Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Москва. Начало января 1826 года и начало января 1827 года

В письмах московского почтмейстера Александра Булкакова.

[Через сколько-то дней я вытащу из него наконец ВСЕ, что он пишет о восстании. Проблема прекрасного трехтомника переписки Булгаковых в том, что он вообще лишен комментариев (ну кроме старых, бартеневских) и указателей - вообще. Там огромная масса подробностей, слухов, сплетен, описаний - но блин, вот у меня рука не поднимается запостить из него большой кусок с кучей персоналий вообще никак не отокомментировав (а это задача не для 1-го января:)). Поэтому большой кусок с комментариями будет через пару дней, а сейчас просто два отрывочка, разделенных годом.]

Александр Булгаков, 2 января 1826 года, Москва. Пишет брату Константину в Питер.

... давно знал о Муравьеве, то есть, что он взят. Сын Чернышева меня удивляет. С его именем, состоянием, он всегда мог надеяться играть роль при законном своем государе; чего же хотел он? Бунтовать — дело бродяг, все выигрывающих и ничего не теряющих от беспорядков. Такие люди могут думать, что сделают свою фортуну, как Ней, Даву, Массена и проч., и то пустяки: Россия не Франция. Я все твержу: надобно наказывать. Здесь взяли многих; но надобно прибавить, для славы Москвы, что все почти иногородние, приезжие. Я вчера княгиню Елену Васильевну нашел в слезах: Толстой, ее племянник, посланный в Петербург, там арестован, а здесь — его брат, мальчишка восемнадцати лет. Того, признаться, я никогда не любил и не знаю, откуда ты нашел у него приятную фигуру. Я старался утешить княгиню тем, что это неправда, или невероятно; все свое красноречие истощил, но она в отчаянии и слышала от Обрескова [тогдашнего полицмейстера в Москве], а этому охота сказывать такие новости: ужасный болтун! Жалка наша полиция: пора посадить людей, как Брокер; у этого — смотри, как бы пошло. Он мастер этого дела, а уж бескорыстие и честность такие, что редко подобного найдешь; я вижу это ясно по делам его с графом. Всякий другой, прослыв даже честнейшим человеком, имел бы фортуну. Смело скажу, что он графу всыпал миллион и более в карман, а сам копейкой не попользовался, кроме квартиры, дров и подобных выгод.
Я восхищаюсь тем, что ты пишешь о государе. И здесь рассказывают многие черты в его славу. Поверь мне, что сие кровавое, несчастное начало и испытание обратятся в великую пользу государя и России. Дай-то только Бог, чтобы он окружил себя не льстецами, а людьми, пользующимися общим мнением и уважением. По-моему, государю одно только и нужно: уметь людей выбирать. Как не быть у нас умницам и патриотам в пятидесяти миллионах русских!


[Вот вы понимаете масштабы? Хорошая книжка - но в ней ни одна персоналия не откомментирована:) Брокера этого я не схожду сама нашла - это московский полицместер такой был]


3 января 1827 года
Был я у графини Чернышеквой. Она разрыдалась, увидев меня. Жаль несчастную эту мать! Маравьева страшна точно тень. Вчера должна была уехать в ссылку произвольную.

[Это Александра Григорьевна ровно 190 лет назад]
Tags: декабристы, рассказы бабушки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments