Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Декабристы в воспоминаниях супругов Аткинсон

Была такая английская чета путешественников - Томас и Люси Аткинсон, которые были в Сибири с 1848 г. по 1854 г., и написали по итогам несколько книжек. (Это те самые, которые сына назвали Алатау, потому что он там родился:).
Собственно, Томас издал несколько чисто исследовательских книг, а вот Люси по итогам написала «Воспоминания о татарских степях и их обитателях" - чисто путевые записки о том, что она лично видела, с кем познакомилась и т.д.
И вот в них, как вы догадываетесь, фигурируют декабристы в количествах:)
Кусочки опубликованы в треьем "Декабристском кольце" (А.П. Шайхлисламова. Супруги Аткинсон и декабристы в Сибири").
Под катом несколько цитат.
Киреев, Крюковы, Фаленберг, Волконские, Борисовы.
(Абсолютно, абсолютно прекрасный Сергей Григорьич!! )
А вот Юшневских в этих кусочках нет, но есть ссылка на оригинал, пойду, что ли, поищу там и своих:
http://digital.library.upenn.edu/women/atkinson/steppes/steppes.html
(Может еще кого найду, если языка хватит:)

[Байка рассказана в Ялуторовске, в доме Матвея Муравьева-Апостола]
Мы услышали несколько забавных историй, которые случились со ссыльными пока они совершали путь на каторгу. Одна мне особенно запомнилась. Офицер из конвоя, после того как они отдалились на приличное расстояние от столицы, ослабил свой надзор. Он объединился с заключенными и даже пригласил их разделить с ним его трапезу. В одном небольшом поселении
завтракал вместе с одним из ссыльных, а затем вышел из комнаты, для
того, чтобы удостовериться, что все приготовления к выезду идут должным
образом, ссыльный остался за столом. Он продолжал сидеть, когда в комнату
вошел представитель власти данного поселения. Двери в комнате были такие низкие, что все входящие вынуждены были наклониться, чтобы войти. Этот мужчина пришел сказать, что все готово к отъезду. Он низко поклонился сидящему за столом, решив, что это и есть офицер. Завязался разговор конечно же, о негодяях, которых приговорили к ссылке. Вошедший мужчина, глядя в лицо ссыльному, продолжал: «Вне всяких сомнений, они самые ужасные преступники. Я бы не захотел ни с одним из них остаться наедине. Я бы посоветовал вам как можно лучше следить за ними во время пути, потому что они могут обманным способом избавиться от цепей и убить не только вас, но и весь конвой, скрыться в Сибири и там продолжать творить свои ужасающие дела». В этот момент разговора прозвонил колокол об отправлении заключенных, и ссыльный декабрист встал из-за стола. Когда гость услышал бряцанье кандалов, он подумал, что с ним сыграли злую шутку. Муравьев сказал нам, что ни разу в жизни он не видел человека в таком ужасе и смятении. Когда он увидел объект своей тирады, то поспешил к двери, но не наклонился достаточно низко и так сильно ударился головой, что вновь отлетел в центр комнаты и упал на пол, но быстро подскочил и бросился к двери, больше его никто не видел.

<...>
В Минусинске живут трое декабристов. Один из них уже достаточно пожилой[Киреев]. Больно видеть, насколько сильно его желание вернуться в Петербург. Двое других - братья [Крюковы], очень стеснены в средствах к существованию. У них нет никакого другого источника дохода, кроме как те небольшие деньги, которые им ежегодно присылают друзья, хотя делать это строго запрещено.
В деревне недалеко от Минусинска живет другой ссыльный[Фаленберг], который некоторое время проживал в городе, для того чтобы зарабатывать себе на жизнь работой в школе, у него были успехи в преподавании, но когда местные власти узнали об этом, они запретили вести ему свою деятельность. Этот запрет оставил его без денег, и старик был вынужден вернуться в деревню. Там мы его и обнаружили, когда совершили небольшое путешествие. Для поддержания своего существования он выращивает табак на продажу...
Нет ничего больнее, чем видеть талантливых, высокообразованных людей в подобном положении, в котором оказался господин Фаленберг. Он заслужил наказание за свое преступление, но степень его вины ни в коем случае не соответствует той каре, которую он за него несет. Он с горечью признавался: «Я не желаю ничего для себя, кроме как справедливого наказания в то время как меня заставляют делать это». Он открыл окно и показал на поля табака, который выращивал. «Это, - сказал он, - та достойная paбота, на которую я устроен несколько последних лет моего существования, определенно, наказание, которому мы уже подверглись, более чем справедливое за то преступление, которое мы совершили». «Даже мою жену, - продолжал он, - друзья убедили в том, что я умер, и она вышла замуж вторично, хоть и никогда бы не совершила такой поступок, зная, что я жив. У меня было никаких возможностей сообщить об этом..
<...>
Первый дом, который мы посетили, был дом Волконских, мы познакомились там с самой достойной семьей. Дочь Волконских собирается выходить замуж за личного секретаря генерал-губернатора. Княгиня - умная женщина, с ней мы провели много достойнейших вечеров. Она живет, сожалея о своем добровольном изгнании, что совершенно объяснимо тем, что эта женщина до ссылки интересовалась высшим обществом и всем огромным миром. Она совсем немного пожила в браке, прежде чем ее мужа арестовали.
Обсуждая наше путешествие, князь заметил с улыбкой, что результат путешествия подчас совершенно особенный. «Например, - сказал он, - возмем меня. Я был порывисто юн, когда путешествовал по Германии, Франции и Англии. Я вернулся в свою страну, где, к своему сожалению, обнаружил, что результат этих путешествий привел меня на сибирские рудники». Князь очень полюбился нам, его манеры очень просты и ненавязчивы. В любое утро, если вы попадете на рынок, вы встретите князя. Он знаком с каждым крестьянином. На рынке он покупает продукты на день для своей семьи. После того как он поторгуется со всеми, узнает все новости от своих многочисленных друзей, среди которых много крестьян, он направится домой с гусем или индейкой в руках или с чем-то еще под мышкой. Он будет одет в старую кепку и пальто, от которых даже самый бедный крестьянин отказался бы, но манеры будут выдавать его величественность и происхождение, а его лучезарный взгляд сразу расположит вас к себе. У него есть земля, на которой он выращивает различные культуры. В Иркутске говорят, что его жена живет на средства с этой земли. Дом, в котором она живет с детьми, большой и удобный, но князь занимает комнату в небольшом доме во дворе.
Для того чтобы описать характер князя, я должна рассказать вам, как он пришел на выставку лошадей. Он восхищался новинками так же, как и все вокруг, но не общался с обеспеченными людьми, он общался с крестьянами находился среди них. Я спросила, почему он себя так ведет, с улыбкой ответил: «Вы должны меня понять. Я знаю, что я один из них, и я всегда занимаю свое место».
Князь часто приглашает нас. На одной из таких встреч он удалился и привел ссыльного товарища, который продемонстрировал великолепный художетвенный вкус.[Борисов] С помощью карандашей он выражает себя и своего брата, к сожалению психически нездорового. Горе ослабило его разум. Он рисует цветы и птиц, которые получаются в особо утонченной манере. К несчастью, его краски очень плохи, через несколько лет они полностью исчезают. Господин Аткинсон подарил ему коробку акварели Winsor&Newton's, господин Борисов был очарован подарком. Он приходил несколько раз смотреть, как мой муж рисует. Каждый раз он восхищался его красками, перед тем как говорил о том, как жалки его.
Наша первая встреча с ним была забавной. Князь назначил встречу, и, когда они зашли в комнату, он представил своего спутника, потрепав его за волосы и говоря: «Разрешите представить вам участника тайного заговора».
Невысокий мужчина не мог не засмеяться. Он действительно не выше меня.
Было что-то абсолютно нелепое в том, что этот маленький человек с неотразимым выражением кротости в лице является участником тайного заговора. Даже сам князь после того, как сказал это, рассмеялся от души. Борисову доставляет огромное удовольствие посещать моего мужа всякий раз, когда удается покинуть брата. Тот очень тяжело переносит его отсутствие и очень часто пребывает в волнении, поэтому Борисов боится оставлять его одного.
Tags: #декабристы, Волконский, Сибирь, декабристы
Subscribe

Posts from This Journal “Сибирь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments