Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

Медокс и Лео Витгенштейн

"Оставшись вдвоем со мною, Юшневский, делая планы будущему, особенно одобрял мне графа Людвига Витхенштейна, с которым он в тесной дружбе и который, недавно возратившись из-за границы, теперь в С.-Петербурге по случаю привезения туда гроба его жены.".

Дальше Медокс рассказывает, что то, что Лео все еще в обществе и занимается издательскими делами общества. Он вообще любопытно цепляет - Шиповых, Лео Витгенштейна - тех, кто прошел по самому краешку. И поскольку явственно опирается на реальность, значит это еще один штрих к тому, что Юшневские очень помнят Витгенштейнов. Собственно, Мария Казимировна в письмах к Семену регулярно просит вестей от соседей и передает приветы, вот тут еще и дружба с Лео всплывает (ну, собственно, да, а как иначе, они друг мимо друга физически пройти не могли, уж не знаю, насколько оно было тесно, но что отношения были и хорошие - факт). И про Лео и его жену они прекрасно в курсе.
(А Медокс даже имена путает, потому что он Лео все-таки, а не Людвиг)

...Там даже в принципе восстанавливается, откуда в разговоре всплыл Лео - они обсуждают смерть и похороны Александрины, возможность получить разрешение похоронить ее в России и тут, надо полагать, Медокс записывает вполне точно: "Юшневский жарко говорил опять по-вчерашнему, что она по суду законов не была лишена своих прав урожден¬ной графини Чернышевой, а Его Величество не мог сам собою отнять оные, и потому генерал Лепарский спра¬ведливо позволил похоронить ее под балдахином в шесть лошадей".
А дальше, видимо, как раз перешли на Лео, у которого вот тоже жена недавно умерла и он ее повез хоронить в свое имение.
Tags: Юшневские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments