Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Про старца Василиска



Итак, обещанное - про старца Василиска, явственного покровителя неформалов и бродяг. Ну вот звала его Дорога:)
Улететь пытался с самого детства - увидел в церкви нарисованных ангелов, сварганил себе крылья и бегал долго.
Ладно, с самого начала - родился под Калязиным (Тверская губерния), где-то в первой половине 18 века. Семья была из крепких крестьян, но им глобально не везло, так что они к его подростковому возрасту обнищали. Было их три брата и все трое были несколько не от мира сего. Старшие вообще не женились, младшенького пристроили в "примаки" в более богатую семью - но тот к семейной жизни оказался мало приспособлен.
С точки зрения крестьянской общины - вся семья была окончательно лузерской и к жизни не приспособленной. А посколько подати платили вкруговую, всей общиной - то их за неприспособленность и неумение зарабатывать не жаловали. Когда старший брат Кузьма заявил на сходке, что он на подати зарабатывать больше не может и не будет - а будет молиться и исполнять службу церковную - крестьяне потащили его папашу в волостной суд. Папашу велели высечь, но тут прибежал сын - секите, мол, меня, я виноват. ("За что пытаете отца? " (с) ) Задрал рубаху, а под рубахой оказались какие-то страшные вериги и власяница. Община поняла, что он псих ненормальный и взять с него нечего - и его отпустили. Среднего тоже освободили от податей - но с тем, чтобы он несколько лет ходил собирал милостыню на строительства храм - ему только того и надо было.
Остался младший, женатый. Толку с него не было никакого. Жену уговаривал жить "в чистоте", пропадал на заработках, но денег нифига домой не приносил. Знакомая до боли картина - что мало мы таких видели в фендоме?:) Короче, под конец он обьявил, что уходит совсем. Но вот заковырка - московской регистрации паспорта у него не было. А времена были уже строгие - крестьянину просто так , без бумажки, гулять было не положено. Короче, он спер паспорт у старшего своего брата (ему-то как раз документы все община сделала) и рванул. Сел на первый же паром через Волгу - да только паром на середине реки затормозил. Ни туда и ни сюда, никак. Пришлось возвращаться к брату и каяться.
Дальше жили они с братом "в молитвенных подвигах". Их оставили в покое, хотя по-прежнему ему полной воли не давали и отпускали из общины только на определенный срок. Он жил в разных монастырях - но из монастырей просили удалиться, когда срок регистрации паспорта заканчивался. Монашество тоже было забавное - например, жил он одно время рядом с двумя старцами - Павлом Книжным и Иваном Безграмотным. В полном соответствии с прозваниями. Причем, "Книжный" , видимо, от грамотности своей, как раз при нашем герое почти спятил и отрубил себе руку. Безграмотный же отличался простотой и кротостью - и его Василий и назначил своим учителем. После того, как старец помер - Василий там, в Чувашии и остался, потом Дорога снова позвала - и он отправился в Брянские леса, еще к оному старцу- Адриану, и там как раз постригся в монашество и стал Василиском. Община там жила тихо и совершенно нестяжательно, но окрестности их невзлюбили - в частности, за то, что вечно находились какие-то тати, которые пытались братию ограбить, а потом, не найдя, чего грабить - нещадно били. Настоятель, отец Адриан, в конце концов был переведен в Коневский монастырь, община разошлась по разным местам, а Василиск остался там один и подвизался. Их, таких подвижников в Брянских лесах было немало, и они периодически собирались по праздникам. Вообще - феерическая картина, 18 век, разбойничьи леса , и , видимо, между  гопниками разбойничьими шайками то и дело попадаются дивные отшельники. И может и престарелые разбойники в отшельники шли:)
Примерно раз в год наш герой вынужден был наведываться на родину - продлять свой паспорт. В очередной такой приезд случилась  облава на неформалов пропал купеческий сын и приказали обыскать все дома. Героя нашего повязали, высекли, но поняв, что толку не будет - выправили ему окончательную бумажку. Вернулся в свои Брянские леса, но потом Дорога опять позвала -- и он поехал под Конев, к отцу Адриану. Там нашел себе друга и ученика Зосиму, с которым больше уже не расставался и который потом и составил житие. Ученика выбрал под стать себе: тот настолько делом заниматься не желал, что роптал, когда учитель его таскал каждый день грибы и ягоды для монастыря собирать. Сам то Василиск к тому времени уже понял, что совсем нахлебничать нехорошо, и весь монастырь дарами леса снабжал летом.
Потом настоятель принял схиму и отправился схимничать в Москву, в Симонов, а нашу парочку вновь повлекла Дорога. Только они никак не понимали - куда зовет. Пытались отправиться на Афон - не вышло. Хотели в Сибирь, но что-то не склалось, и рванули они в Малороссию. Пыбывали в Киеве и в Крыму, из Моздока их выдворили в Таганрог, потом занесло в Астрахань, и тут-то они поняли, что юг их не принимает и надо ехать в Сибирь, как им старец Адриан и советовал. Купили лошадь - и отправились степями в Тобольск. Там их приняли хорошо, выписали бумажку, что на территории епархии могут жить где хотят. Перезимовали в городе - а весной отправились искать подходящего места, не нашли и остались где-то в лесах под Кузнецком, за сорок верст от ближайшего жилья, там где их морозы и застали. Вырыли землянку, кое как впроголодь продержались зиму - и весной отправились дальше, не дождавшись даже крестьянина, который еще осенью обещал их проводить. Ну и попали по полной - заблудились в тайге. Жрать было нечего, снаряжения толком не было, и в какой-то момент, они (как Сэм и Фродо) не в силах тащить лыжи, посуду и прочее - все оставили, и пошли как есть, с двумя книжками - Евангелием и Лествицей, и в конце концов вышли к жилью. Их два дня выхаживали, потом отправили на подводе в Кузнецк.
Примерно на этом этапе жизни престарелый Василиск наконец успокоился и решил выбрать какое-то уж совсем окончательное место и жить там. Выбрал, правда не с первого раза . Жили каждый в своей келье, рукодельничали, раз в год причащались. Потом к ним прибился некий бывший алкоголик - и они его отмолили и от страсти винопития избавили. Ну и дальше стало понятно, что все, старец вырос наконец возрос - и стал натуральным старцем для окрестностей. Вокруг него образовалась община, потом еще одна - уже женская, потом эту общину перевели в заштатный Свято-Николаевский монастырь ( и для того, чтобы это устроить, Зосима ездил к Синоду, возил берестяную грамоту от старца Василиска. Представляете, Синод, который берестяные грамоты читает? вот и я нет:)
В общем, последняя его дорога была уже туда - в Свято-Николаевский, и там же, на руках у сестер, он и умер - и все кто его знал, безошибочно почувствовали это сердцем и собрались к смертному одру безо всякого зова.
Его там же и погребли - и народ свято почитал его могилу. В 1914 веке поставили часовню (по имя предыдущего Василиска, Каменского),
Уже в 2000 году обрели его мощи и перевезли в Екатеринбург, а в 2004 он был канонизирован.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments