Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Чистый глюк про Юшневских. Старый.

Положу сюда, а то я сама про него забыла, а тут он мня выпал из какой-то старой почты... пока совсем не ушел в культурный слой.
Это про то как Юшневские едут на поселение в Кузьмиху.

... Добирались как-то нечеловечески сложно - дорога скверная, лошади ужасные, из сопровождающих - двое каких-то довольно сомнительных полузнакомых нанятых товарищей. У Марии Казимировны с середины дороги началось давление и мигрень, она вообще мало что соображала и вертикально не держалась, а он сделать ничего не мог, да и сам себя чувствовал прескверно. Приехали, короче, в эту деревню, уже под вечер (погоды вот не было во сне, не видела был ли снег, но по одежде - не лето, они еще и замерзли по дороге дико), разумеется, там никто ничего не знает, ничего не готово, и надо где-то найти хоть какое-то жилье, где Марию Казимировну положить, а дальше уже разбираться, что и куда. Посылает двух этих вот... людей своих искать что-то... а кругом деревня-деревней, ни одного приличного дома нету в принципе, одна изба страшней другой... В общем переполошили местное население, поехали к дому кого-то главного - старосты что ли? чуть на отшибе, но по крайней мере как-то даже и с виду - вроде дом, жилой, а не черная и страшная изба. Является этот староста - говорит что-то типа "ну в принципе-то место у меня есть, но смотрите - жена рожает, ночью спать вам не даст". Они переглядываются и понимают, что в общем похрен, сейчас лишь бы уже в тепло и Марии Казимировне лечь, а там разберемся.
Втаскиваются, как-то устраиваются - даже и в отдельной комнатке какой-то - и несколько выдыхают даже. В доме суета происходит, хозяину явно не до них, но криков не слышно, в общем они как-то пригреваются, Мария Казимировна засыпает, а он сидит и думает что вот, все, настала полная жопа. Вот это вот теперь твоя жизнь - в этой деревне, где никого, кроме вас, больше нет, ни одной книжки не достать, жить нечем и незачем. Похоже было, когда только в Петровский приехали и он увидел этот каземат без окон - но тогда это был какой-то такой разовый ужас, потому что тогда все были вместе и в какой-то момент не выдержали с Сергей Григорьичем и Ивашевым, кажется (счастливые, потому что женатые - и в полной истерике от этого же самого) и начали над этим несколько нервно, но ржать - а тут не поржешь, никого больше нет... в общем, сибирский зверь пришел.
Посреди ночи оба таки просыпаются от воплей, вопли какие-то не очень хорошие, спать невозможно. Мария Казимировна уже оклемалась, хочет пить и вообще в ней проснулась жажда деятельности - короче, идет разбираться, что там такое творится и можно ли помочь.
Оказывается, что отлично можно, потому что повитуха куда-то продевалась, рожает совсем молодая девка, лет 15 ей (староста-то уже в возрасте, потом выясняется, что вдовец, женился на молодой снова), первый раз - и в совершенной панике по этому поводу, а рядом только пара каких-то не очень внятных теток, которые ее явственно не любят.. Мария Казимировна далеко не спец, разумеется, но в общем представление имеет, начинает уверенным голосом что-то гнать, чтоб девчонка не боялась так. (Внутри она сама в панике, потому что понимает, что если там вдруг что не так пойдет - она помочь не сможет, у нее внезапно оказывается свой кошмар - в них в Хрустовой какая-то дворовая девка, которую она любила очень, так вот родами умерла, оказалось, что ребенок ногами вперед шел, и она так и не разродилась.. а Мария Казимировна наблюдала весь процесс и потом сама неделю в горячке валялась).
Алексей Петрович тем временем идет к мужикам, которые квасят где-то в сенях - там староста, его брат, какие-то соседи. Прикрикивает на них, чтоб организовали самовар или что у них там есть - какая-то горячая вода в итоге появляется, чаю они сами дома не держат, ну Юшневских с собой как раз чай есть, так что все пьют чай (включая роженицу, которую Мария Казировна уговаривает на предмет, что это такая лечебная китайская трава, сейчас выпьешь - полегчает и разродишься уже), староста с пьяными слезами рассказывает, как он предыдущую жену и не любил никогда, хоть и дружно жили, и не ссорились, а все как-то скучно было, а вот тут - любит, прям не может. Потом, слава Богу, наконец вваливается приглашенная повитуха, которая ехала из соседнего села и застряла где-то по дороге, (и сходу хлопает стакан самогона - ее тоже можно понять, совершенно героическая женщина, потому что ночью в итоге верхом добиралась, и дико перетрусила еще потому что где-то вдалеке волки выли всю дорогу).
В общем все заканчивается как-то вполне хорошо, дева благополучно разрешается мальчиком, Юшневские снова ложатся уже нормально отсыпаться и у Алексея Петровича даже как-то и отчаяние от усталости малость отступает. А следующий кадр - уже через несколько дней, когда они едут в соседнее село крестить (село по местным меркам очень недалеко, часа два ходу) и все тоже внезапно оказывается как-то благополучно - село такое, вполне приличное с виду, там у старосты есть родственники, где все это потом отмечают, а женщина с ребенком может передохнуть, церковь даже каменная, лавка какая-то, кабак - в общем все блага цивилизации, и тут Алексей Петрович окончательно понимает, что в общем как-то жить даже и можно продолжать... может сюда перебраться, а там может и вообще в Иркутск разрешат?
Tags: Юшневские, сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments