July 1st, 2014

всем нужна свобода

Хорошие новости из Бессарабии. Борьба с бензопилой.

Полезно читать старые книжки про декабристов, ибо в них - факты!
Помните, я когда-то рассказывала эту трагическую историю - о том, как Алексей Петрович Юшневский отправился в Бессарабию, спасать болгарских переселенцев?
http://lubelia.livejournal.com/1004919.html#comments
Все, прочитанные мной доселе материалы обрывались на трагической ноте - осенью 1817 года разочарованный и несчастный Алексей Петрович отбывает в штаб второй армии, и на этом все в общем-то заканчивается. И он, убежденный в бесполезности законной борьбы за народные права, уходит в тайное общество.
Так вот - не так все было!
То есть - и так тоже, в октябре 1817 года Юшневский уехал оттуда и занялся другими делами: однако дело его было продолжено. В 1819, а потом в 1820 году таки последовали указы о даровании поселенцам прав и своей земли! И указы эти писались явственно по наработкам Алексея Петровича.
В целом это меняет интересную фишку: его мотивации при вступлении в тайное общество. Мне казалось, что в первую очередь это было разочарование в законных методах защиты народных прав. Нет, не это - а вот проработка самих законов. Весь 1817 год Алексей Петрович занимается именно юридической полемикой с бессарабскими землевладельцами: они пишут бесконечные телеги, оправдывая свое стремление закрепостить пришлых болгар, апеллируют к каким-то былым указам 17-18 века, а Алексей Петрович спорит с ними, апеллируя к другим. Неудивительно, что итогом стало жгучее желание написать внятный единый и справедливый закон, где будет все прописано, в том числе и вот такой юридический казус, как с беженцами и прочими переселенцами.
Вот по ходу где-то в этой точке на его пути попался Павел Иванович Пестель, одержимый той же идеей - и они друг друга нашли:) Как я понимаю, аккурат где-то 1819 год стоял, и Алексей Петрович если не прямо принимал участие в разработке этих указов, то пристально отслеживал).
(В доносе Майбороды, Юшневский, кстати, назван первым среди авторов Русской Правды. Он - а потом Пестель. Нет, это, конечно, не значит, что и правда писал это в основном он, но то что его участие явственно не ограничивалось литературной правкой, как он старательно убеждал следствие. Обсуждали по ходу вместе и очень плотно).
Читатель не писатель

Вот не знаешь, где найдешь, где потеряешь

А еще есть записки Вигеля. Он ядовитый и мерзкий, этот Вигель, но там у него и Бессарабия, и Инзов, и Липранди, и семейство Потоцких, и графиня Браницкая, и "возмущение знакомого мне Сергея Муравьева"... по ходу надо бы его внимательно прочесть, а то я из него читала только тот кусок, который непосредственно про декабристов. А там еще есть южный кусок 20-ых годов.
Ой, он Бенкендорфа называет "пустоголовым созданием"!