Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария. 17 июня 1832. Петровский завод

Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 37-39
[Мария Казимировна - Семену Петровичу]

[Курсивом французский]

Два письма одно за другим принесли нам новости о тебе, дорогой друг Семен Петрович! Первым мы получили твое письмо от 30 марта, вторым – от 7 апреля. Ты представить не можешь, какое удовольствие ты доставляешь нам своими письмами, особенно теми, где содержатся какие-либо удовлетворительные подробности о том, как улаживаются твои дела. Исходя из новости, что ты сдал в аренду Хрустовую, мы могли бы строить предположения о том, где ты сам собираешься поселиться; но скромные средства, которые ты назначил на свое собственное содержание, заставляют нас предположить, что ты намереваешься остаться в своей деревне. Также и в этом, дорогой друг, ты весьма разумен, потому что действительно куда лучше будет претерпеть некоторое воздержание и преходящие испытания скудостью ввиду положения с твоими доходами в целом, все еще стеснённого в связи с надобностью выпутываться из долгов. Мы рады узнать, что ты заплатил 6000 руб. родителям Павла Васильевича. Теперь ему остается только желать получить эту сумму целиком и сразу, потому что уже долгое время он пребывает в состоянии крайней нужды. Он попросил меня передать тебе кое-что; вот его собственные слов : он душевно сожалеет, что должна была вмешаться земская полиция между вами, но как сего исправить уже нельзя, то в поправление сего он поручил на сей же почте писать к сестрицам его, прося их, по желанию твоему, уплату капитала предоставить возможности собственных твоих обстоятельств, и он надеется, что сестры его не откажут, если ты будешь исправно платить проценты к 5 июня каждого года, и которые суть единственное средство к содержанию Павла Васильевича [Аврамова]. Он очень благодарит тебя за память о нем и просит, чтобы ты был уверен, что чувство его к тебе никогда не переменится.— Поскольку ты знаком с г-ном Stracesko я тебя прошу передать ему много хорошего с моей стороны, так же как и его жене; это знакомство продолжается, я полагаю, уже 22 года. Я была бы довольна, если бы он выполнил твое поручение по поводу табака, так как уже давно твой брат курит лишь обычный табак из Малороссии в конверте из-под турецкого табака. Ты говоришь, мой дорогой брат, что ты встретил в Кишиневе1 несколько человек наших знакомых, и что они не ответили твоим ожиданиям. Как по нам, это очень просто.Раньше ты их видел такими, какими они хотели казаться, а теперь видишь их как они есть на самом деле. Что касается г-на Судич, я удивлена, что г-н Cearnomski2который, если я не ошибаюсь, опытный законник (юрист), порекомендовал человека, чтобы вести твой процесс, в то время как он прекрасно мог бы действовать сам. – От г-на Поповского мы не имеем писем, и мы предполагаем, что он не намеревался нам писать после своего поселения в Хрустовой3 . Я благодарю тебя, мой добрый друг, за новости, которые ты мне сообщаешь о моих детях. Поначалу я предполагала, что их перемещения были необходимыми, поскольку Игнатий Онуфриевич [Поповский] естественно нуждается в жилище для себя и для своих. Я очень довольна узнать, что мои дети собираются поначалу жить в Рашкове, поскольку она сможет наслаждаться обществом г-жи Вегелиной, и затем она будет недалеко от тебя, поскольку я хотела бы всегда верить, что моя дочь не чужая для тебя. Я восхищена видеть, что моя работа тебе понравилась. Не разделяя того, что ты о ней говоришь, я была однако уверена, что ты оценишь удовольствие, которое я нашла при этом в своих занятиях, думая постоянно о тебе.

Благодарю тебя, друг мой, что ты назначил срок отправления твоих писем к нам. Теперь мы будем ожидать терпеливо. Но, по крайней мере, мы уверены, что по истечении четырех недель мы непременно получим известие о тебе, а может быть, как ты и сам обещаешь, чаще. Ничего ты мне не сказал о матушке моей. Пожалуйста, не забывай в письмах твоих сказать мне каждый раз о ее здоровьи. Теперь я не могу никак угадать, осталась ли она в Хрустовой или с детьми моими переедет в Рашков. — Брат твой совершенно здоров, но аппетит его не возвращается. Не считаю я болезнью, что он часами бывает слаб, потому что и со мною тоже делается. У нас на солнце 42 1\2 градуса жара, между тем целый месяц Май топили в печках: так было холодно. И теперь ночи бывают очень холодные. Множество больных в нашем заводе, особливо, детей, и я пользую некоторых домашними средствами, которым я научилась при покойнике нашем батюшке, как то: парное молоко со спиртом и пр... — Прилагаю при сем письмо Владимиру, не зная, где он. Прошу тебя, мой друг, отправить ему. Ты несправедливо сказал мне, что я не говорю тебе ничего о знакомых. Верно, ты не получил письма, в котором я сказала тебе обо всех, а теперь тебе повторяю, что они помнят тебя, любят и каждый раз вспоминают с чувством дружбы. Ивашева я редко вижу; он так счастлив, женившись, и рад сидеть подле своей супруги. Басаргин — артельным экономом на этот год, занят ужасно: я его тоже довольно редко вижу4Фалемберг [Так в тексте публикации, Фаленберг, конечно] - здоров, кланяется тебе. Он в одном номере с Павлом Васильевичем [Аврамовым] живет. Фердинанд Богданович [Вольф] очень часто разделяет нашу беседу о тебе. Он тебя обнимает и благодарит, что ты его не забываешь. — Прощай, друг мой! Брат твой целует тебя. Пришли ему, пожалуйста, сапоги. С будущею почтою пришлю его мерку. Когда будешь в Рашкове, обними моих за меня, а Граф и Графиня5 я знаю, что выехали за границу; М-me Vеguelina мнe писала.

Душевно любящая тебя сестра и друг Мария Юшневская.



ПРИМЕЧАНИЯ

1Семен в 1831 году покидает Хрустовую, оставляя ее на И. Рынкевича (в архиве сохранилось выданное тому поручение - объяснить отсутствие Семена в случае запроса из правительства). Сохранился также черновик письма Семена к брату, где он пишет о каких-то беспорядках в уезде. Скорее всего, связаны они с событиями польского восстания 1830-31 года. Он пишет, что был в Кишиневе около двух месяцев и сильно там поиздержался, потому что все дорого. Упоминаний об общих знакомых в сохранившемся черновике нет.

2 О каком конкретно Черномском идет речь, неизвестно. Но есть история о неком Николае Черномском, который действует примерно в это время и в этом месте. История такова: «Когда-то Николай Чарномский купил село [Разбойное] у губернатора Подольского края Тутомлина. Николай был уполномоченным и любовником Софии Витт-Потоцкой (третьей жены Станислава Потоцкого, в честь которой он соорудил Уманский парк «Софиевку»). Имея доступ к деньгам Софии Потоцкой, Чарномский украл у неё крупную сумму, поскольку ему не хватало денег на обустройство купленного села. София, заметив пропажу, отстранила Чарномского от кассы, но требовать возврата денег не стала. После этого Чарномский стал отдаляться от Потоцкой и занялся обустройством своего поместья. Село Николай Чарномский решил переименовать» (ист. -http://sergekot.com/chernomin/). Возможно тут упоминается именно он, а возможно кто-то еще из Черномских.

3Очень похоже, что способ, который Семен нашел для поправки дел - это сдать Хрустовую Игнатию Онуфриевичу. Но, во всяком случае, во второй половине века Хрустовой владеют именно потомки Семена.

4Сам Н. Басаргин пишет в воспоминаниях: «В 1832 году я был избран хозяином. Эта должность сопряжена была с большими хлопотами, тем более, что каждому, кого выбирали, желалось угодить своим товарищам и соблюдать, сколько возможно, общие интересы, удовлетворяя вместе с тем и частные требования… Год этот был тем более для меня труден, что здоровье мое не соответствовало моей должности. Зимою надобно было ходить по Заводу для разных закупок, отпускать припасы, быть по целым часам на кухне и потом из жару, выходить прямо на холод. Я часто простуживался и с этих пор не так уж стал здоров, как прежде». (цит. по сетевой публикации - http://www.hrono.ru/libris/lib_b/basarg_artel.html)

4Витгенштейны. П.Х. светлейший князь – с 1834 года, а пока граф. Видимо, они выезжают лечиться на воды - в письме от 13 Мая Мария Казимировна упоминает какую-то травму ноги.

---
Предыдущие:
1. 23-го Мая 1830 года. Нижний Новгород
2. 27 сентября 1830 года, Петровский Завод
3. 11-го Октября и 2 ноября 1830 г. Петровский Завод
4.13 Декабря 1830. Петровский Завод
5. 29 Января 1831. Петровский Завод
6. 4 июня 1831. Петровский Завод
7. 30 октября 1831. Петровский Завод.
8. 19 ноября 1831. Петровское
9. 18 декабря 1831, Петровское
10. 7 января 1832 года. Петровский завод
10. 4 февраля 1832 года. Петровский завод
11. 19 февраля 1832 года. Петровский завод
12. 24 марта 1832 года. Петровский завод
13. 13 мая 1832 года. Петровский завод
14. 20 мая 1832 года. Петровский завод
15. 3 июня 1832 года. Петровский завод

Tags: Юшневские, письма из Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “письма из Сибири” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment