Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Дон Коррадо де Геррера, или Дух мщения и варварства гишпанцев

Кажется, я нашла почему Алексей Петрович не любит романов и не считает их серьезным чтением:)))
Его приятель Гнедич в молодости написал феерическую хрень под названием "Дон Коррадо де Геррера, или Дух мщения и варварства гишпанцев". Под Шиллера. Текста не нашла, но даже и описания доставляют:
"Именно такую задачу ставил перед собой молодой Гнедич - задачу, в сущности, дидактическую: изобразить тип величайшего преступника против человечества. Общественный смысл этого образа очевиден, особенно в сопоставлении с написанным через несколько лет стихотворением Гнедича "Перуанец к испанцу": Коррадо - угнетатель, действующий - хотя и лицемерно и своекорыстно - от имени и во имя инквизиции, против "бунтовщиков". В романе звучит явственная антиклерикальная нота. Отсюда и экстремальность его злодеяний; все повествование от главы к главе гиперболизирует изображаемые ужасы: начав с описания долины, усеянной трупами, на которую с удовольствием смотрит "чудовище", "ужас естества" 20, Гнедич далее вводит сцены убийства детей на глазах родителей, обольщения и похищения девушек, ограблений и, наконец, убийства кровных; вся эта цепь злодейств закономерно венчается обращением Коррадо к "аду" и "дьяволам"
...Именно отцеубийство и фактическое братоубийство совершает и Дон Коррадо. Центральный для романа смысл этих двух мотивов подчеркнут эпиграфом: "Посмотрите - посмотрите! все законы света нарушены; узы природы прерваны; древняя вражда из ада возникла!" Шиллер". В литературе назван источник эпиграфа - "Разбойники" в переводе Н.Н. Сандунова, но здесь следует пойти далее, обратив внимание на то обстоятельство, что цитата прямо связывает две важнейшие сцены драмы и романа. Эти слова произносит Карл Моор в 5-й сцене IV действия. Гнедич оборвал цитату; у Шиллера она оканчивается словами: "...сын убил своего отца". Реплике предшествует рассказ старого Моора об ужасах заточения в подземелье, которому подверг его Франц, вознамерившийся уморить его голодом. "...Еле-еле поддерживалась моя жизнь все это время, но беспрестанный холод... смрад от моих нечистот... безграничное горе... Мои силы иссякли, тело мое высохло" 22. Гнедич материализует рассказ старика, увеличивая натуралистичность изображения: "...один клок серебряных волос покрывал <...> голову" почти мертвого от голода Жуана; "вместо глаз - видны были одни светящиеся ямы, над которыми висели длинные, седые брови; губы его были сморщены, и сквозь отверстие светился ряд желтых зубов" (II, 197). Развивая сюжетную линию "заточения отца", Гнедич следует Шиллеру вплоть до деталей: в обоих случаях пищу узнику приносят тайно, рискуя жизнью; в обоих случаях отец прощает своему мучителю; и в драме, и в романе освобождению узника сопутствует бунт, ниспровергающий виновника; даже покончить с собой Дон Коррадо собирается, подобно Францу Моору, удавившись. "

Как я понимаю, издавалось ЭТО ровно один раз в 1803. (и стопудово вежливый Юшневский это читал еще в рукописи, а потом еще и утешал, после критик-то:)).
Надо найти и насладиться:))
Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments