Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария. 20 Мая 1832. Петровское.

Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири, публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 31-34

[Мария Казимировна - Семену Петровичу]

20 Мая 1832. Петровское.

Курсивом - французский.

[Коллеги, гляньте, что еще можно сказать про всех этих людей - Барятинского, Четвертинского, княгиню Мещерскую, Каролину Маньковскую?]

15 числа сего Мая получили мы письмо твое от 11-го Марта, любезный друг Семен Петрович. Благодарим тебя за уведомление о твоих делах. Душевно радуемся, что почтенный Игнатий Онуфриевич [Поповский]1 доставил тебе средство устроить их. Не нахожу слов, чтобы изъяснить тебе чувство нашей к нему благодарности за дружбу, которую он столь неизменно сохранил ко всему нашему семейству. Несмотря на малость дохода, какой за уплатою долгов намерен ты отделять на свое содержание, по крайней мере, ты, любезный друг, в продолжении шести лет будешь, наверно, знать, чем располагать можешь, а по истечении оных будешь уже иметь состояние, чистое от долгов и принадлежащее одному тебе. Мы очень обрадовались, увидев, что вскоре и Павел Васильевич [Аврамов] начнет получать уплату, ибо он уже давно не получает ни копейки и без помощи товарищей лишен бы был дневного пропитания, а мы знаем собственным опытом, сколь ужасно нуждаться в чужом пособии. В нашем только положении можно это представить себе во всей силе. 2 Василий Петрович [Ивашев], уведомил уже его, что он писал к тебе о высылке сюда всей суммы, какую ты назначил теперь в уплату. Что касается до уплаты остальной суммы, то я, помнится, уже писала тебе, чтобы оная выплачена была по частям. — Ты говорил в письме твоем: „простите, друзья мои, что говорю вам так подробно о делах моих". Любезный друг! мы очень благодарны тебе, что ты нам пишешь обо всем, что до тебя касается. Кто же, как не мы, разделим с тобою чувства? Когда ты с друзьями твоими будешь говорить откровенно, то сим доставишь отраду, а вместе с сим докажешь, что их любишь как любил прежде: Ты еще сказал в письме твоем: „пишите мне чаще". Чтобы тебе доказать, как я рада исполнить твое желание, ты будешь каждые две недели иметь от меня письма. Надеюсь, что и ты, будучи теперь свободнее, чаще будешь писать нам. — Все благодарят тебя за поклон и кланяются тебе. Василий Петрович [Ивашев]3, ты знаешь уже, что он женат и с тех пор совсем другой человек стал: гораздо веселее, любезнее, точно переродился. Он очень пополнел, и если так будет полнеть, как по сю пору, то выйдет другой Леопольд Четвертинский 4. Басаргин совершенно здоров, но не полнеет. Он не получает писем от княгини Мещерской и очень огорчился, узнав, что она, бедная, в таком положении живет в С[анкт]-Петербурге]5. Напрасно оставила она Тульчин, хотя и в Тульчине было не очень хорошо жить, но она имела здесь людей, которые ее любили, знали ей цену и готовы были разделять все. Вольф благодарит тебя за дружеские выражения к нему в письме нашем и просит сохранить к нему чувство дружбы, как к человеку, который не переставал тебя любить, как родного. Он очень редко получает письма от сестер своих. Младшая сестра его, которая была вдовою, вышла замуж уже два года назад. Как расстроил меня Игнатий в бытность мою в Москве]6. Александр и Николай Крюковы здоровы, кланяются тебе. Я в проезд сюда познакомилась с их матушкой и пишу к ней о детях]7. Препочтенная женщина, и старик очень добрый. Вообрази их положение: оба сына здесь, а младший умер, и дочь их овдовела, живет одна в деревне. Барятинского [В тексте Голубовского ошибочно - "Баратынского"] я не видала: он болен и не выходит никуда из своей комнаты]8. Поджио живет в одном отделении с нами; кланяется тебе. Мы еще поджидаем одну даму сюда, М-m Якушкин: я думаю скоро выедет из Москвы ]9. Я познакомилась с ее маменькой, Надеждой Николаевной Шереметьевой. Какая милая, почтенная старушка. В бытность мою в Москве я ее часто видела и душевно ее уважаю. Ты, я думаю, знаешь, что я познакомилась также с Горяиновыми [В тексте Голубовского ошибочно – «Гарисновыми».] Ты с ними тоже знаком. Вера Алексеевна Муравьева, которая писывала ко мне в Тульчин, и ты был у нее однажды,— урожденная Горяинова. Она потеряла сына недавно, и другой у нее очень болен. Да утешит ее Бог! Сколько эта женщина горести перенесла! Муж ее горюет очень10. — Я думаю, надоела тебе, говоря о наших страдальцах, но я говорю о них как бы о людях, принадлежащих моему семейству. Вообрази, как они мне близки: живем в одной тюрьме, терпим одинаковую участь и тешим друг друга воспоминаниями о милых любезных родных наших. Многие получают каждую почту подробные описания о домашних и сообщают другим, чтобы вместе разделять чувства, и признаюсь, что часто обрадуешься удовольствию другого, как бы собственному, и так делим все, что встречается. Пишу тебе о сем, чтобы ты сколько-нибудь мог представить себе жизнь нашу тюремную. — Не увидишь ли ты старика Лев.(?)11. Поклонись ему, пожалуйста от нас. Вспомни, любезный Семен Петрович, как ты на него рассердился однажды за салфетку. Поклонись ему, пожалуйста от нас. Вспомни, любезный Семен Петрович, как ты на него рассердился однажды за салфетку. Мне писали, что ему очень нравится Каролина. Никогда ты нам не сказал, видишься ли ты иногда с Маньковскими12.
Уже самая младшая из них большая невеста. — Как утешил ты меня, сказав несколько известий о доброй Горленковой13: я очень ее любила Вспомни также мену мою с нею, и с какою добротою отдал ты мне свой любимый бужуарчик14.
и так меня растрогал своей готовностию сделать мне угождение, что я расплакалась и послала Мещерскую назад отнять у Горленковой. Будь уверен, друг мой, что от души истину тебе говорю: никогда в мысль мне не придет вспомнить то, что случилось неприятного перенести от тебя, а всякую вещь, которая доказывает доброе сердце, дружбу твою, не расстаюсь с сими воспоминаниями. Друг мой, несколько лет мы провели с тобою вместе, любя друг друга, стараясь доставлять взаимно все, что только могло сделать удовольствие и доказать родственную привязанность. Неужели два года неудовольствий между нами могут помрачить прежнее чувство? Нет, мой друг, нельзя, чтобы всю жизнь нашу мы не огорчили друг друга никогда! Невозможно, чтобы не нашелся кто-либо, кому бы не трудно было видеть такое согласие, какое между нами было. Быть может, что и в твоих чувствах со временем утвердится еще более дружбы после всех неудовольствий, какие мы взаимно перенести должны были.— Брат твой целует тебя сердечно и рад душевно, что, наконец, ты успокоился, и дела твои идут лучше. Сколько бы ты ни жил еще на свете, никогда не наживешь друга, какого ты имеешь в почтенном твоем брате? Люби и уважай его, как прежде: увидишь, что для тебя самого чувство сие будет отрадно. Прощай, любезный мой Семен! Сохрани тебя Бог и пошли тебе душевное спокойствие!

Сестра и друг Мария Юшневская.
Еминька15. ужасно дряхл, и глух, и капризный, но мы оба любим его очень. От нас обоих поцелуй ручку моей матушки. Благодарю тебя, что ты ей доставил шелк, а ей, что она вяжет ризо16 для дам наших, и за бахрому для меня.



ПРИМЕЧАНИЯ

1 Об Игнатии Онуфриевиче Поповском см. примечание 2 к письму от 4 июня 1831 года. Это человек, близкий к семейству Юшневских: помогает, ссужает деньги, судя по всему имеет какую-то часть имущества в Хрустовой.


2О финансовых отношениях Юшневских и Аврамовых см. примечание 1 к письму от 30 октября 1830 г. Финансовое положение П. Аврамова в Петровском заводе напрямую зависит от Семена Юшневского, который выплачивает ему проценты по старому долгу Алексея Петровича.


3Невеста, Камилла ле Дантю приезжает к Ивашеву в самом начале осени 1830 года, практически сразу по прибытии декабристов в Петровски завод. По воспоминаниям друга Ивашева – Н. Басаргина, приезд невесты буквально спас Ивашева от самоубийственной затеи с побегом: «Перед выходом нашим из Читы с другом моим Ивашевым случилось такое событие, которое видимо показало над ним благость провидения... Ивашев, как я замечал, никак не мог привыкнуть к своему настоящему положению и видимо тяготился им. Мы часто об этом говорили между собою, и я старался сколько можно поддерживать его и внушить ему более твердости. Ничто не помогало. Он был грустен, мрачен и задумчив. Раз как-то на работе Муханов отвел меня в сторону, сказал мне, что Ивашев готовится сделать большую глупость, которая может стоить ему жизни, и что он нарочно решился мне сказать об этом, чтобы я с моей стороны попробовал отговорить его. Тут он мне объявил, что он вздумал бежать, и сообщил все, что знал о том... Выслушав Муханова, я сейчас после работы отправился к Ивашеву, сказал ему, что мне известно его намерение и что я пришел с ним об этом поговорить. Он очень спокойно отвечал мне, что с моей стороны было бы напрасным трудом его отклонять, что он твердо решился исполнить свое намерение и что потому только давно мне не сказал о том, что не желал подвергать меня какой-либо ответственности....Наконец, видя все мои убеждения напрасными, я решительно сказал ему: "Послушай, Ивашев, именем нашей дружбы прошу тебя отложить исполнение твоего намерения на одну только неделю. В эту неделю обсудим хорошенько твое предприятие, взвесим хладнокровно le pour et le contre {За и против (франц.).}, и если ты останешься при тех же мыслях, то обещаю тебе не препятствовать".... Комендант продержал его часа два, и мы уже не знали, чему приписать его долгое отсутствие. Опасались даже, не открылось ли каким образом нелепое намерение бегства. Наконец, приходит Ивашев, расстроенный, и в несвязанных словах сообщает нам новость, которая и нас поразила. Комендант присылал за ним для того, чтобы передать ему два письма, одно от его матери, а другое матушки будущей жены его, и спросил его, согласен ли он жениться на той девушке, мать которой писала это письмо. Оно адресовано было к матери Ивашева. В нем г-жа Ледантю открывала ей любовь дочери к ее сыну, говорила, что эта любовь была причиною ее опасной болезни, в продолжение которой, думая умереть, она призналась матери в своей к нему привязанности, и что тут же мать дала слово дочери, по выздоровлении ее, уведомить об этом г-жу Ивашеву и в случае ее согласия и согласия сына дозволить дочери ехать в Сибирь для вступления с ним в брак. В этом письме она упоминала также, что дочь ее ни за что не открыла тайны своей, если бы Ивашев находился в прежнем положении, но что теперь, когда его постигло несчастие и когда она знает, что присутствием своим может облегчить его участь, доставить ему некоторое утешение, то не задумывается нарушить светские приличия -- предложить ему свою руку. Мать Ивашева отправила это письмо, вместе с своим, к графу Бенкендорфу, и тот, с разрешения государя, предписывал коменданту опросить самого Ивашева, согласен ли он вступить в брак с девицею Ледантю».(Цит. По сетевой публикации: http://az.lib.ru/b/basargin_n_w/text_0040.shtml ). Брак Ивашевых оказался счастливым, хотя и недолгим – Камилла умирает в 1839 году, и Ивашев переживает ее ровно на год.



4 Судя по всему это князь Леопольд Антонович Четвертинский, из польского знатного рода, участник войны 1812 года. Четвертинские имеют поместье в Подольской губернии – Антополь (см: http://ua-travels.livejournal.com/2702803.html)



5 См. письмо от 19 ноября 1831 года, за 7 месяцев до этого: «Николай Васильевич [Басаргин] вовсе не получает писем от княгини Мещерской», и одно из следующих писем от 14 апреля 1833 года: "Недели две тому назад получила я письмо от княгини Мещерской. Трудно выразить, как обрадовались все ее знакомые, увидя ее руку и получа о ней известие". Кн. Мещерская - теща Басаргина, мать его рано умерший жены Марии, и судя по упоминаниям в переписке, знакома со всем тульчинским обществом и помнит о них: известия о ней передает Семен Юшневский, сама она когда наконец начинает писать письма, передает приветы Вольфу и Барятинскому. Задержка с перепиской, видимо, обусловлена какой-то непростой жизненной ситуацией: "Жаль только, что ни мало не улучшилось ее состояние, и она со всею откровенностью говорит мне о сем" - пишет Юшневская в том же письме от 14 апреля 1833 года. Судя по всему, княгиня Мещёрская находится в разъезде с мужем - с 1827 года он находится в Петербурге, а она ее на 1831 года по-прежнему живет в Тульчине. ...В этом же письме ниже речь идет, судя по всему, о какой-то другой Мещерской, скорее всего младшего поколения, возможно о будущей жене Басаргина, Марии.



6C Игнатием Вольфом М. К. познакомилась в Москве, останавливаясь там на пути в Сибирь. Мы не знаем степени родства, потому что это единственное упоминание этого человека, но судя по всему, это брат Вольфа. Сестер мы знаем две - штаб-лекарша Екатерина Толь, которая на 1826 год живет в Туле (и в ее же доме живут родители Вольфа), и вот эта, младшая, о которой других упоминаний на данный момент нет.



7 О семействе Крюковых см. прим. 14 к письму от 23 мая 1830 года. В доме родителей Крюковых М. К. останавливается, когда проезжает в Сибирь через Нижний Новгород. Вдовая сестра - сестра — Надежда (р. 1804), замужем за кн. Н.Н. Бекович-Черкасским (ум. 1823) о нем см. http://transition.ru/index.php/2012-04-06-17-20-15/2012-09-15-07-20-44/2012-09-24-10-13-43/555-2012-09-27-18-32-07, (умерший брат - Платон (1809 — до 1830) http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kryukov1.php).



8 Князь Барятинский. Александр Петрович (1797-1844) - штабс-ротмистр Лейб-гвардии Гусарского полка, с начала 1820 г. - адъютант главнокомандующего 2 армией П.Х. Витгенштейна. Декабрист, член Южного общества, друг П. Пестеля и семейства Юшневских. Поэт, автор книги французских стихов "Часы досуга в Тульчине» (1824). Одно из стихотворений (В альбом госпожи Ю......й) с вероятием посвящено Марии Казимировне, привожу подстрочник
В альбом госпожи Ю......й

[Прозаический подстрочник с французского]

Вы, которую оскорбляет похвала,
Вы, презирающая льстецов,
И, убегая душой от почестей,
ВЫ желаете только тех, что идут от сердца!
Не заводите никогда альбом, эти красноречивые страницы,
На которых иные собирают записанное одобрение.
Смейтесь над их тщеславием,
Тихонько лелеемым в позолоченных книгах;
Пусть находят в них свою красоту,
Прелестно изображенную;
Их легкую доброту,
Тонко восхваляемую;
Их соблазнительный взгляд, которого галантно опасаются;
И искусство, каждым словом приукрашивающее правду.
Вы, менее суетная и более мудрая,
Подберите для этого альбома куда более благородное употребление,
И каждый вечер беспристрастно
Записывайте тем, точно запечатленные,
Ваши действия и ваши мысли.
Чтобы этот рассказ, с более справедливой похвалой,
Был историей вашей жизни.
Вы увидите, что без лести,
Без роскоши, без фальшивых украшений,
Свободный от безвкусных комплиментов,
От надоевшей риторики,
Этот прекрасный альбом будет ничем иным,
Как школой благодеяний,
Как каталогом ваших добродетелей.

[Написано где-нибудь между 1820 и 1823 годом]

Автор - Кеменкири, текст отсюда : https://kemenkiri.livejournal.com/524798.html.
...Барятинский болеет уже не первый год (см. письмо кн. Волконской от 19 января 1829 года: "...все время болеет с самого прибытия сюда. Вот уже год, как он все время находится в больнице", весной 1832 года болезнь усиливается настолько, что опасаются за его жизнь, к осени наступает улучшение, о чем пишет М. К. в одном из дальнейших писем.
В Петровском заводе его помещают в отдельном больничном домике: "Для больницы выстроен вне острога, в весьма недалеком от оного расстоянии, небольшой домик, в котором на смертной постели лежит в чахотке Барятинский (при нем тоже поставлен караул). Он не может уже ничего говорить и с комендантом, когда сей его навещает, объясняется писанием. Но доктор Вольф определил ему уже неизбежную, но скорую смерть".
(Донесение жандармского полковника Ф. Кильчевского А.Х. Бенкендорфу о декабристах в Петровском заводе (от 9 апреля 1832 г.; http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/petrovsk.htm) Даже после выздоровления Барятинский так и останется жить там отдельно от остальных.
Дружба с семейством Юшневских сохраняется - он бывает у них в гостях: «У Юшневского сходились все: Трубецкой, Волконский, Бестужевы Николай и Михаил, Якубович, Вадковский, Барятинский и другие." - М. И. Воронин. Из неопубликованных «Мемуаров Антона Штукенберга» (Встречи с декабристами в Сибири) // Исторические записки. Т. 96. М., 1975. С. 360-367) - речь идет уже о последних годах Петровского завода.
На 1835-39 годы именно Мария Казимировна ведет переписку Барятинского с родными.



9 Анастасия Васильевна Якушкина, ур. Шеремева (1807-1846), страстно влюбленная в мужа, так и не приехала в Сибирь. Поначалу это запретил ей сам Якушкин, с тем, чтобы она осталась воспитывать маленьких сыновей. В 1831 году, когда дети подросли, он наконец дал согласие, но весной 1832 года Николай I отвечает отказом на ее прошение: «… Государь император по всеподданнейшему моему докладу о желании вашем отправиться в Сибирь к мужу вашему высочайше повелел мне соизволить уведомить вас, что сначала дозволено было всем жёнам государственных преступников следовать в Сибирь за своими мужьями, но как сим дозволением вы в своё время не воспользовались, то не можете оного ныне получить, ибо вы нужны теперь для ваших детей и должны для них пожертвовать своим желанием видеться с мужем» (Записки, статьи, письма декабриста И. Д. Якушкина.— М., 1951.— С. 482.)



10Вера Алексеевна Муравьева, ур. Горяинова (1790—1867) – жена декабриста Артамона Захаровича Муравьева. Долгое время собиралась к нему приехать, разрывалась между мужем и детьми, в итоге так и не приехала. Потерянный недавно сын – Лев (1823—1831), другой – Никита (1820) умрет в 1832 году. Семен знаком с Верой Алексеевной – он посещает ее в Москве в 1828 году (архивную цитату на забор повешу из дома). Юшневская и Муравьева переписываются в течение длительного периода: иногда Мария Казимировна пишет ей за мужа, после смерти Артамона женщины ведут переписку, касающуюся оставшихся за ним долгов.



11 Скорее всего, имеется ввиду Карл Федорович Левенштерн (1771—1840), начальник артиллерии 2-ой армии, Юшевские общаются с ним и его семейством и они неоднократно упоминаются в переписке. И не только Юшневские - в частности, упоминаемый здесь Александр Крюков был помолвлен на дочери Левенштерна Софии.


12 Каролина Маньковская несколько раз упоминается в переписке. Скорее всего речь идет вот об этом семействе - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2_%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87. Каролина Манковская и ее муж Антон Анастасий Врублевский.


13 О семействе Горленковых см. примечание 4 к предыдущему письму от 30 мая 1832 года.


14 Бужуар - небольшой переносной подсвечник для спальни. Обычно из бронзы с большой круглой чашкой внизу. Появился в эпоху Рококо в 18 в. Иногда имеет маленькое колечко, чтобы продевать в него указательный палец.


15 Собака Юшневских, см. прим. к 3 к письму от 19 ноября 1830 г.


16 Возм. "riseau de soie", шелковая сеточка (для волос?)? Бахрому к занавескам мать Марии Казимировны присылает, и через много лет, в 1850 году Мария Казимровна вспоминает об этом, и хранит ящик от этой посылки: "Я послала бы еще скамейку сестре моей работы, но, к моему неудовольствию, не поместилась в этот маленький ящик. Для меня очень заветный этот ящичек, мне моя матушка в нем прислала навязанные ею бахромы к окошкам тому назад 14 лет".(14 сентября 1850 г., Кяхта).


Предыдущие:
1. 23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород
2. 27 сентября 1830 года, Петровский Завод
3. 11-го Октября и 2 ноября 1830 г. Петровский Завод
4.13 Декабря 1830. Петровский Завод
5. 29 Января 1831. Петровский Завод
6. 4 июня 1831. Петровский Завод
7. 30 октября 1831. Петровский Завод.
8. 19 ноября 1831. Петровское
9. 18 декабря 1831, Петровское
10. 7 января 1832 года. Петровский завод
10. 4 февраля 1832 года. Петровский завод
11. 19 февраля 1832 года. Петровский завод
12. 24 марта 1832 года. Петровский завод
13. 13 мая 1832 года. Петровский завод

Tags: Юшневские, письма из Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “письма из Сибири” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments