Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Бессвязное, опять про Джизасов.

Век слеша, блин - насколько в первом варианте в сцене последней вечери все происходящее - разборки двух сильных мужчин, настолько во втором - истерика двух девОчек, которые бессвязно друг на друга орут. И насколько сильны и сдержаны жесты в первом варианте - настолько по-идиотски эта парочка выглядит в варианте новом, когда один другому целует ноги, а второй в этот момент тяжко и обиженно дышит.
И Пилаты... В новом варианте Пилата нет вообще - только оручее что-то такое с выпученными глазами. А в первом... как у него кадык дергаться начинает, когда он слышит это: "We need him crucified" и толпа потихонечку начинает спускаться вниз со ступеней амфитеатра. И они наступают, и темп все убыстряется, и ему за это время нужно понять, как спасти и что есть истина, потому что одно без другого никак, а они орут, а единственный, кто может дать ответ, говорит что-то непонятное и упорно не идет на контакт. И как потом спотыкается, идя к чаше с окровавленными руками. Жалко его там - оставаясь в этой роли и в этом сюжете - сделать ничего нельзя, надо писать по линованной бумаге поперек, а этого не сложилось.


И в сторону - насколько хорошо Гибсон смотрел первый вариант.(надо еще, конечно, на предмет киноцитат Пазолини глянуть, но - нимагу, честно. Гибсона люблю, джизасов люблю как честные размышлизмы по-мотивам, а от Пазолини воротит, пафосный он). И там и там несколько деталей, продиктованных самой логикой пространства: провал между двумя скалами, становящийся тюрьмой (Гибсон в этот провал в итоге сажает своего дьявола, Иисусу там тюрьма приготовлена более традиционная). И белая (алмазная:)) пыль, которая всюду. Пилат там как дергается лицом, когда Иисус падает в эту пыль израненной спиной. А потом сам его туда бросает, когда принимает свое решение.
Гибсон потом это проэксплуатировал по полной - у него там уже не символ, а суровая правда жизни. И гибсоновский Ирод, кстати - ровно тот же, что и в первом "Джизасе", только убийственно серьезно показан, без пародийности. Но и без этого - честного - вопля в конце: "Пошел вон из моей жизни!". И каков он там, кстати, в сцене бичевания - как в начале прикалывается, а потом дергается... У него есть надежда на спасение, честное слово, и это, кажется, единственное прочтение этого сюжета, где всерьез подумали о спасении царя Ирода:)
Пилат у Гибсона, кстати другой - но тоже живой.

А лучший Иисус все равно в "Бен Гуре", потому что там не показано лицо, а показаны руки и жесты. И - реакция окружающих. Но как офигенно оно сделано!
Пойти пересмотреть что ли... там, опять же гонки на колесницах классные:)
Tags: Понтий Пилат
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments