Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Чистый глюк. Жихарев.

Утром надо вставать, тащится на заседание в Комитет,
Ноги уже стары, голова не варит, иное дело, когда был юн,
Когда каждый день по театрам, когда актрисы, когда весь свет
Как в водевиле порхал вокруг под трепетание струн...

И был, например, приятель - осваивал альт, ругал
Почем свет и ноты и глупые руки свои, захлебывался и ныл,
а после - как молоды были мы, Боже - на бал, на бал.
...О чем ты, старик? пора в Комитет, и кофе давно остыл.

...а там в Комитете, другой старик - о чем он кричит в слезах?
И тоже захлебывается порой, и падает как без сил.
А это он просто - о кандалах. И приятель был в кандалах
В Сибири в каторге, столько лет. Недавно вот относил,

Недавно - двинул на небо влет, оставил кому-то альт,
Наверное, счастлив на небе, что ж все льется из глаза вода?
И что-то лопается в груди, гремит, как об пол хрусталь.
"Вставайте, Федор Петрович. Да, я тоже согласен. да"


(Кажется, требует комментария... ну собственно, комментарий в том, что Жихарев, хороший приятель юности Юшневского и даже оставивший о нем некоторые воспоминания, под старость состоял в том же Попечительном Комитете о тюрьмах, что и Гааз). Это не специальный кроссовер между двумя историями, это - ОДНА история.
Tags: Гааз, Юшневские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments