Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

Я. Гордин. Гибель Пушкина.

Внезапно впечаталась носом в книжку. Собственно, у Гордина есть "Три повести", первая - это "После восстания", о декабристах в Чите и Зерентуйском заговоре, я ее как раз сканила и распознавала, вычитаю на днях и выложу, потому что искренне считаю одной из лучших книжек про декабристов, уровня Эйдельмана.
А остальные две никогда и не читала - ну типа чего я не знаю про Пушкина, вересаевский "Последний год жизни Пушкина" читала, ну и хватит! (а третья вообще про Льва нашего Толстого - уж не знаю, когда я и до нее доберусь).
Ну в общем открыла и зависла на ней. Не знаю, насколько это про Пушкина (все-таки кажется мне, что гординский Пушкин слишком уж идеализированный герой, он там очень проекция самого автора и его времени - это в 1983 году вышло, ну видимо во второй половине 70-ых писалось). Но это очень актуально, блин. Кто б знал, что про эти терки с цензурой, про работу в архивах с целью выяснить правду, про чудовищный флейм после "Клеветникам России" - со взаимными расфрендами и нерукоподаваниями (Причем Гордин еще пишет об этом... эдак недоуменно: "Ах Пушкина не поняли! Ах, Вяземский с ним рассорился...", при том, что Гордин сам для себя кажется тоже не очень понимает - а как это вообще? Пушкин наше все и по дефолту прав, значит те, кто не понял - не правы, но чо-то тут неуютненько выходит-то с правотой одного и неправотой других... и сливает тему:), про царя, который незапно способен на смелый поступок (вот в холерную Москву поехал... а значит и "наших каторжников" может помилует?.. да щас), про бунт в военных поселениях, где всем понятно, что людей конкретно довели до того, что они уже начали убивать, но единственный способ с этим справиться - конечно же, убить их самих... в общем про гребаные 1830-ые годы, интересное время, такое созвучное-созвучно - будет так больно и интересно читать. Не сказать, что для меня это все новость, ну не новость же... просто каждая частная проекция времени отзывается какими-то своими гранями. Мария Казимировна вон вскорости будет получать новости про польское восстание и привечать соотечественников (внятно про это скажет только в одном из последних писем, в Киеве), Федор Петрович насмерть бьется за усовершенствованную модель кандалов (с декабристов, слава Богу, уже сняли).. а Пушкин вот занимается архивами, хочет издавать политическую газету и мучительно балансирует на грани лояльности и дружбы с царем.
Tags: Пушкин, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments