Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Эскориал, 17.12.2016. Впечатления.


Под катом много скриншотов и странного текста:))



Затакт - разбор ролей.
Очень люблю этот момент - он осмысленный и нужный/ И чисто эстетически: задает нужную меру театральной условности (все-таки это самый "театральный" спектакль Кибитки). И очень очень работает на смысл: вот два человека, два просто человека начинают - и два просто человека останутся в финале. Этот момент разросся с прошлых спектаклей, как-то дольше ходили и несколько раз друг другу кивнули, с этого начинается - и этим закончится, ровно таким же кивком друг другу, только вот уже - после всего.
И это почему-то страшно важно для понимания спектакля:)

Дальше - разобрали роли, разошлись по местам, начинаем.

Король. Будто не кончаются каждый час женщины!

В этом спектакле наконец вышел полноценный конфликт, до звона. В предыдущем имени Калугина совершенно естественно и логично расклад был немного другой и атмосфера другая. А тут сделали без скидок с жестким столкновением, с летящими в зал искрами. Когда каждый отменно может заполнить собой всю сцену, весь зрительный зал и еще немного больше - а тут аж двое таких. И поэтому да, вот этот затакт с кивками друг другу - совершенно необходим, потому что дальше будет жестко:)


Король. Пусть схатят этот призрак!


Король. Ты, обитающий в стенах замка..

Монах вышел абсолютно прекрасным - вроде бы его мало, вроде бы - спектакль на двоих и про двоих, да? Но противовес эти двум, давно живущим за пределами человеческого вышел совершенно равнозначный.
С самого начала - монах говорит о "колоколах, возвещающих небу о земных радостях и печалях", пытаясь вернуть их в пределы человеческой реальности - где есть земные радости и печали и небо, которому о них можно возвещать.
Но нет, шута как-то дергает на "церкви", а короля от идеи снова позвонить в колокола.
Ты, обитающий в стенах дворца. Он к нему встает как к врагу, и прикладывает - как врага. Как часть Эскориала.
Там еще интересно поменялась интонация вот этой страшной улыбочки "А вы любите смерть". Раньше - это было вопросом, наездом, с ожиданием какого-то ответа что ли, от этого монахза - может хоть возразит? Может есть у него какая-то правда? Нет, в этот раз - нет правды на земле, но нет правды и выше тоже. "Вы любите смерть" - это констатация, с отвращением. Монах - часть дворца, часть церемониала, и из этой первой же сцены по крайней мере отношения короля со своим Эскориалом вполне вырисовываются.
Конечно, он противоречив - через минуту будет объяснять Фолиалю, что отказаться от церемониала никак нельзя, да и колокола разрешит... Ну ему можно, потому что он "король для аутодафе". Церемониал нужен, потому что опереться больше не на что, там просто все сломано внутри, нечем держаться-то. Но держаться за церемониал - это доламывать себя окончательно.
Будешь тут то орать, то плакать, агония общедворцовая, не только в покоях королевы, в покоях короля - такая же.
Но создал это все не король. Они дальше с шутом будут это обсуждать и можно даже подумать над вариантрами простройки его биографии - но Эскориал много и короля и шута, и создан училиями многих. Королю он, видимо, достался в наследство и поэтому у него такая отличная школа лицедейства, он нормальную дворцовую жизнь видит с детства. И трагедия в том, что когда оказалась, что теперь он главный на этом утреннике -
оказалось, что нет, король тут не главный, король ничего не может с этим поделать. Да, наверно, он слабый правитель (слабый ли человек - дальше станет понятно), и вообще вся эта конструкция из короля и Эскориала ничего кроме какого-то пыточного агрегата не напоминает. Причем агрегат таков, что прилетает вообще всем, кто оказывается в зоне действия.
Вот и шуту.


Король. Сколько цветов!

Тут хоть чуть видно Фолиаля. Вообще (аа, это было прекрасно) он там явно и внятно реагировал каждую секунду, кажется, примерно под девизом: "ну может быть хоть сейчас ты станешь похож на человека? Прекрати уже паясничать? упс, нет, опять нет, и опять нет...". Когда король рыдает над цветами - Фолиаля ощутимо трясет, он как собранная пружина. А потом, на смехе короля, отворачивается и на "как это забавно" безнадежно кивает. Да, забавно.


Фолиаль. Что ж, смотрите!

Мы разговаривали еще с Фредом перед спектаклем довольно много - что там просиходит? Король ли решил убиться об Фолиаля и проделывает это с треском и блеском, Фолиаль ли решил убиться об короля... Нет, вот сыгралось так, что убились друг об друга совершенно естесвтенно, не планируя специально. Фолиаль просто в этот момент, кажется, уже не может молчать. Еще не пошел на самоубийствпенный взлет, просто ему больно и он отвечает ударом?
Но короля так просто не проймешь.


Король. Где ты был все эти недели?

Вот разговор о собаках я честно понимаю не вполне - о чем они тут? О чем-то ведомом им двоим - они-то друг друга как раз отменно понимают, и взаимно друг друга прикладывают. Во всяком случае одно из разговора понятно - они сейчас совершенно на равных говорят.


Фолиаль. Бедный король!

"Я умею говорить и с королями и с собаками" - кажется, умение говорить с королями в эот момент в устах Фолиаля - это не комплимент себе. С собаками приятнее. Ну они оба равно любят, что себя, что друг друга.. Друг друга, кажется, все-таки любят. Себя - кажется ни один не. Эскориал.
Королю зато ровно это сейчас и надо - равного, такого же как он. Который не является частью этого пыточного агрегата (является частью другого, ну уж такой тут выбор, исключительно между гароттой и аутодафе).
С которым надо поговорить.


Фолиаль. Это все из-за собак.



И дальше -"Забудьте о церемониале!" Ах, с какой силой и как всерьез это было сказано! Шут - со своей гаротты - имеет право давать такой совет. Он все-таик хоть чуть, хоть на вздох - но более свободен, может себе позволить.
Король - еще нет, ему не выпутаться, он не видит способов избавиться от оков. Поэтому - безнадежно - "Что ты говоришь?". Чушь, невозможно. Кругом Эскориал.


Король. Зачем ты ходишь за мной?

"Ты томишься, ты строишь гримасы для самого себя"
Тут... интересно. Картинка-то выходит: несколько недель король шута не трогал, позволял "томиться", с вероятием и к королеве допускал - возможно, пока была какая-то надежда? а вот сейчас, с последней агонией - вызвал на разговор. И вот - он его начинает, последний разговор, всерьез.


Король. Ты был единственным человеком, которого мог выносить такой король, как я.

Совершенно всерьез, вполне признание в любви. Только вот в прошедшем времени, упс. И дальше - совершенно серьезный жек, страшный вопрос - "Скажи, о чем ты думаешь?".


Ответ такой же - всерьез - ни о чем он сейчас не думает, воет он и уже просит о смерти.


Фолиаль. Разрешите мне подняться к себе на чердак?
Король. Еще рано.

Эта сцена тоже вышла... несколько больше и сцены и зрительного зала:) Да, они ранят друг друга и причиняют друг другу боль, потому что просто не помещаются тут вдвоем, в тесных стенах Эскорила (а других не завезли, просто двое в одной клетке, ну упс... вот тут уже понятно, что им не выжить обоим.
Зато - как они друг друга понимают, а? Жутко и безнадежно - "Он хочет спать" - все, ловить больше нечего, даже и смерти королевы ждать уже необязательно, и быть, обо что ты собираешься убиться, то ли развлечением, то ли орудием пытки - не могу больше, у меня нет больше сил. Отпусти.
"Еще рано". Одинаковые позы, одинаковые безнадежные интонации. Но и обещание тут есть - да, отпущу. Просто еще не сейчас, мы еще не закончили.


Фолиаль. Не подобает смеяться, когда работает смерть!

А дальше - снова лоб в лоб, до искр, до звона: "Не подобает смеяться когда работает смерть!" - как ты можешь вести себя вот так, актерствовать, лицедействовать, требовать развлечений!? " "Я должен смеяться!" - как ты не понимаешь?! (На "должен" шут прикрывает глаза - нет, он не понимает и не хочет этого понимать. Ну или так - не понимает-то вряд ли, он хорошо понимает короля. Но - не поддерживает. )


Король. Я должен смеяться!


Король. Гаротта!

Да, и гароттой - вот в этот раз - кажется, угрожал всерьез. С него станется - и шут это, кажется, понимает, и что самое (какое? сильное, наверно, если из зрительного зала-то) -особенно поначалу, кажется - сочувствует. Что ж ты делаешь, какая уж- тут гаротта, тут и так везде гаротта... Но потом- Фолиаля несет всерьез. Вот теперь пофиг, я выскажусь - в том числе и о том, какое мне дело до этой смерти, раз уж ты спрашиваешь.
Получите, распишитесь.


Шут в общем-то рассказывает королю, то что и так тому известно. Собственно так оно и есть - "всякий подлый сброд окружает его, интригует, льстит", а король ничего не может с этим сделать. "Ты развел кругом этот Эскориал, а на что ты способен вне его?"


Фолиаль. Теперь вы просто человек. И - как вы уродливы!

(На этом месте я погрузилась в глубокие глюки о возрасте и героев и почему у них все складывается вот ровно так. Король явно не стар, по ощениям - так и вполне молод, женился вон не так давно, вряд ли вся эта истроия с королевой заняла больше двух-трех лет, и... его ситуация не производит впечатление застывшей. Король не смирился с Эскориалом
- он пытается бороться, он пытается вертеться на этой сковородке, вряд ли было так, достанься ему Эскориал много лет назад. А шут.. старше? "я потратил всю жизнь, чтобы вас развлекать?"
В какие-то моменты кажется, что вот по внутренней силе, по опыту - старше, взрослее. Но по ситуации - был бы старше, нес бы равную ответственность, не обвинял бы так? Младше, просто кажется, что "вся жизнь" тут, потому что он тоже ничего, кроме эскориала уже не знает и не помнит, а последний кусок жизни - с королевой - был так значим, что затмил все, что там было раньше, если оно вообще у него было.

И дальше Фолиаль снимает шутовское с себя - потому что оно жжет, потому что тоже должен тут стать просто человеком, иначе как - то, что будет дальше? И он правда в этот момент страшен.


Король. У тебя паразительные руки!

Отслеживала специально (а это важно) - что там происходтит раньше - Фолиаль отпускает его горло, или король начинает смеяться? Король кажется раньше на долю мгновения - и нельзя же душить того, кто даже и став вот человеком - смеется тебе в лицо? А потом Фолиаль ужасом смотрит на свои руки - что вполне мог бы, да? Так чего не хватило?
Можно таки палача, я же заслужил?
(Об этом тоже говорили с Фредом - вот в какой мере телеги шута являются внутренним голосом самого короля и так ли он их слышит - вот как свой внутренний голос? Нет, шут тут не обстоятельство, но - вот в этот момент, в момент когда король признает шута - чище себя - вот тут становится понятно, насколькоего слова били в цель.
Не смог, да? я бы с гароттой, наверно - смог бы. (и - возможно таки правда смог бы... хотя чтоо тут рассуждать, не было же?).


Король. Какой король для аутодафе!

Вот тут - ни разу не угроза. Объяснение. Ответ Фолиалю. Дурачок с короной и скипетром, надувающийся пивом? да щас. Побудь на моем месте - это не просто фарс, это аутодафе, стоишь у столба и горишь. Хочешь знать, каково расскажу. Таково, что впору и правда желать, чтоб королева уже умерла - по-крайней мере тогда эта часть казни закончится.




Король. Я родился шутом, ваше величество.


Фолиаль. Она прекрасна и чиста.

Ты безумен! - бросает королю шут. Как будто сам не безумен с этим своим монологом о том, что тоже хотел ей смерти - потому что жизнь в Эскориале не для нее.
А дальше - да, каждое слово бьет в короля. Он на этом месте начинате дергаться ровно так же, как дергался Фолиаль вначале. Квиты. Кроме того, что Бог уже схватил его за горло - и не отпускает.Он это всегда жестом обозначат, вот она, господня рука на горле - всегда.


Король. Мое ремесло не слишком благородно.

Но - нет, вот зачем-то королю нужно оправдаться, особенно вот в этом - в паленой плоти и прочих пытках и казнях нашего королевства. "Мое ремесло - наносить раны" - это он пытался справиться с Эскориалом так. Я не могу иначе, это такое место, это такая должность. "Где уж мне?..." - это было... вот вообще выносом мозга - потому что король в этот момент кажется правда вот искренне находит в себе силы для сострадания.
Вообще, конечно, концептуальный вопрос каждого спектакля - король ли отравил королеву?:) Тут король выходил временами таким страшным - что, кажется, и мог, от боли-то...
Но нет, все-таки - нет. Не он. Хотя уже дошел до такой ручки, что готов станцевать свое освобождение и послать ее к черту.
Но травил - не он.
Ты что не понимаешь, что она также несвободна, как и я? "Короли не любят - это закон. Короли царствуют в кольце всеобщей ненависти - это он ведь не на свою жизнь жалуется, это он объясняет, что, собственно, произошло. Ее просто тоже сожрал Эскориал. Думаешь я ее убил, да? Так вот нет - не я. Ты ее убил, точнее - твоя с ней интрижка. А я - я даже и защитить пытался.. (до кучи у меня уже третий спектакль четкое ощущение, что крадется король за любовниками отнюдь не только ради того, чтоб посмотреть на них и покорчится. А еще - чтоб, кроме него никто не посмотрел и не убедился.
Вот и ответ - да, Фолиаль смог остаться человеком в Эскориале - человеком, который на голову выше короля. Потому что король ему это - позволил. Вот из свое пыточной камеры - смог.

Фолиаль. Должен ли я смеяться, шут?


Король. Кто из нас двоих более гениален?


Король. Бери себе любовь, отдай корону.

И тут оба вырастают под потолок. Я - король - я за это отвечаю. Я король - она любила меня.
Король, кто бы он ни был, должен следовать за мной.
Монах в этот раз приложил обоих просто со всей силы. Причем тут - тоже в порядке глюка - монаху правда нужно, чтоб король последовал за ним, желательно - вменяемым и вотпрямщас. Не потому что церемониал проседает, а потому что что-то там происходит у смертного ложа королевы, какая-то интрига, в связи с котрой ее и убили - и вот если король сейчас не появится и не начнет разруливать, Эскориал провалится еще на один уровень вниз (в Арканар?)

th="800" height="492" border="0" />
Фолиаль.</b> Да примет ее Господь!

Но эти двое уже слишком далеко зашли за пределы человеческого, возвращения нет ни одному, ни другому. Шут встает - и пробивает головой потолок, его уже не удержать.


Фолиаль. Палача?

А король - отпускает его - и заканчивается сам.
"Разве святые таинства предназанчены для шутов?" - Фолиалю можно обеспечить посмертие, казнив его... а самому придется - ну вот... самому.
Там вышел охрененный момент, который не репетировался и вообще - случайно (но надо брать!) - корона с него сама в этот момент слетает. По концепту - нет, он так и заканчивается - в шутовской накидке, но в короне при этом.
А тут - нет, не король он больше, шут, дурак - ничего не удержал, ничего ни смог сделать - ни с Эскориалом, ни с шутом, ни с королевой... Зато вот всех отпустил. И сам больше не будет в этом участвовать.




Не дурак ли?
The show must go on?
Кажется, нет, нафиг.
Tags: Блистательная Кибитка, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments