Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

  • Mood:
  • Music:

Про Египет

Внятного и красивого отчета, у меня кажется, не получается. Вот написавшийся огрызок, в принципе, если вдруг будет надо, я его доведу до уму, но неохота...
Ну хоть что-то.


Крыша едет, дальше будет. Уши мерзнут. Одновременно размышлять о том, куда подевался купальник и куда - зимняя шапка. Поутру в палатке, в которой продается любимый кофе "натуральный растворимый со сливками на растительной основе" заметила презервативы. Ночной хранитель "Неваляшка" и "ВинЗип". К вечеру напряженных размышлений над винзипом, поняла, что это был "Визит". Печально задумалась о том, что основная экскурсия в Египте - посещение "горы Моисея" с последующим прощением всех грехов, которое входит в прейскурант, значит срочно надо нагрешить. Попыталась нагрешить многоспанием и чревоугодием. Желудок взбрыкнул, а будильник не дал выспаться. Проспала девять часов на работе, поехала спать в гости к Одной Змее. Наслушалась рассказов об Абхазии, вынесла оттуда самое конструктивное - тост: "За Всевышнего и его здоровье". Приползла домой, выпила за Всевышнего чаю с иремелем, замочила Андориэль друидом с тремя волками и вороном, упала носом в клавиатуру. Не просыпаясь перепозла на кровать, не просыпаясь через несколько часов встала, помыла голову, припудрила незнакомку в зеркале, приехала на работу.
Отработала, поехала сразу после работы встречаться с Джорианом на Октябрьской, забрать «Американских богов». Все читают понтовые книги, дочитаю «Баудолино» - буду выпендриваться дальше. Сорок минут старательно пила пиво, дожидаясь Джориана, забрала книгу, отдала ее Тхано и поехала домой дочитывать Эко и пить за здоровье Всевышнего. Зачем приезжала? Попить пива в переходе.
Приползла домой, выпила кружку чая, набрала друидом еще один уровень, упала в клавиатуру. Через несколько часов не просыпаясь встала, припудрила незнакомку в зеркале, поехала на работу. Выпал первый снег, мерзость. Ненавижу. Отработала, рванула к Лою смотреть лысого кота. Кот не вполне лысый, просто очень сильно короткошерстный. Замшевый, рыже-полосытый, с мелко завитыми усами и бровями. Совершенно египетского вида. Собственно он и есть Сфинкс. Донской. Поняла, что засыпаю совсем, засыпая доехала до дома, набрала два уровня друидом, после чего друида начали зверски мочить, и два уровня варваром, после чего стало скучно, потому что он сам начал всех мочить, упала носом в клаву. Через несколько часов не просыпаясь притащилась на работу.
Бросила клич по знакомым - кому, чего привезти из Египта. Заказали: живого сфинкса, мумию, украшение для знакомой девушки, статуэтку Анубиса, пирамиду (если пропустят через таможню), бедуина (говорят они классно целуются). Прикинула до деньгами - бедуина пожалуй привезу, сфинкс живой не поедет. Сфинксы - они такие.
Два дня старательно собиралась, в результате упаковывала вещи за два часа до поездки. Разумеется. Добывала денег, добыла, потратила, теперь отдавать. В день отъезда с Эвитой встали в девять утра, рванули по магазинам. Магазины, как выяснилось, открываются с десяти. Попытались купить обувь, не купили, попытались дойти до парикмахерской, нас послали из тех. Не день Бэкхема. Прошлялись полдня, после чего таки погрузились в машину до аэропорта. Глотнули для сугреву иремеля.
Таможенный контроль. Звеню на металлоискателе. Выворачиваю карманы, звеню. Снимаю пальто – все равно звеню. На меня смотрят, машут рукой – иди, мол. Вслед доносится ласковый голос дамы, которая просматривает сумки на экране: девушка, у вас там на дне ножичек, да? Пропускают спокойно. С ножичком.
Идем в дьютифри, покупаем бутылку виски. Уходим. Понимаем, что виски будет мало, возвращаемся, берем бутылку шампанского на вечер. Уходим. Понимаем, что все равно будет мало, возвращаемся, покупаем еще бутылку виски. Уходим. Понимаем, что для страховки надо бы еще, покупаем бутылку джина – не выпьем, подарим по приезде в Москву кому-нибудь. В самолете пьем, уговариваем почти половину первой бутыли.
Трансфер до отеля. Безлунная ночь. Египетская пустыня. Хоть глаз выколи – не видно вообще ничего. Наш отель на отшибе арабской цивилизации, мы втроем в микроавтобусе. Водитель периодически из лихачества выключает фары. Экстремальные ощущения – никакие дайвинги не сравняться.
Приезжаем. Первое впечатление – в отели только мы. Пустынный невкусный ресторан. Официант по-английски почти не говорит. Чтобы объяснится – пишет ручкой на белоснежной скатерти слова, которых не может произнести. Ни в одном окне не горит свет. Сюр. В номере три кровати, но два стакана. Заказываем третий, его несут полчаса. Идем на пляж пить шампанское, разумеется, разбиваем один стакан, их снова два. Наутро разбитый стакан забирают, а в один из двух целых ставят букет цветов. Полдня пьем из горла, потом просим принести таки тару, приносят бокалы для вина. Поняли и осознали.
Утром идет исследовать окрестности. Отель на краю пустыни – мечта романтика. Деньги на ресепшене поменять нельзя. Бар не работает, магазины с сувенирами закрыты, кроме отеля нет вообще ничего. Пляж каменистый, кораллы близко, купаться с пирса. Ветер задувает, море холодное и волнистое. Едем в места цивилизации – соседняя группа отелей и сам город Дахаб. Находим два хороших и теплых места – русский серфклуб и русский дайвклуб. В дайвклубе хорошо. Лена закупается дайвингом, будет получать продвинутый сертификат, мы с Эвитой просто разглядываем народ и помещение. Дайвинг – в следующий раз, денег сейчас нет. Сам Дахаб четко разделяется на курортную набережную и арабский город. Овцы роются в помойках вместе с кошками, а у какой-то полуразрушенной стены лежит одинокий верблюд. Такого же цвета как и стена, поначалу принимаю его за памятник верблюду (стоит же в Новгороде посреди парка памятник оленю?)
Пьем пиво на пляже, перед серфклубом. Ищем туалет. Три кабинки – на одном нарисован мужчина, на другой – женщина, на третьей надпись –different room. (а в отеле на туалетной бумаге надпись idial standart. Как будто есть неверные ленинцы)
Возвращаемся в отель к ужину, понимаем, что ужин такой же невкусный и невнятный как завтрак. Четыре вида салата из четырех ингредиентов – помидоры, огурцы, перец и брынза. Вечером делать нечего, отель вымирает. Пока мы не начали ездить по вечерам в Дахаб – торчали на пирсе. На фонарь слетались-сплывались рыбы.Lion-fish (Pterois volitans). Как бабочка – вся топорщится крыльями, лопастями, перьями и плавниками. Красивая, зараза. Ядовитая, руками не трогать. Плавают под пирсом десятками, днем шарятся по камням внизу, но если полный штиль, но и в светлое время дня караулят у пирса. Нет, они не охотятся разумеется, зачем бы им? Но пасутся аккурат у самой лестницы. Задеть ногой было бы неприятно, так что вечерние купания тоже превращаются в экстремальный вид отдыха. Еще там крутится что-то такое длинное и голубовато-полосатое. В количестве. Не то угри, не то мурены. Мурену не видела ни разу, может не опознала, но когда ты приползаешь на пляж в семи утра, а тебе с пирса радостно сообщают: «А только что мы видели ее, мурену.. здоровенная, рожа злющая, на охоте» - лезть в воду вдвойне приятно. Пофиг, но приятно.
Первый раз в жизни пробую плавать с маской. Красиво: кораллы красные и зеленые, топорщатся морские ежи, тусуются разноцветные рыбины. Покупаю каталог рыб красного моря. Не знаю, насколько зоологически правильно переведены названия, но звучат они как песня:
… Вечера мистичны. То духи пустыни всю ночь стучатся в дверь, то являются какие-то невнятные, но жуткие кошмары. А то идем исследовать пляж. Пляж абсолютно пустой, довольно грязный. Рядом с отелем еще бродят по пляжу три араба в балахонах. Просто бродят, задумчиво так, туда-сюда. Вглядываются в морскую даль. Медитируют, что ли?
Дальше полная пустота, прибой, выброшенные на берег кораллы. Мелкие крабы. Следы по берегу: копыта побольше и поменьше (это конный спорт – там лошади и мелкий жеребенок) и собачьи. За конюшней копыта кончаются. А собачьи следы чем дальше, тем таинственней – меняют размер и направление. Собака бежала одна, но ноги у нее были то как у болонки, то как у хорошего дога, а то вообще выворачивались непонятным углом и бежали задом наперед. Устаем и разворачиваемся гонять крабов. Правильно разворачиваемся, не хотелось бы мне повстречаться с той собачкой…
[Это мой давний и прочный кошмар. «Видел странных собак, чьи морды то расширялись, то сжимались в гармошку, переходя при этом из овчарки в бульдога и снова в таксу, чем давали понять, что не совсем собаки…»]
Горы сыпучие. Красивые – желтые, в трещинах. Страшные. Визуальный голод – ничего, кроме моря и желтых гор. Зелени почти нет. Зато море ярко-синего оттенка, такое бывает только на иллюстрациях детских книжек про золотую рыбку. Не выдерживаем, на третий день поднимаемся с утра, лезем туда. Залезаем по возможному максимуму для обычных кроссовок – метров на тридцать-сорок. Дальше лезть-то можно, но слезть оттуда уже малореально. Находим маленький пятачок, укрепляемся там, пьем воду. Тащимся от вида. Жалко, что оно сыпучее, полезли бы и дальше.
Люди. Правильные – вообще нет «просто отдыхающих». Все безумны. Инструктора дайвинга и серфинга, который в какой-то момент забили на все и остались тут. (В дайвинг-центре лежит стопочка самолетных билетов – от тех, кто просто решил не уезжать «сейчас», а уехать «когда-нибудь потом». Наши билеты чуть не оказались в той стопочке. Но все-таки - нет). Немецкие дайверы нашего отеля, пьянствующие и курящие кальян вечерами в нашем немецкой дайвинг-центре. Совершенно адекватные подростки 13-15 лет, из интеллигентной спортивной семьи, которые не вылезают из моря, с масками, ластами и подводным фотоаппаратом. Гинекологиня-горнолыжница, рванувшая сюда, потому что в марте раздолбала где-то в Австрии ногу и на лыжи пока нельзя. Когда в виде исключения мы выползаем пожариться на пляж – он почти пуст, все заняты делом. Вечерами все радостно пьют. Мы пьем с гинекологиней. Достаем этим рамаданствующих арабов (пиво на пляж они из-за рамадана носят смутно и через раз. Зато поприставать и позвонить вечером в номер пригласить на дискотеку – горазды)
Сервис в отеле вообще на потрясающем уровне. Эпизод на пляже – веселая компания заказывает на пляже пива. Пива не несут. Кто-то из детей , непередаваемым тоном: «Мама, это же арабы.. Они раньше, чем через полчаса ничего не принесут…». В общем мир\дружба\жвачка.
С другой стороны, среди тех же безумных и правильных людей – натуральный бедуин, который тусуется в русском клубе и работает инструктором по дайвингу. Он нас наводит на правильную кафешку на набережной Дахаба, где варят нормальный кофе (потому что от отельной бурды нас тошнит уже на второй день). Он катает нашу Лену на мотоцикле (вообще ухаживает романтично и целомудренно. Но на мотоцикле они таки наворачиваются и еще два дня она хромает и ходит с пластырем на ноге)
Виски у нас быстро заканчивается. Переходим на джин и местное пиво. Пиво так себе, джин хороший, но из троих ни одна его не любит. Как только снижается общий градус существования – начинаются проблемы с желудком. Ничего, кроме пива купить в барах нельзя. Говорят в Дахабе есть один магазинчик, где продают крепкое питье местного разлива. Не рискуем. От можжевелового привкуса во рту крыша едет совсем. Медитировать. Часами смотреть на вечереющее море, а потом на звезды. Хорошо, что поехали одни, без мужиков. Можно смотреть на закат, молчать и не тратить нервы. Впрочем, смсок за десять дней было послано почти на 100 баксов. Нусут, на что еще там деньги-то тратить? Даже мороженого нет в отеле.
Счет дней теряется мгновенно. Безвременье. Полумертвые пальмы. Кустики редиски у лестницы в ресторан. Немецкие малолетние дайверы, которые периодически проходят по пляжу в море в своих черно-желтых гидрокостюмах и выходят из моря снова курить свой кальян. Надменные верблюды, которые периодически дефилируют мимо, гордо поводя шеями. Ветер, который не дает мозгам выкипеть и испарится. Муравьиные укусы медуз.
Продолжение, наверно, следует…













Subscribe

  • Рассада

    До хрена разной петуньи (ну и ок, много не бывает) - уже цветет, что-то я ее рано и удачно. Даже черная софистика в этом году взошла наконец, я ее…

  • (no subject)

    Кто, вместо того, чтобы работать, напряженно обдумывает, как бы сделать альпийскую горку большую на солнце, с карпатскими колокольчиками,…

  • Цветуечки этого года

    Приобретения: Дохрена неведомых сортовых ирисов, высоких и карликовых.Клумба из неведомых лилейников и сибирских ирисов (покупались чахлыми…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments