Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Ностальгическое. Подборка для Барка.



Песенка орков из андуинской археологической экспедиции от института археологии Среднего Средиземья.

Древнее золото ярче блестит,
А древний клинок - ржавый,
Но артефактов обманчив вид,
Ржавый - не значит старый.

Позаросли стоянки быльем,
Мутный туман, сизый...
А короля назовут королем
Только по экспертизе.

* * *
У одних – золото на лазури,
У других – красное – да на черном,
Выбираю – серое на зеленом.

У кого – крылатый и ясноглазый,
У кого – хвостатый парнокопытный
Я схожу в зоопарк, посмотрю жирафа..

У кого Орда, у кого-то – Арта,
У кого-то Шир, у кого-то Мордор,
У меня же дача под Рузой где-то...

У кого закат завсегда кровавый,
У кого рассвет отдает рубином,
У меня же полдень, и денег нету...

* * *

Заклинание ДО.
(чтоб стояла)

(Написано 10 лет назал и посвящалось канувшей ДО АнК. Она была древовидная, грузилась минут по пять и периодически падала. Потом умерла совсем, народ переселился на ГК (архивы я выкладывала недавно), а пготом возродилась уже в новом виде.


Как нас переполняли Боль и Память,
Когда доска обрушилась, и мы,
Желая сообщение оставить,
Блуждали среди внешней, темной Тьмы.

И нашей мысли сломанные крылья
Нас не могли поднять на волю, ввысь,
Когда в ответ на тяжкие усилья
Звучало так сурово «Обломись!»

Кто воспоет, какой из менестрелей?
Нам память – бритвой, нам – на раны соль,
И мы забыть сей боли не сумеем,
Ведь столько дней тянулась эта боль!

Вы нынешние! Слушайте, я вижу!
Я вижу – и модем мой рвет тоска:
Рак свистнет, Кремль окажется в Париже,
И снова рухнет тяжкая доска....

Вот еще про то же самое:

Боль моя, Звезда моя – доска!
Ты когда ж, когда возникнешь вновь?
Сердце рвет горючая тоска,
К Интернету вечная любовь,

Память моя, Память о тебе,
Боль моя, какой сильнее нет.
Равнодушный взгляд слепых небес,
Черств и горек нынче Интернет,

Хлеб разлуки, типографский брак,
Желтизна весеннего листка...
Но я вижу! Знаю! Будет так!-
Встанет Возрожденная Доска!

* * *

И это тоже про ту же Доску:

Иногда забредая сюда
От прогорклой московской погоды
Лишь две темы я вижу всегда.
Им муссируют годы и годы:

Дивнюки, и их дивная стать
Сколько можно! –стоню(стону?) я со стоном:
Не пора ли о них перестать,
И подумать о чем-нибудь новом.

Плюс Ниенна – и Память и Боль.
Бедный Мелькор, Валары – садисты...
Надоело, ей-Эру, хоть вой-
Ведь не все же кругом ниеннисты?

Толкинизм – имя худшей из сект,
Ухожу. Навсегда. Оставайтесь...
...Снова жму на проклятый «коннект»
И иду... А куда – догадайтесь!


* * *

А вот это куски из поэтического поединка с Ассиди «за глюколовство»:


Мы не будем отрицать - мы мудры.
Что за дело нам до правил игры?
Эти звезды нас ведут за собой.
Мир на выбор предлагая - любой.

Хочешь пей его, а хочешь - не пей,
Сто дорог перед тобой, сто полей,
Хочешь рожью, хочешь бурей засей
Хочешь выключи, а хочешь - включи.
Двести двадцать, говоришь? Помолчи.

Двести двадцать биллионов миров
Состоящих из непрожитых снов,
В первой тыще ты служил королем,
Был кухаркой в биллионе втором,

Динозавром в мире сто двадцать пять…
Можно долго продолжать исчислять.
Был козлом, ослом, бароном, вождем,
Был и речкой, и веслом, и дождем,

Записал ты двести двадцать томов-
Развлечение для праздных умов.
Я смотрю на манускриптов листы.
Среди этого всего - есть ли ты?



А это из поединка с haallan

* * *
Высокая словесная игра
Война – без победителей и пленных,
Когда всего лишь росчерком пера
Творятся сотни радостных вселенных,

Когда все в мире – счастье, бой, полет,
Биение ритма, осознание Слова,
Сплести в одно огонь и ломкий лед
И умереть, и возродиться снова.

Пусть рифмы друг о друга как клинки,
Эпитеты точны и мысли – метки,
Пусть на песке лежат уже венки,
Пусть заготовят пальмовые ветки,

Пусть море поединку подпоет,
Под мерный гул прибоя будем биться.
И мед поэзии из теплых желтых сот
Пусть янтарем и пламенем сочится.


А вот это Про Айриэль на Острове:

* * *
Дева света и истины, сети душа,
От прозрений своих чуть дрожа, чуть дыша,
Изливала провайдерам горькое горе –
И заметила Остров как раз среди моря.
Поселиться на пальме ли мне средь ветвей,
Средь кокосов , бананов, волшебных цепей,
Иль на пляже в песочке, на скалах – в лесочке?
Остров дивно цветет, распускаются почки,
Ароматы плывут в невозможном просторе.
Только море волнуется.. Что нам до моря?
Я стояла за Истину. Стало по вере:
Лукоморские пальмы и добрые звери.
Солнце светит и плавится небо от зноя…
Только грозен и звучен гекзаметр прибоя,
Эта Истина – радугой, песней и светом,
Только море бушует совсем не об этом,
Но ведь что нам за дело до мокрых зыбей?
Я ПРОЩАЮ, ок?.

На века - Айриэль :-))

Вот еще Айриэль:

* * *
Былинкой странной, именем, прощеньем
Я существую все же. Я жива
А мир вокруг гудит в круговращеньи,
И я расту в нем, как полынь-трава,

Я растворилась в рифмах, стала словом,
Такой удел – и счастье и печаль,
Меня поэт сочнет своим уловом
И приютит уютная netale

Меня когда-то – камнем из рогатки
Швырнули, не спросившись, в этот мир,
Я выучила все его повадки
Я знаю, где тут гроб, а где тут пир,

Где флейм гудит, а где труба запела,
Где – войны, где – веселый круг друзей,
Я бабочкой на эту доску села
Так не спугните, други, Айриэль.



Это тоже что-то очень древнее, тех же времен:

* * *
Не легкая готика Праги,
Такая – взмахни - и лети!
Овраги, овраги, овраги
На этом нелегком пути.

Ни бестолочь злая Нью-Йорка
У моря на самом краю:
Лишь горы, пригорки да орки
Дорогу украсят твою.

Не площади шумного Рима,
Ни Суздаля чистая вязь,
Не ждут на пути пилигрима
Куда же идешь ты, смеясь?

…Под звездами, круглой землею,
На зов своей древней мечты
И схватка меж светом и тьмою
Уже не волнует почти

Спешишь ты на встречу к любимой,
Сквозь этот земной неуют,
И вот расступаются зимы
И весны навстречу встают.


А вот еще про глюколовов:

Попытка ассонансов.
Глюколов с неглюколовом
Долго спорили о вере,
И в подлуном, темном мире,
Лишь себя считая правым
Знал один, что глюков – море,
Знал другой, что глюков – нету.
Надевали оба латы,
Брали шпаги, чтобы споры
Разрешить одним усильем.
Долго с боевым весельем
Шлемы и щиты крушили,
После этой страшной битвы
Глюколов – какая жалость –
Позабыл все свои клятвы,
Перестал он видеть глюки…
А неглюколов напротив
Вдруг увидел море маков,
Вдруг своих припомнил братьев…
Развели их по палатам…
Есть ли глюки? Глюков – нету!
Есть ли глюки? Вот – читайте. :)


И, наконец, стили с иллюстрацией:


* * *
Сестра моя по призрачным мирам,
Ехидное, рогатое созданье,
Мой вечный беспорядок, тарарам,

Измученное хламом мирозданье
Размер неловкий, странный анекдот
О пастухе . Вот вам его признания

Горячие: как он Козу пасет
А в травах звезды весело мерцают:
Ярчайшие ведут свой хоровод,

Коза им вторит, дудка подпевает
О том, что неизменен жизни ход
Звезд хоровод над вечностью сверкает

А Къэртэ Амалфею выпасает…



Рисунок Ан-Чан.



С днем!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment