Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

Я первый или не первый?

Короче - kemenkiri - с днем!
И вот:
Поскольку с Кеменкири мы знакомы уже очень-очень долго… с какого, бишь, класса-то? Давно, в общем. То, разумеется, в стихах наших определенно прослеживается взаимовлияниеJ Лично я и не скрываю – Кеменкири гениальна, у нее есть чему учиться.
Собственно, это подборка – подарок ей на день рождения. Тут собрана большая часть моих стихов, которые так или иначе навеяны ей – какое-то отдельно строчкой, каким-то обстоятельством, просто ее стилем…
Часть первая, ностальгическая. Вот два стишка, которые были написаны на заседании Российского Археологического общества, которые мы в свое время усердно посещали:

Не думай о лете, сонете, бездарном поэте –
Мы будем пить кофе в зеркально-хрустальном буфете,
Он пенится, пахнет, горчит на губах и на душах,
А после мы будем доклад академика слушать,

В далекий Шумер понесет нас научная квента
Но только в буфет мы скользнем, не дождавшись момента
Когда он закончит описывать гуннов строения,
Мы будем в буфете смотреть на свои отражения –

Они несерьезны, мистичны и любят науку,
И даже готовы всей лекции вытерпеть скуку,
И мы их пошлем к академику – дальше послушать,
А сами останемся тихо пирожные кушать,

О геополитике спорить и о перестройке,
Стихами описывать кофе горячий и горький…
2
Голубая гостиная в Доме ученых,
Силуэт Фудзи-ямы в квадратике слайда,
Царство осени: склоны в краснеющих кленах,
Хризантемы и сакура, ветер Хоккайдо,

Мы явились сюда, чтоб усваивать знанья,
Чтобы слушать рассказ этот длинный и плавный.
Ветка сакуры плещется в лунном сиянии,
Лунный шарик скатился по небу бесславно,

Сад камней, наша жизнь – лишь булыжник да ветер,
Эта бедная прелесть, свободная скудость,
Эти жесткие краски в бушующем свете…
… Дом ученых, Япония, древняя мудрость…


А вот еще один древний-древний цикл, который, кажется, нигде не публиковался полностью, разве что по личной инициативе Кеменкири, которая его любит. Мне оно не очень – но. Это навеяно памятной нам с Кеменкири Слободзейской археологической экспедицией…


Слободзейская гомоза

1

“Видно боги с нами пьют…”

Эта терпкая горечь земли, оплетенной корнями.
Воздух душен от тайн, что хранятся под глиной твоей.
Этим вечером сотни загадок сгустились тенями,
Наступают на нас легионы бесплотных теней.

Мы поем, чтобы их отогнать, но они подпевают,
Струны трогают, пьют вместе с нами хмельное вино...
Мы не знаем ответов, они же – вопросов не знают,
И увидеть друг друга воочию нам не дано.

Только слышатся шорохи в доме и ночью с курганов
Поднимаются духи туманом и смотрят в окно,
И мы слушаем стоны о древних, о ноющих ранах...
Но рукою к руке и устами к устам – не дано.

2

“И скажу как называются созвездья…”

Ты водишь пальцем по звездной карте,
Пытаясь в небе найти созвездья –
Какие в мае, какие в марте...
Не думай больше о переезде,

Об этом надо забыть, пойми ты,
Отбрось все страхи усильем воли:
Пока остается курган не вскрытым,
Ты можешь в небо смотреть до боли,

И медленно шевеля губами,
Шептать названия тех созвездий,
Что проплывают сейчас над нами...
Не думай больше о переезде.

3

Проклятие

Проклятие тем, кто тревожит ваш прах,
Копаясь в прогорклой земле!
Да будет им ведом неведомый страх,
Да будут их лица в золе.

Могучие! Встаньте из темных земель,
Из жестких могильных песков.
Несчастные, вскрывшие вашу постель,
Разрушат очаг свой и кров,

И станет им плоть тяжела и темна,
И дух ее быстро сожжет...
…Как только над миром начнется весна,
И грязный взломается лед,

Их снова примчит к этой горькой земле,
В помойные ямы веков.
И будут их лица в пыли и в золе,
И в отблесках облаков…

4

“Скоро осень, все изменится в округе”

Падают груши со стуком в ночном саду
И на земле остаются стыть до утра.
Утром, когда в холодный и чуткий сад я войду,
Между желтеющих груш будет темнеть кора.

Ночью созвездья тихо рушились вниз –
В темную плоть реки, в море земных огней.
Стало светло и сыро. Листья. Улиток слизь
Мокро блестит в траве между узких теней.

Выдохся за ночь сад, ветками всеми сник.
Сколько бурьяна тут – за ночь не прополоть.
Лаю собачьих свор вторит петуший крик.
…Утром осень иглой вошла в человечью плоть.



Все, на этом сеанс ностальгии завершен. Дальше – стихи последнего времени:

ГЛОССА НА КЕМЕНКИРИ


"К тебе мои слова, ушедший в листопад,"
Где звук твоих шагов так непомерно долог,
Где сад осенний радостно крылат,
Вот только к сердцу движется осколок.

Осколок счастья, острый, словно нож,
Безжалостный, как тысячи иголок.
Но боли нет уже, и ты вперед бредешь
"В несуетную мглу: под золотистый полог."

"А истина всегда немыслимо легка,"
"Вода хранит тепло", душа не помнит счастья.
И воздух пахнет медом и листвой.

Там у тебя - сияют облака.
Там осень без осеннего ненастья.
Я отправляюсь следом за тобой

ПОСВЯЩЕНИЯ КЕМЕНКИРИ

1
Не веришь - все спуталось снова. Достали. Приплыли.
Дурацкая жизнь - каждый сам генерирует ад.
И хочется просто уйти - где горят сильмарилли,
Пусть даже война столько весен бушует подряд.

Сыны Феанаро - не то что земные и злые
Усталые наши объекты любви и пера.
По сказочным тропам идут добывать сильмарили
Не зная еще, что для нас это только игра.

Писать посвящения - в лоб или по лбу. Забили.
Пройдем эту тему, проедем, скользя под уклон.
Ты вечером выйдешь за пивом. Горят сильмарили,
Но это сегодня не важно, игра - о другом.

2
Грустно. Просто. Все на месте.
Все как надо. Феанаро.
Злая клятва. Злые вести.
Феа в небо - легким паром.

Просто. Дерзко. Без вопросов.
В семь саженей - кровь под килем.
Звезды в небе - просто просо
По сравненью с сильмарилем.

3

Во второй эпохе тебя простят,
В двадцать третьей - пойдешь в расход.
Пересчитывай звезды свои - подряд,
Разгребай свою жизнь, как крот.

Задыхайся в куче чужих грехов,
Под минорный прилив гитар.
Вспоминай во сне переплеск клинков
Корабли и на них пожар.

Каждый миг - локальный, но страшный суд,
Хоть запястье подставь ножу.
…Во второй эпохе тебя спасут.
Доживи до нее, прошу!


ПО МОТИВАМ КЕМЕНКИРИ

Идти по листьям, бежать спросонок,
В овраг спускаться и лезть на гору.
За Камнем, как за мечом - ребенок,
По детской клятве, по уговору.

По той считалочке - три стихии,
Семь братьев, девять ветров и море.
Обида детская ностальгии,
И взрослое - вне сезона - горе.

Игра сломалась, а сердце бьется.
Волшебный камень без правил жжется,
Бредешь в безудержной круговерти
Ребенок бедный, осален смертью.


ПО МОТИВАМ КЕМЕНКИРИ

1.

"Я знаю - это время раскаяться
За тех, что пали с нами, но не клялись."
Кеменкири

Хуже жалости твоей - только ад.
Расцветают сто полей. Здравствуй, брат.
Не проси, не верь, не пой. Не жалей.
Смылись все одной Волной сто полей.

Хуже жалости, страшней чем Волна -
Выносимей и больней - жжет вина.
Уходи, мой брат. Меня не жалей.
Расцвели опять стократ сто полей.

Хуже жалости - снега и снега.
Мне бы малости - не брата. Врага.
Как бы просто - ну не верь. Ну не жди.
Сквозняком пахнуло в дверь. Отойди.

Сто полей и сто смертей. Сто могил.
Не умеешь петь - не пей. Хватит сил?
Зов по имени. Ответ - на закат.
Хуже жалости: "Прости меня, брат"

17 Декабря 2002

2. ПРОЩАНИЕ

Из стихов Къертэ

"Ни проблеска идей в сиреневом и синем"
Крыс.

Тем странным семерым, ушедшим без ответа
В безвестную печаль и горестной покой
Я посвящу не стих, а два мгновенья лета
И реянье стрекоз над медленной рекой.

Ну да, они ушли, кто в пропасти, кто просто,
Все разорвав: себя, и нас, и связь вещей.
Смотри - не в их ли честь над небом реет остров
Из рдяных облаков и сумрачных мечей?

Не в их ли честь курган округло и небрежно
Над водами стоит и пахнет трын-травой,
Не в их ли честь луна томительно и нежно
Ликует над густой вечерней синевой?

Но берег вдалеке сокрыт туманом млечным
Ни проблеска, ни сна. Вечерний дымный чай.
Пускай они ушли - Дорога бесконечна,
Мы все по ней идем. Прощай, прощай, прощай.


МЕДИТАЦИИ НА БИЛАЙН И КЕМЕНКИРИ

1.

Разреши опустить тебя в снег.
Кеменкири

Разреши отпустить тебя? Хватит.
Мокрый снег. Некорректный баланс.
Кто-то пени компании платит,
Кто-то машет руками на нас,
Разреши отпустить тебя, ладно?
В эту морось. Ты счастлив? я - нет.
Засыпаю. Поскольку накладно
По ночам рассекать интернет,
Разреши. Неурочно. Непрочно.
Извинения. Сорри, тут сбой.
Да, конечно. Нет, я ненарочно.
Разреши попрощаться с тобой.

2.

"Ох умру я умру, разобьюсь в Киржаче
И не ведаю сам на каком кирпиче"
Не Кеменкири

В России холодно. В Билайне снова сбой.
Власть отвратительна. Не обнулю баланса.
И не поговорю за жизнь с тобой,
Так правильно. Не оставляй мне шанса.

Не оставляй меня. Не оставляй мне. Не
Беседуй заполночь в разобраной постели.
Февральский дождь. Мы движемся к весне.
Февральский сбой - подобие капели.

Пропали центы. Снятся смс.
Кондишн отрубился на три счета.
Сегодня сбой. Все в сад. Все в ад. Все в лес.
Не оставляй меня в пылу полета
Сквозь облака к земле

3. СКВОЗЬ ОБЛАКА К ЗЕМЛЕ

Сквозь облака к земле лечу. Внизу
Земная жизнь - так просто и серьезно.
Меня роняет небо как слезу
В объятья ветра. Вырываться поздно.

Я стану струйкой дыма золотой.
Лучом во льдах и снах, потоком света.
Я полечу в снегах лихой пчелой,
Хоть пять минут собой являя лето,

Зимою мед неправильный. Вотще
Пчела зимой. Умри, забава сноба.
Я разобьюсь, конечно, в Киржаче,
О первый же булыжник под сугробом.



ОТВЕТ КЕМЕНКИРИ
(на
http://by.ru/serv/book/view?book=cakypa4&i=1054417084)

Cмотреть на пожары и свалки, гонять запредельную жуть.
Неловкой, ненужной смекалки осталось совсем на чать-чуть,
Осталось немного эстели - сквозь пальцы почти утекло.
Июньские плещут метели, отчаянно бьются в стекло.

Разорваны тонкие нити, по красному ветру летят.
Спасите нас, если хотите. Быть может, они захотят?
Быть может, все будет как раньше - вокзал, потом пляж, а потом
Все радостней, ярче и страньше, и море гудит за бортом.

Все будет, пусть даже не рядом. Мы выживем, так нам дано.
Тебя не заденет снарядом, меня не угробит вино.
Все будет как мы и хотели, поверь, я сегодня не лгу.
...Бутылочной синей эстели осколок горит на снегу.

Бывает ли так? не бывает. Мы знаем. Предельно ясны
Лучи через иней играют, последыши поздней весны.
Отчетливо, ярко и тонко: осколок последний помпей.
Дрожит и дрожит перепонка, и радость - больней и ясней.


ПО МОТИВАМ КЕМЕНКИРИ

Была у нее такая "Песнь о фиолологической недостаточности"

Cмотри, весна уже гудит, в висках и снах, в депре и грезах
Филологической фигней я маюсь в мареве имен
Мои слова почти мертвы, они застыли в странных позах.
Я препарирую сюжет: пещера, рыцарь и дракон.

Прозрев расклад мифологем, толкую поворот сюжета
Там архаизм, там древний мир, а рыцарь - он вполне шаман.
Инициации мандраж, порог последней двери в лето,
Зачем же щурится дракон, а рыцарь лезет в свой карман?

Сюжет идет на разворот, пуская хвост из искр и сплетен
В невнятном розовом дыму сгорает лампа в сто свечей
А рыцарь наш надел кольцо и стал почти что незаметен,
И только тень его дрожит между сокровищ и мечей.

Его размажет, разотрет, как мягкий сыр по бутерброду
Едва закончившись, сюжет опять вспорхнет с сухих страниц.
А я останусь на земле, ругать весеннюю погоду
Пытаться обрести свое среди десятка разных лиц,

Пытаться что-то углядеть через туман и сумрак зыбкий,
Понять - сейчас или в четверг нагрянет мне мой страшный суд.
Я все смотрю на зеркала, на их оскал, на их улыбки.
Ни Марр, ни Пропп, ни Розенталь меня спасти уж не спасут.

27 Февраля 2002


РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВЫСОКОМ

(Подражание Кеменкири)

По палаткам, по киоскам, мимо вывесок и окон
Дождь прошелестел январский - непонятно и напрасно.
Я бессмысленно и тихо вспоминаю о высоком.
Но увы отнюдь не рыжем, рыжем-рыжем в черно-красном.

Глина рыжая в раскопе, на осколке, на лопате,
Тонкий волос на подушке, путь мой ветреный и вздорный.
Сны январские сухие: степь и всадник - синь на злате,
Молот , битва, гром небесный. Снова - красное на черном.

Семь градаций, семь соцветий, кроме них - еще десяток.
Кто-то с песней, кто-то с лютней, кто - собой из круга выбит.
Размышляю о высоком: жизнь моя не терпит взяток,
Не дает ни в чем поблажек, лишь дождем январским сыпет.

Обнимаю и целую - соль на коже, свет в оконце,
И январь течет рекою - то пороги, то быстрины.
Я гляжу поверх прилавков - зеленеющее солнце,
Размышляю о высоком, покупая мандарины.

Жизнь, увы, немного стоит, но с любовью - чуть побольше.
Выберись из этой битвы, хоть теперь - останься целым.
Вайра судьбы ткет сегодня - где потолще, где потоньше:
То ли черное на красном, то ли желтое на сером...



Оно же вот тут: http://by.ru/serv/book/view?book=cakypa4&i=1070404534
Можно добавлять своего, сдается мне, что я не одна такая плагиаторша:)))
Tags: стихи
Subscribe

  • некоторый урожай

    и так хреново и эдак плохо, по легкой ткани течет разрыв, когда все делятся на живых и дохлых, куда ж ты денешься, полужив? пока оближешь сухие…

  • Кажется, одновременно Мыши, Алану и Фреду:) ну, это хороший выбор:))

    не идиот ли в самом деле, зачем он здесь, зачем он с нами, зачем перо он в руки взял? по вечнодлящейся метели аустерлица от шампани не отличал по…

  • 7. ПЕСТЕЛЬ

    Йом-Киппур 1825 Полдень. Холод. Иней тает. Поздних птиц печальны крики. В этот день - жиды считают - Ставит подпись Бог в той книге, Где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments