Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

Неизданное место из записок Гангеблова или нравы полтавского дворянства.

Есть такой прекрасный декабрист, который оставил страшно интересные записки. Сам по себе он человек... ну я о нем писала и еще напишу - неприятный, в общем. Больших дел не наделал, но не образец. Но это неважно - зато школьный друг Ростовцева, а еще закончил пажеский корпус - и у него в записках много об этом.

А вот пока выправляла в нем опечатки - наткнулась на еще один неучтенный кусочек из его записок, он печатался отдельно в Русском архиве. Для сайта подберу, а пока просто делюсь историей, потому что эти могучие люди просто требуют, чтоб о них рассказывали:))
Гангеблов пишет о семействе князей Манвеловых с имением где-то под Кременчугом, дальних своих родственниках:

В нашем уезде, но под Кременчугом, были два князя Манвеловы: Иван Иванович и Николай Иванович (о последнем из них упомянуто в моих Записках, как о члене общества Масонов). Оба эти брата были большие оригиналы. Стоит привесть несколько достаточно выдающихся черт из их характеров. При Екатерине они служили в кавалергардах, еще довольно молодыми вышли в отставку и «засели» в наследственном своем богатом имении Морозовке. Почти ни с кем они не имели сношений, никогда не делили между собою имения и управляли им кое-как, а также никогда не строили себе господского дома: жили в крестьянской избе со множеством к ней пристроек и своими прикащиками были обкрадываемы немилосердно. Так они прожили несколько лет и стали уже забывать о прошлом, о своей Петербургской молодости, как вдруг князь Николай Иванович получает из Полтавы письмо от князя Куракина. Князь Куракин ему пишет, что вот он приехал на службу (генерал-губернатора) в Полтаву и узнав, что он недалеко оттуда живет в деревне, просит приехать с ним, старым другом, повидаться и вспомнить о веселом прошлом. Князь Николай Иванович, недолго думавши, отправился налегке в путь, но вместо краткого свидания он прожил у князя Куракина все время пребывания этого последнего в Полтаве; а когда готовый уже к выезду в Петербург князь Куракин сказал: «А знаешь что, Николай, поедем со мной в Питер: и прокатишься и повеселишься в столице», - Манвелов сел с ним в карету и отправился в дальний путь, не подумав наведаться в Морозовку и проститься с братом и сестрою. Но тут еще не конец курьезу: приехав в Петербург, он в не безвыездно прожил… 40 лет. Все это время в столице он вращался в сфере высшего общества: у Лобановых, Юсуповых, Безбородко, Куракиных и т. П. и езде был своим человеком. Он и жил на даровой квартире, в одной из надворных построек дома княгини Лобановой, на Морской. Денежные средства для жизни присылались ему из Морозовки. В его двух комнатах царил самый нескладный беспорядок: то вы видели какую-нибудь очень ценную вещь или вещицу, или изящную женскую работу, и подле них огарки свечей; то редкий по сезону фрукт и рядом с ним разорванная четверка Гишаровского вакштафа с рассыпавшимся вокруг табаком и т.д. Домой он не возвращался иногда по несколько дней, особливо летом.
Как пример беспечности князя Николая Ивановича, стоит рассказать следующее. Племянник его лейб-улан, тоже князь Манвелов, собравшись ехать в отпуск, в наш край, зашел к нему проститься. «Вот кстати, - сказал, обрадовавшись, дядя, - отвези душа моя, вот это (он указал на большой сундук), отвези это сестре Настасье Ивановне; это фарфоровый сервиз, я его купил к ее именинам на аукционе, о чем ей тогда же и писал, да вот все не соберусь отправить». Молодой князь Монвелов не могу исполнить этого поручения, так как должен был ехать на перекладных, а когда он спросил, на каком аукционе сделана покупка, то оказалось, что сундук с сервизом простоял на месте более восемнадцати лет.
Князь Иван Иванович, по отъезде брата к кн. Куракину, продолжал жить в Морозовке, по прежнему с сестрой. Это был человек истинно добрый, честный и обязательный. При такой строгой отчужденности от света у него всегда водились деньги, но жил он очень просто, собственно по беспечности, а не потому, чтобы был скуп; напротив, он никогда не отказывал в денежных ссудах и всегда без процентов. Все это не мешало, однако ж, ему быть таким же, как и его брат, эксцентриком. При такой однообразной, монотонной жизни, он и его сестра неладно жили между собой.
На другой день после одной из ссор с нею князь к утреннему чаю не явился. Подождал, подождали и заглянули к нему в спальню, в спальне нет; искали во дворе, тоже нет; искали везде, рассылали дворовых людей на поиски по всем местам обычных его прогулок: в поле, на хутор, но и там нет и нет! Розыски полиции кончились тоже ничем. Решили тем, что князь погиб, что отправившись пешком на хутор, он вероятно был съеден волками, которых в то время было очень много. Так князя и след простыл, о нем совсем забыли. Прошло одиннадцать лет. Однажды утром, среди зимы, в ворота двора входит незнакомый мужик, в нагольном тулупе, с длинной бородой. Мужик направляется к дому, подымается на крыльцо; на вопросы прислуги, кто он и чего ему надо, он не обращает внимания и следует дальше в комнаты, как человек, которому знакомо расположение дома; в столовой садится и приказывает подать себе чаю. Вышла княжна Настасья Ивановна; он не шевельнулся, а когда она, вглянувшись пристальнее, в нежданном госте узнала брата и с криком кинулась ему на шею, то он молча ее отстранил и молча принялся за поданный ему чай. Все это он проделал с таким невозмутимым ко всему равнодушием, как будто только вчера отлучился из дома.
Замечательно, что во все долгие годы, которые он за тем еще прожил, он никому даже и из тех родственников, с которыми наиболее был близок, не открывал тайны своей Одиссеи. Доходили смутные слухи, что он состоял при главнокомандующем князе Прозоровском и пользовался полнейшею у него доверенностью.


Я тащусь с этих людей:)))
Tags: XIX век, декабристы, персоны
Subscribe

Posts from This Journal “персоны” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment