Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

Внезапная телега про дворцовые допросы.

Запрашиваю помощи у зала. Хочешь почитать статью - блин, напиши статью.
В общем, я озадачилась тем, что конкретно, во сколько часов и в каком порядке происходит во дворце с 14 на 15 декабря. (и соответственно, что, например, могут увидеть\услышать герои художественного произведения:))

Осознала, что никто и нигде по ходу как-то специально этим не занимался. Номера дворцовых допросов есть в ВД. Меня тут интересует ровно ночь и самое утро с 14 на 15-е. Закончим Трубецким, номером 21.

1. Номер первый:) Штабс-капитан Московского полка. Д. А. Щепин-Ростовский. Википедия (пока не проверяла, откуда это, возможно более внимательно читали дело) говорит нам следующее: «Арестован в доме Кусовниковой на Сенатской площади, привезён на главную гауптвахту, затем в 10 часов вечера в Петропавловскую крепость». В крепость его отправляют после допроса, видимо сразу, это дает там примерное время – ну наверно часов в восемь-полдевятого его допрашивают? . Государь присутствует: «Не могу припомнить, кто первый приведен был; кажется мне - Щепин-Ростовский. Он, в тогдашней полной форме и в белых панталонах, был из первых схвачен, сейчас после разбития мятежной толпы; его вели мимо верной части Московского полка, офицеры его узнали и в порыве негодования на него, как увлекшего часть полка в заблуждение, - они бросились на него и сорвали эполеты; ему стянули руки назад веревкой, и в таком виде он был ко мне приведен. Подозревали, что он был главное лицо бунта; но с первых его слов можно было удостовериться, что он был одно слепое орудие других и подобно солдатам завлечен был одним убеждением, что он верен императору Константину».
Крыша у кого-то (видимо у Левашева, который протоколирует или допрашивает сам?) едет, поэтому датирован допрос 14 ноября. У Левашова в голове уже есть какая-то схема, но вопросы он задает в основном ровно по сути: что вы делали на Сенатской, куда вы пошли после, когда пришел туда Гвардейский экипаж, когда пришли лейб-гренадеры? Первый вопрос почти везде стандартный: Читали ли вам манифест государя Николая Павловича и письмак его величеству от его высочества Константина Павловича и присягали ли после этого? Вопрос об обществе на вот этом самом первом допросе идет как «дополнительный», спохватились.

2. Поручик л.гренадер А. Н. Сутгоф. Допрос подписан Левашевым. Он рассказывает про сочинителя Рылеева, сочинителя Кюхельбекера, Оболенского, Одоевского, Панова, Кожевникова и т.д. В «справке о делах» сказано, что арестован вечером 14-го и вечером же допрошен". Интересно, их вместе с Щепиным-Ростовским везут в крепость или по отдельности? Если вместе – то допрашивают около девяти вечера.

3. Номер третий ни у кого не на слуху, это подпоручик Гренадерского полка Александр Андреевич Шторх, дело в 21 томе. Этот, правда, похоже, случаен – присоединился к полку, потому что услышал движуху, а выйти из толпы испугался. "Не слыхали ли вы до сего дня о каких-нибудь заговорах? - Не слыхал, исключая сегодня, находясь у поруч[ика] Сутгофа, нашел его весьма скучным". Любимый форум, цитируя что-то, не понимаю что, пишет нам что арестован Шторх в сенатском погребе, куда какая-то компания заныкалась от картечи «по показанию А. П. Вадбольского». Дело Вадбольского в том же 21 томе, там есть допрос только он под номером 38 и о Шторхе в нем ни слова.

4. Прапорщик гренадер Жеребцов. Здесь внезапно вступает Толь (Левашов вышел покурить или занят более важными людьми?) «Генерал-адъютанту графу Толю поручил я снимать допрос и записывать показания приводимых, что он исполнял, сидя на софе пред столиком, там, где теперь у наследника висит портрет императора Александра», - пишет нам Государь). Жеребцов, шел во дворец после присяги, увидел идущую мимо государеву роту, присоединился. С ней и был, потом ездил в полк, узнать что да как, потом арестован Левашовым. Про намечающееся в знал от Сутгофа, но ответил ему что «пустое затеваете».

5.Лейб-гренадерский подпоручик Андрей Львович Кожевников. 18 том, Левашов. «Не будучи по форме одет, я не пошел к присяге… с галереи кричал баталиону: «Кому вы присягаете, где же Константин Павлович!» Потом выясняется, что «будучи не по форме» - это эвфемизм, имеет он в виду «разгорячен крепкими напитками». Ну, наверно. Арестован Стюрлером вечером 14-го ровно за несоблюдение формы. (потом выясняется, что вообще-то он много чего в курсе, но это потом).

6. Михаил Кюхельбекер, лейтенант морского экипажа. Этот после второго выстрела сам пошел к великому кн. Михаилу «По второму выстрелу пустились бежать люди вспять по каналу. При сем оказался я и пришел к его высочеству, вручая ему саблю мою». Если пришел сразу, то от ареста до допроса проходит довольного много времени, закончилось все часов в пять-шесть, а допрос, если смотреть по последовательности, часов в 10 вечера.

7. Не нашла 7-го номера.

8.Федор Вишневский, лейтенант Гвардейского экипажа. Левашов. 15 том. Ничего не знает, рота из ворот бросился самовольно, а за ней все прочие, но на площади был и старался вверенную ему часть усмирять.

9-10. Не нашла.

11.Свечин, поручик квартирмейстерской части. Левашов, 21 том. «Вы обвиняетесь в том, якобы в 9 часов вечера вы, идучи мимо Преображенского полка, сказали людям: «Что вы, ребята, худо присягали». Что вы в оправдание скажете?» «Подойдя к колонне войск пехоты и отыскивая своих родственников – братьев Львовых, служащих в Измайловском полку, я спрашивал об них. На что делали мне замечание, что не вовремя около их хожу, и потом обвинили меня, якобы я произнес слова, что вы, ребята, худо присягали. Клянусь Богом, что я не только сего не произносил, но даже и в помышлении не имел». Повязали его, соответственно, возможно тогда же, около 9 вечера: «взят Преображенскими солдатами по подозрению, когда в ночи 14 декабря ходил, отыскивая родственника своего Львова». Соответственно, допрос, видимо, уже совсем сильно под вечер.

12 Поручик лейб-Гвардии Уланского полка Криницын (21 том, Левашов). Он внезапно не по форме в Питере, когда полк в Стрельне. Объясняет, что у него официальный больничный, ехал к доктору Албрехту. «Но на шум сей остановился у Преображенского и Измайловского полка. Тут государь меня спросил, какого полка, на что я отвечал:л[ейб]-г[вардии] Уланского, и по приказанию его величества был взят под арест». Похоже, что арестован днем лично государем? Отсидел свое на гаупвахте и отпущен.

13. Два рядовых, Левашов, 21 том. Тимофеев пятой роты Московского полка. Появляются страшные фрачники: «Во время пришествия колонны на Исакиевскую площадь пристали к оной многие фрачные люди, кои приглашаемы были адъютантом Бестужевым6 и, по-видимому, им сюда были приведены. Когда колонна от выстрелов разбежалась, то я, упавши, был захвачен пионерным адъютантом»
Рядовой Никифоров 2-го батальона 6 роты ш[табс]-капитана Пущина. «Тогда некто закричал: выходи опять, бери ружья, заряжай. Люди все выбежали на двор и пошли чрез Неву, во-первых, во дворец, а потом на Исакиевскую площадь, где присоединились к Московским. Когда колонна после выстрелов разбежалась, я остался близ ворот Сенатских, где был схвачен адъютантом, коего имя не знаю, и приведен во дворец».

14.Аж четверых разом одним документов (Андрей Авросимов, Иван Парасюк, Андрей Загунин – рядовые московцы и мастеровой 1-го кадетского корпуса Степан Елкин – он дядя Андрея Загунина и схвачены они вместе). Левашов, 21 том.

15. Не нашла.

16.Внезапно не офицер, а чиновник 8 класса, Петр Русанов. «Поехав из дому на Петербургскую сторону в баню, увидел я, что горят огни на площади; сойдя с извозчика и подойдя к оным, меня без всякой причины взяли и привели». Комментарий: «По прочтении государю императору его величество изволил простить Русанова. Генерал-адъютант барон Толь». Из этого делаем вывод, что государь в это момент тоже где-то курит. Непонятно, где его, болезного, взяли (нужен наверно полностью 21 том, а не мой кусок без приложений), но допрашивают в ночи…

17. Якубович, 2 том. Гуляючи, услышал крики «Ура!» и пошел на движуху. Рассказывает как встретил Государя и Его величество удостоил его Милостивого прощения. По ходу на допросе Его величество не присутствует, иначе к нему бы так не апеллировали. С другой стороны есть его позднейший комментарий о "смелой наглости", но из него непонятно, к этому ли допросу или про вообще. Внизу комментарий Бенкендорфа, видимо более поздний – «к присяге сею пору не приведен». Не указано, кто ведет допрос.

18. Статский советник Горский. Это правда случайное лицо, не смог пройти мимо движухи и увязался за толпой. Допрашивает Левашов. О Горском и его похождениях Николаю докладывают около 23.30 (это время приведено в ВД, оно относится к записке Николая к Константину: «Мне только что доложили о Горском» - наверно он и время указал? Соответственно, видимо тогда же Николай отдает приказ об аресте, ну и пока туда-сюда, наверно, часа в два-три ночи его допрашивают? Там и показание первое какое-то вяленькое, по сравнению с последующими излияниям, видно, что спит человек.

19. Орест Сомов. 21 том, Левашов. Служащий «американского правления», живет с Бестужевым, общается с Гречем и Булгариным (у них днем и тусовался), вечером в воскресение внезапно узнал, что на квартире Рылеева было гнездо. Допрос подписан уже 15 декабря.

20. Рылеев. Датировано 14 декабря, допрос ведет Толь. Рылеев обвиняет Трубецкого «Он не явился, и, по моему мнению, это главная причина всех беспорядков и убийств, которые в сей несчастный день случились». Рылеев пишет показание собственноручно, а затем приписка от Толя:
«По окончании собственноручного признания, г-н Рылеев объявил мне на сделанное замечание мое; не вздор ли затевает молодость? Не достаточны ли для них примеры новейших времен, где революции затевают для собственных расчетов? На что он весьма холодно отвечал. Не взирая на то, что я вас всех виновных выдал, я вас скажу, что я для счастия России полагаю Конституционное правление самое выгоднейшим и остаюсь при сем мнении. На что я ему возразил, с нашим образованием выйдет совершенная Анархия». Есть пометка Бенкендорфа о Пущине, но это он, скорее всего, потом просматривает.

. Трубецкой. Тоже датировка 15 декабря, Левашов. Допрос происходит уже видимо часов в пять утра 15 декабря: «Между тремя и четырьмя часами г-н Лебцельтерн услышал стук в дверь и узнал голос графа Нессельроде, требовавшего, чтобы отворили….Граф сообщил г-ну Лебцельтерну, что зять мой находился во главе заговора и что государь требует его к себе для разговора. Г-н Лебцельтерн стал уверять, что этого не может быть, что для подобного подозрения нет ни малейшего основания; он сказал, что сейчас разбудит князя Трубецкого, и все выяснится. Он вошел к князю, тот выслушал его, встал и совершенно спокойно оделся… они увели его, усадив между собой в сани, которые ждали у дверей, и отвезли во дворец». На этом допросе точно присутствует Государь, а вопроса о том, падает ли Сергей Петрович на колени или нет, мы в этой саге касаться не будем, риторика у него в этом показании вполне покаянная. Вопросов в допросе нет, только его развернутое показание. «Предаю себя совершенно воле монарха, и уже более просить помилования не осмелюсь… я и теперь недостоин никакой пощады за то, что не употребил сил моих к предупреждению вчерашних несчастий, и здесь более, нежели гнева Государя моего страшусь гнева всемогущего Бога». Для Трубецкого – 14 декабря уже «вчерашний день», он попытался поспать, а вот для Левашева и Государя – еще сегодняшний или уже вчерашний? Они поспали на перегоне между Рылеевым и Трубецким или нет? Ладно, Николай молодой и сильный, он может скакать сколько надо:)


Потерялись № 7, 9, 10 и 15. Не могу понять, в какой момент является Булатов – вечером 14-го или днем 15-го? Кто может быть еще? Николай после пассажа про Швейковского пишет: «Сколько помню, за ним приведен был Бестужев Московского полка, и от него уже узнали мы, что князь Трубецкой был назначен предводительствовать мятежом», но в деле Михаила указан номер 33. Петр – 29, Николай в бегах – хз, кого Государь имеет в виду там (Можно понять, надо посмотреть, кто первый называет Трубецкого, гляну). И хз, куда он дел Левашева: «В этих привозах, тяжелых свиданиях и допросах прошла вся ночь. Разумеется, что всю ночь я не только что не ложился, но даже не успел снять платье и едва на полчаса мог прилечь на софе, как был одет, но не спал. Генерал Толь всю ночь напролет не переставал допрашивать и писать. К утру мы все походили на тени и насилу могли двигаться. Так прошла эта достопамятная ночь. Упомнить, кто именно взяты были в это время, никак уже не могу, но показания пленных были столь разнообразны, пространны и сложны, что нужна была особая твердость ума, чтоб в сем хаосе не потеряться». Подробно он упомнил только Трубецкого – допрос описан красочно. Рылеева только упомянул.
Tags: декабристы, следственные дела декабристов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments