October 7th, 2018

Я

М.К. Юшневская. Письма. Опыт комментария. 25 марта 1832. Петровский завод

Collapse )
Письма декабриста Алексея Петровича Юшневского и его жены Марии Казимировны из Сибири", публ. В. П. Голубовского, Киев, 1908 г. C. 26-28

[Мария Казимировна - Семену Петровичу]
24 марта 1832. Петровский завод.

Любезный Семен Петрович! Давно поджидаем мы письма от тебя, но каждая почта обманет нас. Благодаря Ем. Ив [Эмилию Ивановичу Вегелину]1 я и брат твой знаем, что ты здоров, что Владимир у тебя, и что вы весело проводили время в Рашкове 2. Владимиру, я думаю, не часто случается танцевать в Херсонской губернии, и, верно, неожиданно поплясали вы в Рашкове. Никогда ты, любезный друг Семен Петрович, не скажешь в письме твоем, бываешь ли ты в Каменке 3. Брат твой всякий раз очень доволен, когда сообщат нам что-нибудь о почтенных наших соседях. Алексей Петрович чувствует себя лучше, но еще далек от того, чтобы назвать его совершенно здоровым. Брат твой обнимает тебя и поручает мне спросить у тебя, посылал ли ты человека надежного в Каменку Давыдова. Он с нетерпением будет ожидать о сем извещения. - Ты сам увидишь, как необходимо было, чтобы ты поспешил туда послать для дел наших. - С сею почтою не пишу тебе много, потому что я устала, и потому что много писем надо было написать, а у меня грудь болит. Хочу только успокоит тебя, что брату твоему лучше. У нас погода была чудесная несколько дней, а теперь ветры ужасные и пасмурные дни. В такое время брат твой обыкновенно бывает хуже, а я совсем расстроюсь, поминутно зябну, головною болью мучусь, и грудь болит несносно. - Счастье, что у нас домик теплый, но все, кажется, продувает сквозь стену. Я по утрам до обеда обыкновенно бываю всегда дома, потом иду в каземат, там и ночую, а когда бываю я больною, что не в состоянии ходить, то несколько времени остаюсь дома, и мужу моему позволяют быть со мною. Но как только мне лучше, опять отправляется в каземат. Я теряю пропасть времени в переходах и не могу заняться работою серьезною, которая доставила бы мне удовольствие. Если Владимир еще гостит у тебя, поклонись ему от меня. Он брату никогда не пишет, и право нельзя его похвалить за это. Каждый свои обязанности должен исполнять свято, несмотря ни на что, а он должен бы всегда показывать внимание старшему брату, которого он, кажется, привык уважать. Это же не трудно и не стоит никаких пожертвований - написать письмо. Этим, по крайней мере, доказать можно, что он помнит, что брат его существует. Я говорю сие дружески, в надежде, что Владимир увидит, что я справедлива. Впрочем, уроков давать не берут никому. Охотно сама принимаю добрые наставления, когда мне их дают.- Пожелаю тебе от души, любезный и милый Семен Петрович, лучшего здоровья и душевного спокойствия, прошу тебя быть уверенным, что чувство дружбы и привязанности моей к тебе никогда непременно. Пиши нам чаще, друг мой, и помни, что письма твои доставляют отраду брату твоему в заточении. Вспомни, когда ты содержался в крепости и получал мои письма, что каждое слово, сказанное в нем, делало тебя более, нежели довольным, а брат твой вечно разлучен с вами, и один только твой почерк может его утешить и доставить минуты приятные и радостные.
Прости, любезный, всей душою любящая тебя сестра и друг Мария Юшневская.

25 Марта 1832. Петровское.

Collapse )
Я

Straçesko

Поскольку ты знаком с г-ном Straçesko я тебя прошу передать ему много хорошего с моей стороны, так же как и его жене; это знакомство продолжается, я полагаю, уже 22 года.

По ходу это Стражеско. Оргеевский уезд, где у них гнездо - это практически рядом, через речку. Знакомы с 1810... только я не понимаю, с кем. По-русски когда пишут - четко видно по стилю, кто из супругов сейчас за клавиатурой, а по-французски не могу понять. Может быть она знакома, а может он, в 1810 они еще не вместе.
Но, блин, больше я про них найти ничего не могу. Но хоть фамилию, кажется точно опознала.
(Ага, еще Иван Стражеско - из тех, кто в первых рядах после бухарестского договора принимает российское подданство.)

И помимо "Стражеско" у них есть еще "Строеско". И это два разных рода. Ы.

(Ближайшее гнездо про Бессарабии - это ф. 1308 РГИА, канцелярия по управлению бессарабской областью, 1812-1821. Пошла читать опись, она есть)
Я

О том, что что угодно может найтись где угодно

РГИА, ф.1308: КАНЦЕЛЯРИЯ ПО УПРАВЛЕНИЮ БЕССАРАБСКОЙ ОБЛАСТЬЮ МВД, 1812-1821.

Нормальная такая бессарабская опись: Инзов, Бехметьев, какие-то купцы, благоустраивающие Кишинев, эпидемия чумы в 1825-26...
И внезапно посреди всего "Дело о сооружении на Куликовом поле памятника Дмитрию Донскому".
Видимо, случайно занесло:)