Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Cтарый-старый текст, нашла и довела до ума.

Отчет о поездке в Италии.

Отчет о поездке в Италию.

Питерская прелюдия или Дев полуночных разбег
«Это не Англия, это по Невскому вечером …»
Ночные Снайперы
Мы начнем издалека и заранее, чтобы неспешное повествование длилось и длилось, принося усладу слуху и взгляду, навевая приятные мысли и здоровый сон.
Как обычно, я не знаю, к кому обращено это письмо, но я буду его писать, потому что именно так следует упаковывать дорожные впечатления - правильными фразами, черными буковками по белому экрану, сухим перестуком клавиатуры, пачкой аттачей с отсканированными фотками. Обращаюсь я к тебе, да-да, к тебе. Но читать будут все и поэтому я не назову имени - пусть оно парит над текстом неявно и зыбко (я же не буду уточнять, что и сама не знаю - кому именно пишу? - пусть будет романтика).
…Итак, началось с того, что мы с Ленкой перепугали очередь. Громко покупали билеты на Питер, по ходу обсуждая, что "не купим в Питер - рванем в Ригу!". Очередь поглядывала на сумасшедших квадратными глазами, кассирша судорожно звенела мелочью в выведенный прямо на очередь динамик и нервно искала места до Питера.
Билеты, мы, разумеется, взяли, хотя идеи доехать до Риги не оставили.
Питер оказался сырым, теплым и темным. Он весь блестел - и Нева, и мокрые стены домов, и лед, и те участки мостовой, на которых лед уже превратился в лужи. Над Петропаловкой сиял разноцветный и глючный шпиль, телебашни, выглядевший как отощавшая рождественcкая елка в цветных фонариках.
Мы ходили от кофейни к кофейне и искали правильный горячий шоколад - густой и сладкий. Мы пили кофе со специями и без специй, со сливками и молоком, с виски и бейлисом. Мы бродили по пустынным вечерним магазинам, рассматривая немыслимые вечерние платья. Мы пили пиво с коньяком в маленькой студенческой кафешке, и потом пробирались до центра по обледенелому Обводному каналу. Мы пили вино на набережной, мы фотографировали в темноте Спас на Крови, мы бродили, бродили и бродили до умопомрачения...
Потом мы приехали из Питера и осознали, что до отпуска ровно месяц, а загранпаспорта просрочены.
Ни минуты на бакланство больше нет- надо делать паспорта, иначе никакой Италии нам не будет.
Щасссс. С трудом сварганив пакет документов приезжаем в родной ОВИР. Полдевятого утра. Дубняк: мороз и солнце, отвратительно нежное голубое небо, кошмарно пасторальные пушистые елочки в инее.
Градусов двадцать мороза. В ОВИРЕ - бушующее человеческое море. Половина народу стоит сдавать документы на загранпаспорта, половина – на их получение. Одна дверь, где сидит одна девушка: выдает анкеты, принимает готовые документы, выдает готовые паспорта. На работу нам идти к одиннадцати. Очередь по ощущениям - часов до трех дня.
Смотрим друг на друга, разворачиваемся и уходим - в яркий утренний свет и холод.
Сделаем быстро и за деньги. Одиннадцатичасовая рабочая смена - приработка как раз хватит на оный загран. Пашем. В голове - вихрь возможностей. На 14 дней отпуска: "А как ты относишься к Самкону?", "Приезжай к нам в Бер-Шеву вместе с компом - наладим винду!", "А как ты, к примеру, чтоб ко мне на Орегонщину?", "Рванем вместе во трассе в Новосибирск, а?", "Приезжай в Уфу, местным бальзамом угощу", "Ты же знаешь - я тебя всегда жду, давай!". Маленький шарик. Маленький-маленький-маленький…
В руках не удержать.

Слеза золотая.
Слеза золотая, сверкни и погибни, рассыпься, зрачку не мешай.
Я всей панорамы ещё не запомнил. Запомню и сразу уйду.
М.Щербаков.
Едем в Италию, говорим мы. Весна в Венеции - это так романтично, говорим мы. Неаполь и Пиза, говорим мы, и опять же, Рим, и цветущие апельсиновые рощи, и благословенная античность, и Данте, и Петрарка, и Умберто Эко, и Итало Кальвино. Джузеппе Кульккья - прибавляю я. "Все равно тебе водить". И еще - Бари, говорю я - и мощи Николая Мирликийского, украшенные синей пеленой, вышитой в моем родной приходе ("Мы не попадаем в Бари! - Ну и что, все равно рядом"), и мощи святого Кирилла, просветителя славянского в Риме ("Туда обязательно! - Ты адрес этого места знаешь? - А Интернет на что?"). И - стихи, стихи... "Слеза золотая, сверкни и погибни, рассыпься, зрачку не мешай...", и Бродский. И Блок. И Мандельштам.
Рромантика....
Рромантика заканчивается довольно быстро. Звонок в первое туристическое агентство. Знакомый автоответчик: "Ваш звонок очень важен для нас. Оператор обязательно ответит на ваше вопрос в течение десяти минут".
Проехали.
Следующее. "Не могли бы вы рассказать о том, какие туры в Италию вы предлагаете? - Хе.. Вам в какую цену? - Ориентировочно - около 500 долларов. - Девушка, вы дурочка? мы с такими ценами не работаем, у нас эксклюзив!" - Успеваю повесить трубку первой, хоть какое-то моральное удовлетворение.
Справка с работы о должности и доходах. Справка из банка о купленной валюте. Фотографии на визу. Анкета. Страховка. Заявление на отпуск. Бумажки, бумажки, бумажки, море бумажек. Тонны. Паспорта еще нет, визу делать неделю. Срочная виза в Литву (в Ригу, в Ригу, мы хотим в Ригу!) - два рабочих дня; не укладываемся в сроки.
Плюнуть на все и поехать автостопом до Якутска.
"Мне снятся только пейзажи... разные города. Я хожу по ним с фотоаппаратом. Недавно снилось: утренний город, в предрассветных сумерках, голубой. Со старинными каменными зданиями и тоненькими горбатыми мостами над рекой. И еще было какое-то странное стеклянное здание, все в углах и лопастях, и сверкало в утреннем солнце, но как раз тут в фотоаппарате закончилась пленка... А еще был средневековый город, с темно-синими мостовыми и полупрозрачными голубыми стенами и оранжевыми тротуарами, и желтыми цветочками плюща... Есть еще один город, его я не фотографирую, потому что он пустой весь. Обшарпанные высокие дома с узкими окнами - грязно желтые, сухой желто-красный дикий виноград по стенам, унылая маленькая кафешка на первом этаже одного из таких домов. Если немного отойти - будет вполне оживленная улица с каким-то деревянным строением на перекрестке - не то церковь, не то просто башня - черные огромные бревна и больше ничего не видно... Города, города, города, бесконечные красоты архитектуры, бесконечные пейзажи.. Снится Хайфа (тепло, пахнет травой и горячим ветром, и какая-то странная пагодообразная штуковина из темного с краснотой камня), снится Новгород (и здание театра щерится белыми клыками и гипсовыми химерами), и Прага снится (огромный готический собор из черно-белых вертикальных плит, с грубой и завораживающей резьбой и ажурным ослепительно-белым шпилем), и совсем непонятный город снится - опять с голубыми стенами, на взморье, и вся набережная - в ярких весенних деревьях: листвы еще нет, зато уже распустились восковые алые цветы, и тот же город лет через пятьсот - городских стен уже нет, зато явная мэрия из того же светло-голубого камня, и пушки на набережной, и стража с черными и красными плюмажами, и яхты под парусами - и все те же деревья в цветах с плотными лепестками и сладковатым пахучим соком..."
Рим не снится - в Риме мы не бываем в снах. И в Венеции не бываем.
Будем наверстывать, ибо Италия присутствует в жизни давно.

Вопросы веры или Сага об эстель
Каждая собака носит ветер внутри…
Умка.
"Мне плохо. - Что такое, расскажи? - Не могу. Не хочу. Плохо. - Я тут. Я готов слушать. - Я... расскажу. Можно я совсем о другом, не о том, почему плохо? - Конечно. Я слушаю. - Так вот... Самым страшным была та маска. Маска смерти из Венеции. Настоящая. Там ведь были и другие маски - серебряная женщина с пустыми глазами, другая женщина - улыбающаяся, с нотами на прическе, и большой старческий нос, и какие-то попугайские перья. Но та маска.. она была другая, понимаешь? Кусочек коричневого картона на палочке. Она неузнаваемо меняла лицо, жутко и резко. Это действительно была смерть. Там еще была «стрега» - настойка на травах, и вино было, чуть ли не знаменитое фалернское, и кусок какой-то римской развалины... И стихи - Поплавского почему-то. Тогда еще не было катастрофы, но было уже ясно, что скоро... Наверно, именно она все сломала - та маска. Наверно это все она.! - Ты же не веришь в такое. - Не верю..."
…Отсчет времени пошел на минуты – безалаберность нас таки подвела. Среда - крайний срок сдачи документов. Паспорт возможно получить во вторник вечером. Фирму и тур еще не подобрали. Зарплату, на которую тур покупается - дадут только в среду. Отдел кадров работает невнятно, а еще нужно взять справку о должности и зарплате. Время от времени пытается подобраться депра - и гонится в три шеи. Личная жизнь наконец-то побоку ("Приезжай вечером! - Я эта.. в турфирму мне надо...", "Выходи за меня замуж? - Да ты чего, у меня отпуск, уезжаю я!", "Выпороть бы тебя.. эротически... - Дай в долг до среды, а? путевка горит!"). Вокруг разворачивается золотистый весенний вихрь: новые сапожки с новой сумочкой, три пленки в фотоаппарат ("Четыре! не хватит же! - ну ладно, четыре"), рюкзак постирать, стрижку и покраску головы (не горит, но - ехать так ехать!), путеводитель, шмотки, книжку в дорогу ("Я вот нового Харуки Мураками! - Кому что, у меня как раз пост... Авва Дорофей рулит!", «Мама, какая погода сейчас в Италии, а? чего тебе привезти?» - «Перо от венецианского голубя, что же еще?» (представляю, как гоняюсь по площади святого Марка за голубями), «А тебе чего?» - «Впечатления привози», - «Да навалом, кто тут в конце концов крут - лови напрямую!»:), и неважно, что еще февраль, потому что - весна, весна, весна!
"С тобой все будет хорошо. Потому что я так хочу, вот! - Знаешь, я наверно дурак, но я тебе верю... - Вот и верь. Весна!"
Утро. Золотистый вихрь. Не просыпаясь - к подруге, обзванивать фирмы. "У вас еще есть туры с вылетом 8 марта?" – «Нет, девушка, вы не успеваете... ну, если сегодня утром сдадите документы - поможем... что вы, девушка, этим надо было заниматься неделю назад... все в порядке, девушка, у вас еще есть целых полтора дня!»
Находим несколько фирм, перед выездом из дома звоним в родной отдел кадров: "Нам бы справку для визы.. о должности и зарплате..." - "Перезвоните завтра ближе к вечеру..." .
Ладно. С этим разберемся. Мы едем в Италию. Мы едем.
Приезжаем в одну из выбранных фирм, выбираем тур. Все устраивает, кроме одной малости – завтра сдавать документы, а документов нет. Паспорта ориентировочно будут готовы сегодня вечером. В фирму, которая делает паспорта, прозвониться нельзя. С городского телефона намертво занято, с сотового – «отказ сети». Бронируем тур, насмерть перепугав девушку бодрым: «А паспортов у нас еще нет! И справки нет!», едем в фирму «Зебра» за паспортами. Радостный вихрь кружится вокруг нас: пахнет весной и путешествиями, и итальянской пиццей, и восковыми свечами, и апельсиновыми деревьями, и Адриатикой… Подходим к дверям офиса. Тупо смотрим на надпись: «Помещение арестовано. По всем вопросам связываться с ГУВД».
Звоним по указанному телефон ГУВД. Отказ сети.
Вихрь опадает, оседает золотистой пылью на потрескавшиеся сухие камни. Воздух снова прозрачен, морозен и тих. Минут пять мы молча перевариваем. Бредем к метро, садимся в какой-то забегаловке пить кофе.
Через несколько глотков вихрь поднимается снова:
«У нас времени еще до четверга!» - «Не уедем в Италию – уедем в Египет, дадут же они нам паспорта?!», «В Египет, да. Ну обгорим. Ну ветер там сейчас. Но мы едем!», «Едем. Не будет паспортов – едем по России. Золотое кольцо – ты к примеру была в Рязани? Я нет.», «Едем на Урал, заниматься горными лыжами!» «Едем в Кисловодск на минеральные воды!» Чистая эстель. Только почему-то вдруг хочется на работу – в родную и уютную соту Билайна. Чтобы не надо было больше ни о чем думать и ни на что надеяться. На секунду прорезается депра (мысленно «Ты ведь рядом?» - еле слышный ответ: «Да. Я рядом»), урезаем ее обратно.
Мы едем! Вихрь летит по кругу.
Все будет хорошо.

Осанве. Тайский мумак.
Но ни там, ни там мне ничего не дали
То ли не хотели, то ли не могли
Но зато у меня осталась заначка
Умка

"Ты мне сегодня снился! - Надеюсь, сон был неприличным? - Разумеется. Излагаю сюжет: подмосковный пансионат "Липки" на берегах реки Звероножки. Пансионат известен целебными свойствами своей водопроводной воды (лечит от склероза, геморроя и шизофрении, целебные свойства непонятно как произошли от плесени и ржавчины, потому что водопровод не ремонтировался с 17 века, с того времен, когда чернокнижник Брюс, которому и принадлежала усадьба, производил свои магические опыты.). В пансионате проходит ежегодный съезд российских вампиров - Липкон. Между 23 февраля и 8 марта сюда традиционно приезжают вампиры. Разумеется, в основном вампиры центрального региона, но есть представители Новосибирска и Владивостока, много зарубежных гостей - к примеру, группа харьковских упырей-националистов, заезжие хиппи из Англии, парочка австралийских друидов.... И мы с тобой - качестве агентов Амана. Замаскированные наблюдатели. Ты работаешь в оргкомитете, я просто шляюсь по кону, забредаю на семинары ("Вкусовые свойства крови разных групп", "Производства гематогена - вопросы технологии", "Искусство вампиров северной Хакассии", "Памяти Дракулы"), слушаю концерты (в основном - пронзительная электрогитара, сводит скулы и першит в горле от нее). Потом тебя раскрывают (лифт между конференц-залом и столовой, тихие сплетни молоденьких вампиресс ("Слышала, человека поймали? тайного агента!»)Потом обе смотрят на меня и поводят носами - человечьи духом пахну. Меня хватают, а ты к этому моменту уже сбегаешь, и идешь меня освобождать и громить вампирский кон с отрядом боевых средиземских мумаков. Последний кадр: мумаки громят столовую, опрокидывают цистерны с кефиром и топчут связки маленьких розовых и зеленых бананов. Вампиры в ужасе разбегаются. Занавес".
…Проглядываю магазины горячих путевок. Греция, Египет, Турция, ОАЭ... Таиланд выходит дешевле, чем любая Европа.
Звоним в фирму, которая делала паспорта. Ядовитым голосом интересуюсь, когда будут готовы документы. "Девушка, перезвоните после шести...". Перезваниваем после шести, с работы. "Подвозите гражданские паспорта, может быть завтра будут заграны".
Время течет песком и водой сквозь пальцы... "Едем в Таиланд? - Телепатия, я тоже об этом думала!" Что мы знаем про Таиланд? Сиамские кошки, тайский массаж и мумаки на улицах города. Больше ничего.
Утром едем отдавать паспорта. Две кобры в броске. Хочется только спать. Настолько хочется спать, что не хватает сил на полноценный скандал. Рычим, бросаем на менеджера испепеляющие взгляды, швыряем на стол паспорта и гордо разворачиваемся. Ничтожество не достойно даже нашего гнева. Сидим в кафе, разглядываем рекламные проспекты по Таиланду. ("Банкок - восточная Венеция!").
Взгляды одновременно упираются в сроку: "Москва-Банкок-Москва: беспосадочный перелет".
Занавес.

Хвост удачи.
Что, Фортуна, сказать твоим
тенорам, когда запоют, коль скоро услышу?
А, вот и они. Скажи им сама что хочешь.
М. Щербаков.
Утро пятницы. Последний курьер с последними документами по нашим прикидкам уезжает в посольство часов в одиннадцать. К десяти едем все туда, же, забирать паспорта. Менеджер шугается двух сонных рож (обе спали накануне часа по два - после ночной смены), протягивает паспорта. Сквозь зубы благодарим и отваливаем. От менеджера остается маленькая горка пепла на ресепшене, плечистый охранник прожжен насквозь и дотлевает, секретарша в муках умирает от яда в наших вежливых голосах.
Последняя фирма Москвы, в которую еще можно сдать документы - в Столешниковом. Идем, по дороге выискивая обмены валюты. Обменников нет ни одного. По дороге только срочные фотографии и убогие кафешки.
Находим обменник. В нем не работает принтер и они не могут напечатать справку об обмене валюты, которая нужна в числе документов на визу. Разворачиваемся и идем дальше. Утренняя Москва залита весенним светом. Солнышко и радостные лица прохожих. Хочется повесится от недосыпа, единственное, что нас держит - железная сила воли: мы сказали, что едем в Италию, значит мы едем в Италию. Находим обменник. Меняем валюту. Вваливаемся к последнему туроператору Москвы: "Скажите, на восьмое еще можно сдать документы?". Можно.
Вихрь гудит и наливается густой медью, и через его плотные струи еле-еле можно разглядеть происходящее: заполнение анкет ("Как пишется моя должность??? - "Специалист группы специалистов группы информационного обслуживания абонентов", падеж на падеже), оплата ( "Маш, тут сдачи три доллара? - Девушки, центами не возьмете?»), фотографии («Так, это мы забыли.. мы сейчас...» . Выходим на Дмитровку: ряд обменников с новенькими работающими принтерами и ни одной срочной фотографии), подписание договора («Девушка, а прайс-то дайте! - Вы что, сами не знаете, что покупаете? - Знаем. Нам восьмого нужно в Италию!»), вихрь поднимает нас и несет в кафе на Кузнецком («Ты перестал пить коньяк по утрам, отвечай - да или нет? - За успех нашего абсолютно безнадежного дела!»), потом на работу, а потом домой (ночной огни и переговоры ночных таксистов).
…Спать, спать, спать, сон - благословение.
Интермедия. Неделя о страшном Суде.
Турнир миновал. Я был не последний всадник.
Всех догнал. Виноват ни в чем.
Перспективы более чем неправдоподобны.
Еще повезло. Другой бы давно опешил.
М.Щербаков
Мне сегодня снилось… Вот смотри:
«Теплый летний вечер, уже довольно поздно - стремительно темнеет. Маленький городок у подножия гор. Невысокие горы, без снега на вершинах (а может просто предгорья, и настоящих вершин не видно), какая-то совершенно незнакомая природа. Не экзотическая - растения как растения, кусты как кусты, но все неизвестные. Похоже чем-то на Крым, но я во сне чувствую, что если отталкиваться от наших координат - это где-то довольно далеко - восточные склоны Урала или даже дальше. Мы с тобой сидим на склоне на каком-то плоском камушке, очень теплом, прогретом за день солнцем. Вниз довольно круто уходит обрыв, под ним какие-то кусты (довольно странные, похожие на высокие папоротник или даже на тощие пальмы), по бокам тоже кусты, но уже привычные, все в сухих листочках и ягодках (судя по ягодкам - дело происходит поздним летом или в начале осени). Внизу виден кусок шоссе, чуть дальше - автозаправка, еще дальше - огоньки маленького городка.
Темнеет, мы треплемся о чем-то совершенно обычном – ты рассказываешь армейские байки , я - институтские. Хорошо и спокойно.
А потом я откидываюсь назад и вижу небо.
Небо жуткое. Черное, прозрачное и усыпано небесными телами: не то лунами, не то просто астероидами. Никакой романтической дымки - все очень четко и жестко: каждый кратер виден, каждая извилина, каждая трещина. Все это медленно-медленно разворачивается относительно земли, как и положено небесным телам - из-за горизонта всплывает что-то новое, за край зрение уплывает то, что только что было над самой головой. Я совершенно спокойно понимаю, что мы тут не так просто сидим, что это у нас Конец Света наступает, и мы коротаем время до смерти.
Потом начинается: эти самые астероиды начинают беззвучно взрываться, одни просто разлетаются в пыль, другие со вспышками раскалываются на крупные куски. Звуки тоже раздаются, но это звуки выстрелов - народ на автозаправке в ожидании Конца мочит друг друга. Пули свистят уже где-то мимо наших кустов, ты меня хватаешь за руку и тащишь куда-то вниз, и на этом сон обрывается...»
Subscribe

  • Проверила себя еще раз

    Чем больше читаю Андрея нашего Платонова - тем большим омерзением к нему проникаюсь. Просто редкостный случай совершенно разительного несовпадения со…

  • Внезапно актерское

    Моноспектакль 1979 года, Табаков читает "Василия Теркина". Эталонное чтение просто: дикция, естественность, вот эти перепады интонации от стеба до…

  • В садоводческо-огородную копилку

    "Не зная дня вашего возвращения, Милостивая Государыня, я хотела об этом справиться и велеть сложить у Вас на огороде продолговатый картофель,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments