Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария.19 ноября 1831. Петровское

Предыдущие письма:
1.23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород:
https://lubelia.livejournal.com/1419565.html
2. 27 сентября 1830 года, Петровский Завод:
https://lubelia.livejournal.com/1423555.html
3. 11-го Октября и 2 ноября 1830 г. Петровский Завод:
https://lubelia.livejournal.com/1429364.html
4.13 Декабря 1830. Петровский Завод
https://lubelia.livejournal.com/1434767.html
5.29 Января 1831. Петровский Завод:
https://lubelia.livejournal.com/1444299.html
6.4 июня 1831. Петровский Завод:
https://lubelia.livejournal.com/1448430.html
7.30 октября 1831. Петровский Завод.
https://lubelia.livejournal.com/1491369.html

Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 17-19

[Мария Казимировна - Семену Петровичу]

19 ноября 1831. Петровское

После отправления письма моего к тебе, любезный друг Семен Петрович, от 30 октября, Павел Васильевич [Аврамов] получил горестное известие о кончине его родителей1Нельзя изобразить тебе, какой удар это нанесло ему. В нашем только положении можно представить себе всю меру его печали. По давней с ним дружбе нашей и по участию, какое обязаны мы принимать в нем, я вместе с братом твоим сочли необходимым тебя об этом уведомить, дабы ты обратил особенное внимание на содержание последнего моего письма, в котором сообщала я тебе поручение Павла Васильевича [Аврамова] собственными его словами: теперь лишился он лучших своих друзей и попечителей; братья же его и сестры, по известной к нему привязанности, хотя и готовы иметь о нем попечение, но ты знаешь, как способы их ограничены. И так, вся надежда Павла Васильевича [Аврамова] на исполнение с твоей стороны того, о чем, по поручению его, я дважды к тебе писала 2. Теперь брат твой Алексей Петрович возобновляет особенную об этом просьбу. - Брат твой, любезнейший Семен Петрович, здоров. Месяц прошел по получении от тебя письма. Скоро ли дождем другого? Скучно и грустно не получать писем от родных, которых мы любим всем сердцем. Ты знаешь очень хорошо и сам, друг мой, что брату твоему большая отрада была бы получать твои письма. Зачем же ты так редко утешаешь его и лишаешь тем много минут приятных, которые мог бы он иметь? - На сих днях очень меня огорчил, было, мой старик Еминька 3, который перенес тяжкую болезнь, но ему другой день лучше. Алексей Петрович очень его жалел.- Николай Васильевич [Басаргин] вовсе не получает писем от княгини Мещерской 4 и я не получаю от нее писем. Уведомь, если знаешь, где она! Фердинанд Богданович [Вольф] очень, очень кланяется тебе. Говорят, что дети покойного Варфоломея Варфоломеевича [Рынкевича], два мальчика, прелестные, говорят, красавцы, а третья - девочка также хорошенькая. Бабушка о них печется, а мать не очень. Есть здесь знакомый покойника, [Дмитрий Захарович] Ильинский, штаб-лекарь5, который мне сообщает всегда о сих детях. Они не нуждаются ни в чем, но Бог знает, какое они получат воспитание. - Брат твой целует тебя от всего сердца. У него нет совсем курительного табаку, а ты знаешь, как ему необходимо курить. - Прощай, мой любезный! Прошу тебя поцеловать за меня ручку моей матушки и скажи ей, что мы оба здоровы.
Обнимаю тебя со всею нежностью привязанной сестры и друга.
Марья Юшневская.

19 ноября 1831. Петровское.





ПРИМЕЧАНИЯ
1Отец П. В. Аврамова – Василий Михайлович Аврамов, советник комитета академии наук, о матери мне пока ничего не известно.

2В делах Аврамова принимают участие его братья Михаил и Василий. Подробней обо всей этой коллизии см. прим. 1 к письму от 11 октября 1830 г. Юшневская пишет Семену о делах Аврамова в письмах от 11 октября 1830 года: "Желание Павла Васильевича, на основании претерпеваемых им недостатков в самом необходимом в продолжении четырех лет, есть: дабы ты оказал ему одолжение присылкою на имя мое процентов с денег, находящихся в руках твоих, за все прошедшее время по 1-е января будущего 1831 года. С сего же времени уплачивать оные родителю его. В скорой уплате капитала Павел Васильевич не видит надобности, лишь бы проценты платились исправно, потому что они суть единственное средство содержать его, не вводя в затруднение его отца. Просьба сия основана на воли сего последнего, о чем Павел Васильевич уведомит своего отца, коль скоро ты согласишься исполнить его просьбу. Он просит повторить тебе, что имеет крайнюю нужду в исполнении этой просьбы», - и в письме от 30 октября 1831 года, через год после первого: «Павел Васильевич [Аврамов] благодаря тебя за память о нем и свидетельствуя взаимное его расположение, просит тебя войти в его обстоятельства и поспешить началом исполнения твоего обещания - высылать ему проценты с должной тобою суммы его родителям сходно их давно уже изъявленному тебе желанию».

3Еминька – пес Юшневской, который приехал с ней в Сибирь из Тульчина. Прослеживается в переписке до 1832 года. В 1828 году он «мил и зол» и помогает ей улаживать запутанные денежные дела в Киеве, в 1829 скучает по ней, пока она гостит то ли в Каменке, то ли в Рашкове и воет. Вообще же Мария Казимировна - собачница, в дальнейшем в переписке упоминается ее предыщущая собака - "красавица Дельфина", да и после Еминьки она периодически упоминает в переписке, что собаки у нее "славные".

4Княгиня Мещерская – теща Басаргина, мать его умершей в 1825 году любимой жены Марии Михайловны. Юшневская поддерживает отношения с семейством Мещерских, Басаргин в воспоминаниях пишет так: «Во время путешествия нашего приехали к нам еще две дамы – Розен и Юшневская. Последняя, проживая в Тульчине, сообщила мне некоторые сведения о родичах покойной жены моей, с которыми она жила в одном месте». В дальнейшем Мещерские упоминаются в ее переписке с Семеном.

5
Ильинский Дмитрий Захарович (1805—1842) – врач Петровского завода. См. о нем кусок воспоминаний М. Бестужева: «Ильинский был из духовного звания, получил образование сперва в семинарии, а потом в медико-хирургическом отделении Московского университета, следовательно, весьма плохое, и самое его назначение в Селенгинск уже довольно ясно это обозначает. Он познакомился в доме селенгинского купца 3-й гильдии Старцева и женился на его 14-летней дочери., столь редкую в Сибири, — и вы будете иметь ее портрет, довольно верный. Молоденькая и очень хорошенькая ее дочь (Катерина Дмитриевна), отданная замуж в таких молодых летах, невинностью и неопытностью была совершенное дитя, так что ее супруг, с помощью текстов из священного писания, едва добился от нее, уже долго после свадьбы, покорности супружеским обязанностям. Наши дамы ее очень полюбили, ласкали ее и играли ею, как игрушкой. Когда ее муж не ночевал дома (а это случалось довольно часто вначале, потому что, вспоминая студенческую жизнь бурша, он сблизился с гуляками нашего штаба, и преимущественно с Куломзиным, племянником генерала, глупцом и пьяницей), то она постоянно приходила ночевать к нашим дамам, детски-наивно признаваясь, «что она привыкла спать с Митей (ее муж) и без него боится одна лечь в постелю»… Муж ее, взбалмошный, но добрый студент, не видавший никогда хорошего общества, получивший такое ограниченное образование, но по влечению молодости жаждущий познаний, был совершенно сбит с толку неестественным состоянием, в которое его бросила судьба. Вообразите себе молодого человека со свойственным молодости самолюбием, с претензиею на университетское образование, с неведением самых простых понятий о составе общества, с политическим его устройством, а главное — с отсутствием всякого понятия о нашем намерении, незнанием, чего мы хотели, за что пострадали, — вообразите этого человека, брошенного в водоворот нашей тюремной жизни в ту эпоху, когда впечатления еще были живы, раны свежи, потери горьки, когда кипучая молодость, лишенная деятельности, изливалась в шумных диспутах и борьбе разноречащих мнений, еще не сгладившихся шероховатостей. Его изумление было велико, когда, слушая знакомую ему русскую речь, он в ней не понимал ничего. Из сострадания к его любознательности, ему объяснили его невежество. Тогда, очертя голову, он бросился в море учености, просил, вымаливал у нас книги, а когда увидел, что из русских книг он не многому научится, он начал изучение французского языка, заставил и жену учиться по-французски, читал сам и заставлял читать жену философского и специального содержания книги; не познакомившись хорошо с языком и начав дело с середины, естественно, понимал все вкривь и вкось и, желая нам показать свое знание, пускался в философские и политические прения и, наконец, дошел до такого умственного сумбура, что становилось жаль, когда насмешники нарочно вовлекали его <в> диспуты и, засыпая его техническими терминами, пороли чепуху в забаву публики. Эти диспуты сделались для него хроническою болезнью, и он так надоел всем, что комендант, видя, как он небрежет своею должностью и променял медицину на философию и политику, запретил ему (чудное дело!) вход в каземат и лечение больных арестантов, иногда позволяя в таких только случаях, когда больной, не желая лечиться у нашего товарища Вольфа, просил у коменданта позволения лечиться у Ильинского. Итак, медик, назначенный правительством к арестантам, которого обязанность была ежедневно посещать нас по службе, не иначе мог проникнуть в заветные стены, как только с нашего позволения. И он часто прибегал к нам с просьбой — сказаться больным, и мы его выписывали и скучали с ним; но все, все мы ему прощали ради его привязанности к нам, ради его любознательности, ради участия в нашем положении доброй, почтенной старушки Федосьи Дмитриевны и жены его, ради доставления всякого рода контрабанды, начиная с карандаша и стклянки вина, под видом лекарства, до запрещенного стихотворения или брошюры. Он умер в бытность нашу в Селенгинске, в чахотке».
С женой Ильинского Катериной Дмитриевной Юшневская по всей видимости приятельствует – во всяком случае в переписке она упоминается неоднократно.
Tags: Юшневские, письма из Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “письма из Сибири” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments