Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария. 3-4. Письма от 11-го Октября и 2 ноября 1830 г.

Предыдущие письма:
1.23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород:
https://lubelia.livejournal.com/1419565.html
2. 27 сентября 1830 года, Петровский Завод:
https://lubelia.livejournal.com/1423555.html

Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 6-8

[Мария Казимировна - Семену Петровичу.]


11-го Октября 1830 г. Петровский Завод.

Любезный брат, Семен Петрович! Брат твой здоров, но по сю пору еще не приметно, чтобы начал поправляться. Кажется, начал спать несколько лучше, но аппетиту вовсе не имеет. Бессонницу терпит он всегда почти при перемене погоды. Я также здорова, однако же очень боюсь простудиться. Каждый день необходимо должна я раза два из каземата побывать на моей квартире, потому что по сю пору не могу устроить своего хозяйства. Здесь очень трудно достать людей, а тех, которые со мною приехали, я должна была отпустить, не будучи в состоянии платить им 900 р[ублей] в год. Они же люди, привыкшие жить на всех выгодах и ничего не делать, а здесь надо работник в нашем положении, а не лакей. Несколько тому дней, как я перестала сама кухнею заниматься: здесь достали женщину. Бог знает, как дальше будет идти мое хозяйство. О сю пору все еще не ладится, да и по новости я не умею в сем крае примениться еще, как бы лучше и удобнее завестись хозяйством. Как не стараюсь и не хлопочу, почти все без успеха.- Много надобностей во всем, и не знаю, как будет, если ты не постараешься успокоить брата твоего во всех его нуждах. Особливо не могу себе никак представить, чем здесь жить, если ты найдешь необходимым вычесть из денег твоего брата, которые были у Марьи Ивановны Посниковой. Брат твой о сю пору ничего еще мне о сем не говорит: вещь очень деликатная, а ты брата своего знаешь. Потому о сем и с сею почтою ничего тебе не напишу. Дай еще срок Алексею Петровичу сообразиться сколько-нибудь, а тогда будь уверен, что в точности передам каждое слово.- Павел Васильевич [Аврамов]1 кланяется очень тебе и просит, чтобы ты, получа деньги, исполнил его просьбу. Именно, все его слова передаю тебе: обязанность моя писать все, что желают, по делам. Желание Павла Васильевича, на основании претерпеваемых им недостатков в самом необходимом в продолжении четырех лет, есть: дабы ты оказал ему одолжение присылкою на имя мое процентов с денег, находящихся в руках твоих, за все прошедшее время по 1-е января будущего 1831 года. С сего же времени уплачивать оные родителю его. В скорой уплате капитала Павел Васильевич не видит надобности, лишь бы проценты платились исправно, потому что они суть единственное средство содержать его, не вводя в затруднение его отца. Просьба сия основана на воли сего последнего, о чем Павел Васильевич уведомит своего отца, коль скоро ты согласишься исполнить его просьбу. Он просит повторить тебе, что имеет крайнюю нужду в исполнении этой просьбы. Любезнейший Семен Петрович! у брата твоего почти нечего надеть: так беден он платьем! Сделай милость, поспеши ему послать пару платья, то есть сюртук и два жилета, я думаю, темно-синие. Суконный сюртук без ваты, и кусочки сего сукна не забудь прислать, чтобы было чем обшить пуговицы, когда оборвутся. Мерку при сем посылаю его. Алексей Петрович просит тебя один жилет черный суконный, а другой летний сшить ему. Здесь решительно нету портного. Приметь по мерке, сделай милость, как он похудел. Просила тебя я еще, когда богат будешь платочками шейными, пошли ему платка два, особливо, цветных, летних. Черные у него есть, не посылай: он лучше любит цветные носить. Сделай милость, поспеши ему прислать платье: нечего надеть ему. Пусть ему Борох сошьет, Семен Петрович, потому что он шьет и хорошо, и крепко. - Не могу скрыть от тебя моего огорчения, что не получаю писем от моей Сонечки. Не знаю, как ее здоровье после родов. Утешаюсь мыслию, что зять мой так рад своей дочери, что забыл обо мне, а Соня сама кормит и не успела еще поправиться после родов. Брат твой целует тебя от всей души и желает тебе всякого благополучия. Я прошу тебя быть уверену, что всегда люблю тебя и желания мои самые искренние всегда тебя видеть счастливым.
Преданная тебе сестра и друг, никогда неизменный Мария Юшневская.
Пожалуйста, Семен Петрович, прикажи шить сюртук с сборками, пришивная талия, какие теперь носят.
11-го Октября 1830 года. Петровский Завод.
Когда будешь в Каменке, скажи, что Василий Петрович2 совершенно здоров. Он тебе кланяется. А Фердинанд Богданович [Вольф] очень пополнел. Ты, я думаю, знаешь, что тульчинского нашего соседа, Петра Ивановича[Фаленберга], жена замуж вышла, а бедный о сю пору ее так сильно любит3.

Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 8-9
[Мария Казимировна - Семену Петровичу]


2 Ноября 1830, Петровский Завод.
<………….>
В заключение брат твой целует тебя от всего сердца и молит Бога, чтобы ты был всегда счастлив и душевно спокоен, ибо ничего нет на свете дороже, как душевное спокойствие. Брат твой здоров, но худ так, что трудно представить себе, и я боюсь, очень боюсь, что не вижу о сю пору ни малейшей в нем перемены, хотя, кажется, он спокойнее с моего приезда. Фердинанд Богданович [Вольф] уверяет меня, что он поправится непременно, только вдруг сильно расстроенное здоровье не может поправиться. Что касается до меня, нет почти ни одного дня, чтобы я не страдала головною болью, и в сию минуту я насилу могу удержаться на стуле и почти слов не вижу: так сильно голова болит. Мы торгуем здесь дом, за который 900 р[ублей] с[еребром] решается заплатить позволить (себе?) брат твой. Но на него надо рублей четыреста издержать, чтобы его исправить: одна только кухня напротив через сени и одна комната; насквозь дует, и весьма небрежно поставлена изба сия. Тем только удобна для нас, что очень близко (от) каземата. Прощай, друг мой! Пиши к нам чаще и будь уверен в неизменной моей к тебе дружбе и привязанности. Любящая тебя от всего сердца сестра и друг Марья Юшневская.
Маменьке моей поцелуй ручку за меня.



ПРИМЕЧАНИЯ

1Павел Васильевич Аврамов (1790\91-1836) – декабрист, член Южного общества, полковник Казанского пехотного полка, осужден по IV разряду, на поселении с 1832 года. Семейство Юшневских находится в довольно тесной дружбе с Аврамовыми. Василий Михайлович Аврамов, отец декабриста, упоминается в переписке братьев Юшневских еще в 1820 году. (http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/yushhnevsk1.htm).
Один из важных сюжетов переписки 30-ых годов – это долг Юшневских перед Аврамовыми. «Находящийся здесь в крепости бывший генерал 2-ой армии Алексей Юшневский должен мне 21200 рублей по расписке, которая оставлена мною в полку у поручика Стрельникова. Срок кончался 1-го января сего года. О долге сем известен брат его Семён Юшневский» - пишет П. Аврамов родителям из крепости (ВД, 23). Поскольку Алексей Петрович по приговору лишается состояния, то выплата долгов ложится на его брата Семена. Выплата процентов по долгу тянется с разными проволочками до самой смерти П.В. Аврамова, этому посвящено немало переписки с разных сторон: и само семейство Аврамовых, по всей видимости, никак не может договориться о том, кому конкретно будут выплачиваться долги, и Семен не спешит с выплатами, вызывая раздражение и Аврамовых и Алексея Петровича. При этом личной дружбе Алексея Петровича и Марии Казимировны с Аврамовым это не мешает: они общаются, именно Мария Казимировна ведет переписку за Аврамова и т.д. Письма Аврамова после 1833 года к Семену, сохранившиеся в архиве Юшневских, частично опубликованы Базилевичем в статье В. Базилевич. Письма декабриста П. В. Аврамова из Сибири (http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Yushn3.htm) Декабристы на каторге и в ссылке : Сб. новых материалов и статей. - М., 1925., С. 244-248.



2Здесь мы наблюдаем некоторую путаницу. Возможно речь идет о Каменке Давыдовых, Чигиринского уезда – той самой, в которой происхоли многие заседания декабристов, гостил А.С. Пушкин и т.д. Неподалеку от Каменки Давыдовых находится приобретенное у Давыдовых же имение Юшневских – Тимашевка, и, видимо, бывая по делам имения в тех краях, Семен останавливается у Давыдовых. Но тогда Мария Казимировна ошибается – приветы надо передавать не от Василия Петровича, а от Василия Львовича Давыдова. Возможно же, что речь идет именно о Василии Петровиче – Ивашеве, и тогда скорее всего речь идет о Каменке Витгенштейнов, которая находится неподалеку от Хрустовой – Ивашев был адъютантом Петра Христиановича, и вполне может передавать им приветы.



3История декабриста П. Фаленберга (1791—1873) – одна из самых трагических. Член южного общества, никакой особенной деятельностью он не занимался. Попав в Петропавловскую крепость и желая как можно быстрее освободится от обвинений, чтобы вернуться к горячо любимой больной жене (от которой он скрывал что арестован), он оклеветал себя и приписал себе согласие на цареубийство; попытался отказаться от показаний, когда понял, что они нисколько не помогут ему, но было уже поздно – он получил четвертый разряд и отправился на каторгу. Жена же его – Евдокия Васильевна, урожденная Раевская (1803–1857) довольно быстро выздоровела, воспользовалась правом развода с государственным преступником и вышла замуж за курского почтмейстера Павла Матвеевича Нолбухина. К сожалению, подробностей о ее дальнейшей жизни и о том, была ли она счастлива в новом браке, мы не знаем. Фаленберг тяжело переживал, и был убежден, что сделала она это потому, что ее уверили в его смерти – об этом есть, например, в книге Л. Аткинсон, жены английского путешественника Т. Аткинсона.(.П. Шайхлисламова. Супруги Аткинсон и декабристы в Сибири"//Декабристское кольцо. Т.3). Но в конце концов в 1840 году П. Фаленберг женился снова, на дочери казачьего урядника Анне Фёдоровне Соколовой - и этот брак оказался вполне прочным. Записки П. Фаленберга можно почитать здесь: http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/falenb.htm, а следственное дело – здесь: http://kemenkiri.narod.ru/XIfal.pdf

Tags: Юшневские, письма из Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “письма из Сибири” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments