Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Заметки инденданта-2. Московские цены 1829-34 годов.

Внезапным кладезем информации стал неистовый Виссарион Белинский, который в начале тридцатых учится в Москве, живет крайне небогато, перебивается мелкими заработками и отписывается родным о тратах с указанием конкретных сумм.
В итоге мы узнаем стоимость простенького жилья, сапог, сукна и пошива, бритв, ножей и даже выдирания зуба в глухой провинции:)
(он использует в основном ассигнации. Про разницу серебряного рубля и ассигнационного можно петь разные песни. В целом курс сильно плавает, цифру на 1830-ые найти сходу не могу, но, кажется, копеек 30 серебром за бумажный рубль (исходя из того, что самый низкий курс был в начале 20-ых - 20 копеек за рубль).

Сентябрь 1829:
Я могу приискать квартиру рублей по пятнадцати в месяц на хозяйском содержании у какого-нибудь дьячка или пономаря, которые в Москве живут не хуже наших попов.
...Я уже вам писал, что я квартиру нанял по 25 ас. в месяц. На первый случай дешевле найти было невозможно. Впрочем, пища очень хорошая. Ольга Матвевна меня спрашивала, буду ли я у ней стоять и в будущие месяцы. Я ей сказал, что стоять по 25 ас. мне никак невозможно и что я надеюсь найти по 15 ас. Она согласилась на эту цену с тем, чтобы я приискал себе еще двух или трех товарищей. Только уже пища будет не та. По будням будут щи с говядиною, каша с маслом, а в праздники пирог. Свечи ее. Это по-московски чрезвычайно дешево и дешевле этого найти невозможно. Ольга Матвевна -- предобрейшая женщина, и так как я себя очень хорошо веду, тих, ласков, вежлив и услужлив, то ей и не хочется, чтобы я сошел. Мне самому так же не хочется сойти, ибо она со мною крайне хорошо обходится. Мужа ее дома нет: он в Бессарабии, и я его не видал. Я также очень доволен ласками Надежды Матвевны и ее супруга Владимира Федоровича. Это предобрейшие люди. Я очень истратился деньгами. По приезде тотчас купил чемодан, заплатил 10 ас., купил тюфяк и одеяло, заплатил 10 ас., хозяйке отдал за месяц вперед 25 ас. Сапоги, которые мне сшил Осип, от московских мостовых в два дни разорвались, и я должен был сапоги заказать. Сапоги в Москве очень дороги: хорошие опойковые стоят не менее 12 ас. Мне сапожника привел Ефим, человек Ивана Николаевича, и я за сапоги заплатил 12 ас. Сшил себе демикотоновые панталоны: они мне стали в 8 ас. Купил себе бритвенный ларчик с зеркалом, с жестяною мыльницею, чернильницею, песочницею, ящичками для денег, бумаг. За сей ларчик я заплатил 4 ас. Купил бритву, заплатил 4 асю, купил ножичек, заплатил 2 ас., купил картуз, заплатил 3 ас. Вы не можете себе представить, что вышло на разные мелочи; например: я купил пару ваксенных щеток, ваксы, помады, гребень, гребенку, рейсфедер, бумаги, перьев, чернил и прочих необходимых мелочей, на которые довольно вышло денег. Притом же, приехавши в Москву, надобно было нанимать ямщиков, до тех пор пока не узнал хорошо улиц. Бывало, когда пойду пешком, то плутаю до тех пор, что зайду от цели версты за три. Притом же я купил себе довольно необходимых книг, например, "Арифметику" Войтяховского, за которую заплатил 2 ас., и несколько других учебных и французских нужных книг. За Никанорочкину книгу я заплатил 4 ас. Рублей с пять издержал дорогой. Притом же вы знаете, что Москва -- не Чембар, а я не монах, отчужденный от мира. По всем сим причинам у меня очень немного осталось денег, и я прошу вас всепокорнейше, сколько будет можно, прислать мне. По необходимости мне должно целый год жить на своем коште. Что ж делать: не я в этом виноват, а вы. Ежели по 15 ас. в месяц, то это в год составит 180 ас. да рублей 20 на сапоги. Меньше никак невозможно по московской дороговизне.
...Мне необходимо нужно сшить студенческий вицмундир с форменными панталонами и черным жилетом. Когда Капитолина Степановна поедет в Чембар, то с ее людьми пришлю вам фрак с панталонами, обе жилетки, тюфяк, одеяло, тулуп, картуз и проч. Так как меня определят на казенный кошт не ближе трех месяцев, а в партикулярной одежде ходить на лекции невозможно, то сделайте одолжение, пришлите мне денег на вицмундир, панталоны, форменную черную жилетку и форменную шинель. На вицмундир я куплю такого сукна по 5 руб. аршин, какого у вас в Чембаре или Пензе за 10 нельзя купить. На шинель я куплю серого сукна рубля по 4 за аршин.

Октярь 1829
Он говорит, что у него есть знакомый сапожник, который целый год шил сапоги на Ивана Николаевича и на него, и что он берет крайне дешево. На другой день приводит ко мне дешевого сапожника. Спрашиваю, что стоят хорошие опойковые полусапожки?-- "Не дорого, сударь, только 18 руб." Я изумился, смешался и не знал, что и под<ум>ать. Честный Евфим с сапожником взапуски уверяют меня, что дешевле невозможно нигде заказать; и я, уверенный или, лучше сказать, обманутый сими плутами, согласился за 14 ас. Правда, он сшил по наружности прекрасные полусапожки, но они не более двух дней были крепки. Шельма, взявши с меня такую цену, не постыдился употребить на мои сапоги товару с изъяном. Искусно затертые, замазанные и зачищенные дыры скоро открылись. Я после узнал, что в Москве за очень хорошие опойковые полусапожки не более 6 или 8 ас. берут. Теперь человек моего товарища Слепцова мне обсоюзил обе пары, и я в рассуждении обуви обеспечен: только за работу остался ему должен. Таким же образом, по рекомендации Евфима, я купил прекрасный желтый опойковый чемодан, за который заплатил 10 ас. Правда, в {Далее зачеркнуто: Чембаре или} Пензе за него не менее бы взяли 20 ас., но в Москве он стоит не более 6 ас. Вот видите ли, по неопытности и незнанию я за две покупки передал 10 руб. Таким образом я промахивался и в других покупках. Впрочем, много истратил денег на книги и, что всего самому досадней, на разные пустяки; приехавши в такой город, где все роды обольщений как бы стараются выманивать деньги у неопытных провинциалов. Иногда случались издержки непредвиденные: например, у меня еще в Чембаре болел ужасно зуб, и я принужден был выдернуть оный, за что заплатил 2 руб.

Декабрь 1829
Ты заплатил за сочинения В. А. Жуковского 20 ас.; дорого, очень дорого: они и у Ширяева не дороже. Если бы ты прислал мне денег, то бы я мог купить эти четыре части рублей за восемь. В Москве на сто рублей можно купить такое число книг, которое по настоящей цене стоит 500 руб.

Май 1830
....вицмундиры нам выдали к 12 генваря. Сшиты они из сукна на вид довольно изрядного, но в самом деле полугнилого (а особливо на панталонах) и не более как рублей по 6 аршин.

...купил у одного из товарищей вицмундир и новую пару казенного платья за 30 рублей ассигнациями недели через две или три после Пасхи. Так как у него много своей одежды, то он ни разу не надевал казенной и как лишнюю и ненужную для него продал мне. Сам портной предлагал ему на выбор или 30 ас., или эту пару, по сему вы можете судить, что моя покупка очень дешева. Новое платье у меня лежит, а старое покудова таскаю. Еще мне очень хочется к казенному мундиру пришить мой воротник с шитыми петлицами; он стоит 10 ас. Я еще прежде писал к вам, что сшил себе черную жилетку; она еще крепка и цела, но мне хочется к мундиру сшить другую, получше. На форменную жилетку материи идет аршин; мне хочется купить рублей в восемь. Сапогов у нас столько, что некуда девать, к отъезду моему я получу четвертую пару. Ничто не может быть живущее этих сапог: кажется, им веку нет, и при всех этих похвальных качествах все 4 пары не стоят одной хорошенькой по чистоте работы. Казна платит за пару по 6 ас, сапожнику пара приходится рублей по 4. Сами судите, каковы должны быть сапоги в 4 ас. и где же -- в Москве!

Октябрь 1832:
Ты говоришь, что в родительском доме ты пользуешься только столом и квартирою -- а разве это мало? Ты думаешь, что легко содержать себя на своем отчете, то есть: иметь порядочную комнатку с порядочным столом? Посмотрел бы ты, как живет Алексей Петрович, который за одну комнату с небольшою прихожею, служащею ему вместе и кухнею, платит 16 рублей в месяц, да сверх того, ежемесячно издерживает 8 ас. на дрова, а жалованья-то всего получает 30 ас. в месяц, и этим жалованьем он должен и за квартиру заплатить, и дров купить, и стол иметь, и одеваться.
...Что же касается до твоей просьбы купить тебе бритву, то на это я скажу тебе: что и на 5 ас. нельзя купить порядочной бритвы, а двухрублевою можно не бриться, а только резать палки, ибо и порядочный перочинный ножик стоит не менее двух рублей.

Май 1834
Должность корректора состоит в том, чтобы выправлять корректуру печатаемых в университетской типографии книг; жалованья -- 700, квартира, дрова, да, сверх того, так как за каждый выправленный лист полагается корректору 30 коп., то в конце года иные, которые поприлежнее занимаются своею должностию, получают рублей по 300, по 400, по 500 и более в виде награждения; а чины -- чинами

Август 1834
Если купить на фрак черного сукна рублей по 15 или даже и по 12, то выйдет лихая пара, на сертук можно купить знатного сукна рублей по 8. У меня есть портной, мальчик Межевича, оканчивающий свое ученье, который шьет не хуже всякого модного портного и за фрачную пару, вместо 30 ас. (это в Москве самая умеренная цена), возьмет с меня 15.

Tags: XIX век, московское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments