Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Обновление. Юшневский. Бессарабская весна.

http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Yushn.htm
Н. И. Казаков. Борьба декабриста А.П. Юшневского за права и привелении болгарских поселенцев в Бессарабии в 1816—1817 гг.

Юшневский, помимо всего прочего, один из первых российских (или украинских? тогда не делили) правозащитников. В неблагополучном регионе среди понаехавших.

...Бессарабия - это примерно где современное Приднестровье, частично Молдавия, частично - по Дунаю и Пруту, в общем сейчас это где-то между Украиной и Молдовой. На интересующее нас время это многонациональный регион (валахи, молдаване, русские, малороссы, татары, цыгане, евреи, немцы - кого только нет) и "горячая точка", пограничная с Турцией и окончательно перешедшая к России в 1812 году (а весь 18 век там воевали). Пока другие декабристы берут Париж - наш герой служит тут в Коллегии иностранных дел - переводчиком, секретарем, и - как я понимаю, занимается в первую очередь деятельностью по... как бы сейчас это сказали - оформлению юридического статуса региона.
А вот весной 1816 года только что вернувшегося из отставки Алексея Петровича озадачивают новым поручением. Дело в том, что помимо всего прочего населения в Бессарабии обнаруживается еще и несколько тысяч болгарских беженцев. У которых какой-то не очень определенный статус, не особо с имуществом, и что-то у них там необлагополучно - какие-то жалобы пишут, то они, то на них, какие-то волнения у них там происходят, а послать их никуда Россия не может, православные братья-славяне, однако, бежали от злых турков. В общем, надо разобраться, что да как - и вот Алексей Петрович едет по-быстрому разобраться.
На дворе начало марта и вообще вполне радужно, Мария Казимировна, как я понимаю, едет тоже (это потом через два года он напишет брату: "Я отправился в Бессарабию, как тебе известно, месяца на два; а живу до сих против воли, претерпевая все возможные неприятности и вместо всех наград, каковыми льстил себя в начале, ограничиваюсь одним только желанием освободиться из сей обетованной земли; но и в сем не имею успеха... Не видя конца моему здесь пребыванию, отправил я жену в Хрустовую, чтобы страдать одному..." ).
Приехав, Алексей Петрович обнаруживает на месте следующую коллизию: имеется количество болгар, которые сбежали сюда где-то в 1805-1812годах, реально из под пуль, отстреливаясь. Фактически под честное слово Михаила Илларионовича Кутузова, который тут периодически тусовался и обещал им свободу, землю и статус примерно как у казаков. Михаил Илларионович с тех пор канул, а болгары заняли первые попавшиеся свободные земли, поселились - и попали: земли по большей части оказались частные, а их владельцы - с тяжелым крепостным правом головного мозга, поэтому никакой жизни им там не дали. Настолько, что в какой-то момент часть из них снова все побросала и подалась на казенные земли. И вот тут российская администрация сказала свое веское слово, начав их переселять обратно, на том основании, что с земель помещика крестьянину уходить не полагается.
Алексей Петрович охренел, отменил нафиг собственной волей этот указ ("управляющий Бессарабской областью? да пошел ты в жопу, управляющий Бессарабской областью!"), начал строчить рапорты в в стиле: "Да вы там в себе? они щас обратно в Турцию у вас тут убегать начнут!", начал строчить жалобы и прошения за этих самых болгар, проинспектировал все, до чего дотянулся (а местные помещики их целыми селениями заставляли писать бумажки: "Всем доволен, претензий не имею"... а то же приедет Алексей Петрович и запишет все претензии в книжечку), заодно перепись провел, проштудировал все возможные законы и указы, которые ко всему этому относятся (в основном на предмет того, что тут у нас, конечно, крепостное право, но они вообще-то иностранцы и поэтому под него никак не подпадают. Резюмирует от так: "В общем... каковы бы ни были требования-помещиков, выгода нескольких частных людей не должна быть противопоставляема пользам целого общества."
К лету комиссия заканчивает работу, Юшневский все отлично придумал и отправляет подробный рапорт о том, что надо делать, болгары, убедившиеся в том, что к ним пришел ангел-спаситель радостно ожидают...
Но упс, у нас Российская Империя. К осени ничего не меняется и болгары таки начинают утягиваться в Турцию - причем помещики их и туда стремятся не пустить. Примерно через год правительство осеняет идея привести новых подданных к присяге - так они и присягать отказываются, пока им не дадут обещанного - то есть земли и помощи в обустройстве. А поскольку весна и надо что-то сеять и вообще как-то жить - те, которые по-прежнему на помещечьих землях, бегут на казенные целыми деревнями, помещики пишут на них жалобы... и вот к осени 1817 Алексей Петрович и пишет свое письмо брату о "неприятностях, которые сделали ненавистной службу". Он сейчас заседает в Бессарабском временном комитете - фактически это основной орган, который занимается организацией управления уже всей Бессарабией в целом, а уже не только беженцами (хотя и ими тоже). Против Юшневского интригуют местные землевладельцы, все плохо - и к октябрю переходит интендантом в Штаб Второй армии - ну все-таки, наверно, вести дела армии проще, чем всей Бессарабии разом... а там знакомиться с Пестелем (вот, кстати, в каком году и в какой момент?) - и все заверте...

РС:
Почему мне кажется, что эту история имеет прямое отношение к? Хотя вроде бы не про Крым, и не про войнушку... Наверно, потому что про Россию и ее отношение к гражданам, которых она, Россия, обязана защищать. И про тех людей, которые честно и всерьез собираются - защищать, и о том, что с ними в итоге бывает.
Tags: Юшневские, декабристы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments