Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Вы думали, что я не смогу дальше? я сама думала, что я не смогу дальше...

"Пьер и Наташа", две трети второго тома.
Предыдущие выпуски:
1.http://lubelia.livejournal.com/1403897.html
2. http://lubelia.livejournal.com/1405578.html

Итак.

Меж тем власти убирают город после восстания ( спуская трупы под лед, заодно грабя прохожих и отправляя их туда же). Меж тем Пьер проходит первый положенный этап - дворцовый допрос с Николаем Павловичем, на котором глухо молчит (потому что Николай произносит все положенные телеги "Что было в этой голове? вы погубили своих детей!", а потом спрашивает по-человечески: "Вы пьяны были, что ли?" - и Пьеру на это вообще нечего ответить, потому что таки да, был пьян. Так он на допросе и не произносит вообще ни слова. Меж тем от Наташи уходит гувернер ("у меня жены и дети! не могу сложить в доме государственного преступника"), а бедная родственница-приживалка Жюли прячет бумаги Пьера («Вы все равно даже не понимаете их важности! я знаю, я").
Пьер сидит в одиночке, уже середина января, ни одного допроса, крыша едет. Меж тем Наташа идет за помочью к влюбленному в нее Денисову, тот смотрит на нее с ээ... интересом, но разговором дело ограничивается. Меж тем на почтовой станции Денисов встречает майора Лорера, которого везут в крепость, они разговаривают по душам, и Лорер говорит, что знает, где конституция Пестеля, но как честный человек не скажет. Меж тем Денисов доезжает до Лысых Гор к Ростовым, там за обедом они читают письмо Наташи :"Пьер замышлял цареубийство всей фамилии, включая малых детушек, но я его не осуждаю, если что - возьмите под опеку наших детей!", далее следует разговор, где Денисову и Ростову отдано возмущение («Как так хотели всех малых детушек замочить?!Убивцы!»), а неприятному и молодому кузену Коко отданы реплики типа: "Это правительство все хочет представить именно так, а на самом деле хотели свободы"; после чего это Коко еще и рассказывает юному лицеисту Андрею Ростову, сыну Николая в лицо, что его отец женился на его некрасивой матери из корыстных сообщений, а сам изменяет ей с крестьянкой. Цареубийство доказано, раз возражает против него настолько неприятный персонаж. Потом сам Андрей Ростов становится свидетелем разговора пьяного отца и матери: Николай Ростов по пьяни подрался ас мужем своей Соломониды, а теперь объясняет жене, что любовь - это одно, а секс - другое, после чего юный Андрюша Ростов идет и стреляется.
Меж тем Наташа идет за помощью к Петрохану и тот ей честно объясняет, что надо добыть вещественное доказательство того, что Пьер был против цареубийства. Доказательство она добывает - это трактат Пьера "О недопустимости террористических актов в России" и какая-то переписка с Пестелем по тому же поводу. Меж тем происходит следствие (эти куски даны от лица Боровкова. Друбецкой таки валяется в ногах у Николая, Пестель всех выдает, но при этом ведет какую-то свою игру, Каховский с Рылеевым показывают друг на друга...). Наташа с перепиской и трактом идет к Николаю, ок, говорит Николай, в вы его спасли - в Сибирь!. Меж тем, к Наташе является Друбецкая, они общаются за мужей, и в частности Друбецкая рассказывает, что сдружилась с некой англичанкой госпожой С. (которая по ее описанию как две капли воды похожа на господина С.)
Меж тем больная Елизавета Алексеевна доселе ждала, думая, что муж сбежал, чтоб вернуться за ней и увезти ее жить в тихий домик на берегах Рейна, но примерно к весне до нее доходит, что он сбежал и от нее тоже. При этом она вспоминает страшную тайну Марии Федоровны - что Николай Павлович вообще не-то не от Павла. Е.А. умирает, завещая одной из фрейлин: "В моих бумагах находится маленький черный ящик, возьмите его, и отдайте на въезде в Петербург человеку, который его заберет, ключ у него".
Боровков продолжает писать дневник, из которого мы узнаем о попытке самоубийства Пьера и о том, как происходило голосование о способах казни, а Голенищев организует виселицы - и вот это, кажется, два самых живых куска по всей книге, потому что автор наконец-то, хоть и временно, на стороне осужденных. Казнь тоже дана через Боровкова - и слава Богу, оно в общем стиле повествования, но без специального глумежа.
Меж тем Пьера выводят прямо с экзекуции к коменданту, который сообщает ему: «Вы свободны и прощены, идите на все четыре стороны, только вас государь в любой момент потребует для разговора». Пьер не идет домой (в частности потому что, как выясняется, за все это время Наташа не только не приходила свидания, но они и не переписывались вообще, и Пьеру как-то стремно идти домой), а идет обратно в камеру, а наутро едет в Царское Село к государю. Николай Павлович совершенно в своем репертуаре: «Пьер, а вы знаете, что среди ваших друзей половина - содомиты? Зато жена у вас классная, такое наслаждение было общаться с вашей женой, она вас и спасла...» - и даже не имеет ввиду ничего такого, потому что от Наташи он искренне ничего не хотел. Пьер закономерно пребывает в смешанных чувствах. "Вы свободны, граф", - говорит благостный Николай Павлович, - что вы будете делать?" "Я тебя убью!" - бросается на него Пьер, и закономерно отправляется обратно в каземат.
Меж тем старец Серафим Саровский исцеляет некого помещика Мансырова, а его сын-художник идет в обитель с целью написать портрет Серафима, и натыкается там на некоего послушника Федора, с военной выправкой и аристократическими манерами, который рассказывает, что вот, старец Серафим крут, а еще тут женскую обитель основал ровно 14 декабря прошлого года и в этом есть некий смысл, чтоб значит с нежными девами выйти на алебарды мужского мира. А вообще Александр Павлович не сбежал, он у нас тут в обители живет - давеча у Старца Серафима медведя видели, так он один-один на лицо с покойным государем… Мансуров в ужасе отваливает из обители.
Меж тем Пьера, Друбецкого и Агишева тем же днем заковывают в кандалы и везут в Сибирь - причем ровно по Литейному и Невскому проезжая мимо дома Безуховых. На одной из станций он встречает переодетую крестьянской Наташу, которая оставляет какие-то съестные припасы, при этом разговора не было. Едут по Сибири, где-то в районе Томска их встречает некий городничий, подносит фельдъегерю водки, а им предлагает денег - мол хоть и с грехом пополам нажил, а вот. Декабристы дружно отказываются. Брезгуете? Нет, не хотим облегчать свою участь, хотим крест до конца понести.
По дороге происходит крушение повозок, после чего пострадавшие оказываются за помощью в доме некоего золотопромышленника Сидорова, в котором Пьер узнает одного из братьев-свиней. Оный Сидоров их поит, кормит и предлагает тунгусских девок, а Пьер смотрит на него и думает - не содомит ли? Меж тем Сидоров заводит разговор про подземных людей, принимая Пьера за человека, к ним приближенного (и к тому же знакомого с господином С.), и по мнению Сидорова все это было подстроено подземными людьми ради освоения Сибири силами русских аристократов, которые сейчас-то и привнесут сюда культуру и благосостояние. Обсуждают также и господина С. (Пьер вспоминает, что видел его не только у Пестеля и на Сенатской, но много ранее, в 1818 году, когда был свидетелем, как его принимали в ганзейские рыцари - почему-то в ошейнике и на четвереньках). Некоторое время рассуждают, а не содомит ли господин С, но Сидоров сообщает, что скорее всего тот вообще двуполый, после чего Пьер удаляется пробовать тунгусских девок, с целью выяснить, правда ли что у них не растут волосы там, где у европейских женщин растут.
Tags: декабристы, кадавр, книги, рассказы бабушки
Subscribe

Posts from This Journal “кадавр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments