August 30th, 2017

Я

(no subject)

Снилась ролевая игра на интриги со множеством персонажей. С забавным "пластом снов" - пару раз за игру происходил "сон" в котором каждый из персонажей должен был найти нескольких других - ключевых для себя, и рассказать ему о каком-то связанном с игрой и сюжетом правдивом факте, о котором тот, скорее всего не знает. Факты разные, на усмотрение - от "это я убил твоего брата", до "я тебя люблю\ненавижу".
Сначала там был какой-то молодой человек, которому я призналась, что я его хочу, но не люблю, а он признался, что всю жизнь меня любит - и мы удалились поесть шоколаду (сникерса:)).
А потом ко мне пришел какой-то чувак и долго рассказывал, что на самом деле против меня интригует африканский еж с родословной, длиннее, чем у здешнего короля - хочет, чтобы я проникла в архив и удлинила ему родословную, так чтоб он вышел аж Гедеминович.
А потом пришел еж - и рассказал, что интригует вовсе не он, а он и так знает, что он Гедеминович, а это все утки...
Проснулась от когнитивного диссонанса.
Я

М.К. Юшневская с 13 декабря 1826 по весну 1830.

Мария Казимировна с ареста мужа по отъзда в Сибирь: попытка суммы в первом приближении.

1. У нас есть некоторый кусочек об их расставании. Это показание Юшневского о Вольфе и их общем решении не признаваться ни в чем от 5 апреля:
Сам же он Вольф видев меня упавшаго духом и преданнаго жесточайшей горести при виде слез и отчаяния несчастной моей жены, пред моим сюда отправлением, ободрял меня и уговаривал не делать признания.
Другое дело, что вот я в упор не понимаю, "перед моим сюда отправлением" - это когда именно? потому что до сих пор не понимаю, сидит ли Юшневский с вечера 13 декабря по все время дома под домашним арестом в присутствии жены и Вольфа, или в какой-то момент переводится на гаупвахту, в доминиканский монастырь, еще куда-то? Есть кусочек из письма М.К. "я потеряла отца моего самым ужаснейшим образом в самый праздник Рождества, и моего Мужа..." - здесь речь идет о Рождестве, 25 декабря. В Петербург его привозят 7 января, но не две недели же ехали? (хотя как поглядеть?).
Ну в общем в любом случае мы видим как в целом Юшневский оставляет ее на Вольфа - это первое. И что в любом случае между 13 декабря, когда катастрофа случается - и окончательным расстванием у них есть еще несколько дней.

2. Cледующая дата, которая есть - это письмо Левашову 23 января 1826 года. Там есть благодарность за письмо от мужа, прилагаемое письмо мужу (не сохранилось) и информация о том, что она писала мужу еще ранее через Витгенштейна (и мы не знаем, передано ли это и дошло ли куда-нибудь). Если письмо к ней попадает вот к двадцатым числам января - то скорее всего его письмо написано примерно после 9 января (а это после первого допроса и отменного связанного с ним срыва и слезными письмами государю). Письмо из Тульчина.

3. Больше про их переписку во время следствия ничего не понятно, и что когда она присылает тоже непонятно - надо еще над 23 томом посидеть, может там чего всплывет.

4. Новости о приговоре она узнает, видимо, чуть раньше 26 июля. Есть письмо к ней из Каменки от какого-то Шлегеля - про то, что ему нечего прибавить к тому, что ей рассказал ранее Витгенштейн - так что, скорее всего, она все узнает от Витгенштейнов и скорее всего в этот момент она находится в Хрустовой (Шлегель пишет, что он соседи).

5. 30 июля 1826 - прошение Капцевичу.

6. 17 ноября 1826 - письмо из Тульчина Киселеву с просьбой дать поскорее отпуск брату Андрею (вот где он служит, если в приказах по армии и адрес-календярях его нет, а отпуск ему выписывает Киселев?!), а сама она на низком старте, едет к мужу, и только ради этого задержалась.

7. 14 марта 1827 - ответ Бенкендорфа на, видимо, какое-то уже следующее прошение: нет, с дочерью вам ехать нельзя.

8. Январь 1828 года - в Киеве, с братом Владимиром, при помощи Ивана Ивановича Стояновского устаривает какие-то сложные денежные дела. (Здесь, кстати, первое упоминание Еминьки:)

1828 год: Судя по всему где-то здесь на горизонте появляется Рейхель и образуются матримониальные планы.

9. Ноябрь 1828 года - рапорт Подольского губернатора Цесаревичу о ее очередном прошении отправиться в Сибирь с дочерью. (январь 1829 - отказ).

То есть все-таки осенью 1828 года Софья еще собирается в Сибирь, а не замуж.

Зато дальше:
10. Февраль 1829 года есть цитата из М. Волконской, которая пишет Вере Муравьевой: ""Будьте добры, милый друг, передайте прилагаемое письмо г-же Юшневской, если она еще не уехала от Вас..." . - это либо Питер, либо Москве. Марии Казимировне логично отправиться в Москву, выбивать из Посниковой часть долга на приданое дочери (потому что потом эту свою часть она так и называет "Сонина сумма").Цитата оттуда же: ""Ее муж очень хочет, чтобы она еще отложила свой отъезд до следующей зимы, чтобы привести в порядок, насколько это возможно, все дела".


11.Июль 1829 года - Каменка Витгенштейнов, несколько писем Семену оттуда. Упоминает письма и посылке "княгине Трубецкой" - непонятно какой и по какому поводу, но не в Сибирь ли чего-то отсылает?

12.Сентябрь 1829 года - письмо Семену в Москву (видимо из Хрустовой?). Письмо очень информативное, из него мы узнаем, Мария Казимировна недавно отослала мужу 300 рублей, фланели и табаку (возможно как раз через упоминаемую ранее Трубецкую?), что Софья на этот момент замужем, и они переезжают из Хрустовой к какому-то Ярошинскому (если я его правильно прочла), что из Москвы ей успела написать Вера Муравьева и описать, как они с Семеном хорошо поговорили о своих каторжниках. Семен, судя по всему, устаривает очередной кусок дел с Посниковой: М.К.просит его отправить брату струны и ноты и каких-ниюудь денег, когда он получит что-то с Посниковой.
В Сибирь она в этот момент не собирается, собирается перебираться их Хрустовой в Тульчинский дом, пытается устроить дела имения Тимашевки: у нее была идея что-то там построить для матушки, денег на строительство не хватило, теперь думает - а не заложить ли имение.

13. Какой-то перелом случается, видимо, зимой 29-30.
В январе 1830 Мария Николаевна Волконская пишет Муравьвой "...Я пишу лишь то, что меня просят написать, и всегда буду считать своим долгом быть как можно более точной в выполнении поручений, которые мне дают: ....употребляю все свое красноречие, убеждая г-жу Юшневскую отложить свой отъезд".

А потом весной в Москву приходит ее письмо о том, что Юшневский как-то едет крышей. И весной же уже в Москве появляется Мария Казимировна, причем как-то стремительно собравшись и продав все: "знаешь все мои способы, с какими я выехала из Тульчина, и знаешь тоже, что я последнюю шубу и ложки серебряные продала, чтобы мне доехать в Москву", она закладывает также стенные часы и золотые наручные часы Алексея Петровича почтмейстеру Романенке (потом просит Семена их выкупить, дальнейшая судьба часов неизвестна), и 18 мая она стартует уже из Москвы.

Поскольку даты рождения внучки у меня нет - и в 1830-31 она ее упоминает как младенца, и что София кормит - не внучки ли она ждала и потом рванула? Тогда свадьба где-то весной - в начале лета 1829 (как раз в феврале выбила из Посниковой сумму), где-то следующей весной Софья как раз вполне может родить (потому что иначе выходит, что Юшневская уезжает от беременной дочери, а это совершенно не в ее духе).
(А в июле, кстати, упоминает, что у дочери что-то не але со здоровьем и похудела - не токсикоз ли у нее?)
Поэтому в сентябре 1829 она точно никуда не собирается - максимум в Тульчин из Хрустовой - потому что Софья уже.