April 7th, 2012

театр

"Мастер"

Очень кратко, даже не конспектом - точками для себя. Боюсь связного текста у меня не выйдет про этот спектакль, но.
Дата. Самая точка, а еще и оголенная луна во все небо светит.
Первая сцена - как-то... в противостоянии, что ли, делал? и видно, что этот вопрос об Истине - он всегда внутри, вот - нашел Кому задать, и тут же и задал.
В общем первая сцена еще раз развернулась.
Он еще смеяться начинает (в прошлый раз тоже было) после: "Ты бы отпустил меня!". И смотрится этот смех... в общем - смотрится.
Приговор, графический вид сбоку, с крайнего места первого ряда - непередаваем. И как рука на "Варраване!" опускается - судорожными толчками. Как у сломанного механизма - проворачивается колесико внутри, и рука все ниже... (до этого еще - долгий тоже непередаваемый взгляд на Кайифу, между "Все!" и "Умываю руки").
После "трусости" эдак шеей и плечами передергивал... тоже спиной слушал? я вот после Приговора каждый раз ловлю себя на том, что плечи-то дико болят.
С Левием, на "как смеешь..." кажется чуть не зарыдал, а потом голос был весь какой-то хриплый. И мизансцена: Левий и Афраний кружатся по сцене, смотрят друг на друга, а посередине стоит неподвижно Пилат, и уговаривает про библиотеку...
Браслет на Балу не снял.
Ответ в финале - кажется, услышал.

Все, спать.
(Афраний сильно хромал, да... навернулся, пока на забор лез, записку перекидывал?:)

Наутро, еще пара точек:
Китаев не говорит этого "спасая от спрута". А Бакалов говорит - всегда. И еще как они слушают-рассказывают про Левия: Китаев стоит и вглядывается в какую-то свою даль, а потом просто медленно погружается во тьму. А Бакалов очень четко - стоит на коленях и смотрит на Распятие в этот момент, пока Левий мечется.
Маргарита. Вот который раз у меня возникает вопрос - если тебе так тошно с нелюбимым мужем и ты не хочешь ему лгать - то чего ж ты с ним до сих пор живешь, к моменту разговора с Азазелло?
Зато Карина в финале четко сделала именно противостояние с Воландом, вызов.
А Китаев всегда хорошо делает именно этот момент - когда она его брасает одного. Жест - пытается найти на плече ее руку, которая только что была там, и - упс! - уже нет.

Стравинский, которого окончательно достал партнер. И поэтому в конце сцены не было серьезного финала Стравинского, не до того было. Он он Медведева сделал, ибо нефиг. (А потом, совсем уходя, когда уже Мастер выскочил на сцену - руки все брезгливо отряхивал).
Я

Благовещение! Одна из любимых картинок:)


(Лоренцо Коста)
(И по итогам этой недели - Господи, сколько же Милости Ты нам даешь! Какие же прекрасные люди вокруг - если видеть! Как все ... правильно...)
  • Current Music
    Без чертежей, без оснований, без единого гвоздя... (с)