July 10th, 2015

Я

Лаэр Данвед

Понятия не имела, что меня на старости лет зацепит альтернативная история по Лейтиан с Келегормом в роли Берена (Зато с Куруфином - в роли Куруфина на всю голову!:))
http://fk-2014.diary.ru/p200132357.htm
Поскольку это какая-то фендомная битва - я понятия не имею, кто автор (и между прочим, хочу узнать). Но он знает толк:)
В общем особенно хорошо, что там все хорошо заканчивается - причем гораздо лучше, чем в оригинале, потому что как можно догадаться из перестановки действующих лиц - они там справились с клятвой. И почти все живы, и даже - блин, там даже и Берен со своей любовью есть!:)
И при этом - хоть и альтернативка со страшной силой, но не вызывает протеста. Ну я вообще к любым фанфикам и альтрнативкам отношусь хорошо, лишь бы они были в рамках разумного. Это - вполне в них.
В общем, это мне просто щас нужны истории со счастливым концом:))
Читатель не писатель

Обновление на страничке. Бестужев и Розен.

Еще кусок из Бестужева - Дневник перехода из Читы в Петровский завод:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/bestug3.htm

И неожиданно обнаруженные два письма Андрея Розена про тоже самое:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/rozen2.htm

Встречаются забавные несовпадения. Например оба вспоминают про ночь, когда Розен ждет жену. По версии М. Бестужева:

"Часу в пятом услышали колокольчик: я, как бы предчувствуя, разбудил Розена, и едва мы вышли из юрты, кибитка остановилась, и жена Розена уже лежала у него на руках. Трогательная картина."

По версии Розена:

"Не давал покоя моим добрым сопутникам, двум Бестужевым и Торсону, с которыми занимал одну юрту, поднимая беспрестанно войлочную дверь. Наконец, в четвертом часу вышел из юрты, увидел вдали почтовую повозку, быстро катившуюся, но я не мог полагать, чтобы Annette в ней ехала; повозка все ближе и ближе, я заметил дамскую шляпу и зеленое на ней покрывало, выбежал на дорогу и был в объятиях моей несравненной Annelle. "

В сухом остатке - кажется, там просто никто не спал, а периодически задремывали и будили дург друга неоднократно все:))

[Алексей Петрович эти дни тоже по ходу не спит от слова совсем. И не ест тоже.]