мой приезд, что не успела приехать и нуждаешься. У меня останется рублей 500 с дороги, а там ты надошли. Потом я уведомлю тебя, как обещала, что без самой крайней нужды не буду у тебя просить. Может, мне Бог даст здоровье и силы, буду работать и доставлю ему все выгоды. Притом же, и там найду благодетелей: Бог милостив! Прости душа моя, друг любезный, Семен Петрович! Прости, мой брат, которого я во всю мою жизнь любить не перестану.
Моли Бога о твоем брате, и обо мне и вспомни иногда твою сестру, Марию Юшневскую.
Забыла сказать, что мне сопутствует нянька, которую посылают для княгини Волконской, Полька13, и дормез для княгини, и я имею два экипажа: коляску и карету.
Узнавши о моем проезде, супруга здешнего губернатора, Екатерина Ивановна Бибикова, приехала ко мне и увозит к себе обедать и письмо сие взялась отправить сама к тебе. Как Бог печется обо мне! Такая ласковая, добрая. Дай Бог ей здоровья! После обеда я с нею пойду к матери Крюковых14.
Екатерина Ивановна Бибикова - родная сестра Апостола Муравьева15. Муж ее здесь губернатором, и оба предобрые, премилые люди. В воскресенье буду, надеюсь, в Казани. Сегодня пятница. - Отдай записку моей матушке и поцелуй ей ручку от меня.
Прощай, мой дорогой Семен, прощай.



ПРИМЕЧАНИЯ

1Семен Петрович Юшневский (1.02.1801 - после 1857) – младший брат А.П. Юшневского, адресат основного корпуса переписки. Учился, как и Алексей Петрович, в Московском университетском пансионе, с 1821 года служит при канцелярии 2 армии, с 1823 года определен на штатную вакансию писца и повышен в чине с 10 до 9 класса. Был членом Южного общества (судя по показаниям – принят П. Пестелем), но реальной деятельностью не занимался. Был арестован в феврале 1826 года, доставлен в Петропавловскую крепость. По итогам следствия просидел после приговора еще месяц в крепости и был отпущен домой под надзор. С этого времени он не служит, проживает в с. Хрустовая, поддерживает переписку с Марией Казимировной до ее возвращения из России (последнее письмо к нему из Архива Юшневских в НИОР датировано 1857 годом )



2По смыслу там отчетливо "приехать", но надо уточнить на оригиналу


3Екатерина Федоровна Муравьева (1771 - 1848), мать декабристов Никиты и Александра Муравьева. Много помогала ссыльным декабристам и хлопотала об облегчении их судьбы. Вот она -

Литография А.А. Васильевского с портрета П.Ф. Соколова. 1827



4Княгиня Елизавета Сергеевна Шаховская, ур. Головина (1764-1831), теща декабриста А.Н. Муравьева. Вот она:

Мать восьмерых дочерей, из которых трое на это момент находятся в Иркутске - Прасковья Михайловна (1788—1835) замужем за декабристом Александром Николаевичем Муравьевым (1792-1863), Варвара Михайловна(1892-1836), влюбленная в декабриста П. Муханова и Екатерина Михайловна (?-1848), поехавшая в Сибирь для помощи сестрам. Дом Муравьевых в Иркутске – еще один центр помощи декабристам, Мария Казимировна будет останавливаться там. В Москве же она общается с младшими княжнами Шаховскими – как минимум, Марфа Михайловна точно не замужем на данный момент.
Подробности о слугах, которых княгиня Шаховская дает Юшневской мы узнаем из одного из доносов авантюриста Романа Медоксова: «С Юшневскою проезжавшие Федор и его жена Елисавета (прозвания не помню) давно уже обратно в России. Они дворовые люди покойной княгини Елисаветы Сергеевны Шаховской, тещи А.Н. Муравьева, взяты Юшневскою в Москве по реко-мендации К.Ф. Муравьевой» (С. Я. Штрайх. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста., М. Военное издательство, 2000)


5Елизавета Петровна Потемкина, ур. Трубецкая, сестра декабриста С.П. Трубецкого. Вот она:


6 Н. Н. Шереметева, урожденной Тютчева, теща декабриста И. Д. Якушкина. Тоже много помогала декабристам, например, проехавшая мимо Москвы почти одновременно с Юшневской А. Розен пишет: "Добрая Надежда Николаевна меня поддерживала" (http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/rozen.htm). Вот она:


7Княгиня Евдокия Михайловна Голицына (ур. Нарышкина) 1790-1863), сестра декабриста Михаила Михаиловича Нарышкина (1798-1863). (Между прочим Маргарита Тучкова, основательница Спасо-Бородинского монастыря – еще одна ее сестра.)


8Мария Ивановна Посникова (Архарова) (1784-1834), дочь знаменитого московского военного губернатора И. Архарова, замужем за сенатором Захаром Николаевичем Посниковым (1765-1833), по восп. В.А. Соллогуба «отличалась необыкновенно плоским и широким лицом, большою живостью, и классическою начитанностью». Постникова должна Юшневским какую-то сумму, дело довольно запутанное, выплачивает она как-то частично и нерегулярно. По крайней мере часть идет в итоге лично Марии Казимировне с дочерью – «Сонина сумма», Семен Юшневский приезжает в 1829 году в Москву за этим делом, но судя по дальнейшей переписке денежные дела тянутся минимум до 1831 года


9 Княгиня Мария Николаевна Волконская (1805 —1863) – жена декабриста князя Сергея Григорьевича Волконского, последовала за ним в Сибирь одна из первых. Огромная часть переписки декабристов велась именно через нее – самим декабристам было запрещено писать. За Алексея Петровича Юшневского к его жене писала она.


10На протяжении 1828-29 гг. Алексей Петрович всегда передает с М. Волконской жене просьбы повременить, спокойно закончить дела и только потом ехать, но его состояние уже летом 1829 года вызывает беспокойство у С. Волконского – настолько, что Мария Николаевна периодически упоминает об этом, например, в письмах к Вере Муравьевой: «Алексей Петрович весьма тронут тем, как быстро вы передали мое письмо Мари Казимировне. Только бы она смогла как можно скорее кончить свои дела и приехать к нам, хотя муж и просит передать ей, чтобы она отложила свой отъезд до будущей зимы. Я бы очень хотела, чтобы она несколько поторопилась из-за того, что говорит мне Сергей о состоянии Алексея Петровича» (22 июня 1829 года, Чита). А.З. Муравьев. Письма. Иркутск, 2010, серия «Полярная звезда»).


11Почтмейстер Филипп Прохорович Романенко просматривается на тульчинской почте в адрес-календарях с 1806 по 1833 год.


12В фонде Следственного комитета, в «Деле о деньгах и вещах, принадлежавших арестованным лицам» в описи вещей А.П. Юшневского упоминаются «золотые англинские часы с репетицией №22626 мастера Norton" (опубл. в ВД 23, с. 304), скорее всего речь идет именно о них.


13 Скорее всего это помещица Могилевской губернии, Климовецкого повета Татьяна Андреевна Богуцкая, которая приехала к Волконским в услужение в 1830 году и пробыла с ними до осени 1831 года. Она также фигурирует в доносах Медокса – он пишет о том, что с ней к декабристов прибыл ящик с письмами и посылками: «Несправедливо полагаю, что княжна Катерина Шаховская привезла в Москву письма и посылки из Петровского завода, привезла же оные ехавшая с ней вместе Татьяна Андреевна Богуцкая, жившая восемь месяцев в заводе у Волконской» - донос 12 мая 1832 года (С. Я. Штрайх. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста., М. Военное издательство, 2000)


14Отец Крюковых – предыдущий нижегородский губернатор (1818-1826) Александр Семёнович Крюков (1770 год – 1844 год), мать - Елизавета Ивановна Манжете (ум. 13.04.1854). На 1830 год Александр Семенович служит в Герольдии. С самими братьями Крюковыми, состоявшими в южном обществе и служившими в Тульчине, семейство Юшневских знакомо давно.


15Екатерина Ивановна Бибикова (1795-1861) – урожденная Муравьева-Апостол, сестра декабристов Матвея, Сергея и Ипполита Муравьевых-Апостолов. Ее муж Илларион Михайлович Бибиков (1793-1860) с 1829 по 1831 год - нижегородский губернатор.



СЛЕДУЮЩИЕ ПИСЬМА:
https://lubelia.livejournal.com/1423555.html
Tags: Юшневские, декабристы, московское, письма из Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “Юшневские” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments