Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Информация поступила в голову и безуспешно ищет там мозги...

По пунктам.
1. Спасибо вам. Каждый раз офигеваю, насколько это действенно, хотя уж пора бы привыкнуть и осознать... Короче, просьба о молитве сохраняется. Помогите. Надо.
2. По ассоциации с жизнью и прочим - выкопала старую свою телегу про Улианию Муромскую еще времен работы в воскресной школе. Кидаю сюды, потому что вдруг не видел кто, кому интересно.
Древнерусские жития святых - это тема удивительно интересная. С одной стороны - исключительная условность повествования. Как выглядит самое стандартное житие, каких больше всего? Родился, с детства был отмечен особыми знамениями, со сверстниками не играл, зато в церковь ходил часто. В молодости ушел в монастырь, подвизался, отшельничал, основал свой монастырь, умер окруженный учениками, вот посмертные чудеса. Схема стандартная, вплоть до того, что отдельные куски повествования кочевали из жития в житие. Оно может и душеполезно, но почти никаких сведений о внутренней жизни святого, о его личности почерпнуть нельзя. "Подвизался во всяческих добродетелях" и все. И поди узнай, каков он был: строг или милостив, мрачен или весел... Когда все-таки реальная жизнь врывается в житийное канонизированное повествование - становится удивительно интересно. Вот Феодосий Печерский. Рассказ о его юности выглядит мексиканским сериалом: хрупкий юноша, желающий удалиться в монастырь - и громогласная, мужеподобная матушка, которая избивает его и устраивает ему истерики, а все потому что любит и отпускать не хочет. Это было на самом деле - автор жития, тот самый летописец Нестор, общался с родичами Феодосия, и с теми, кто помнил эту самую грандиозную матушку, она доживала неподалеку, в соседнем женском монастыре.
Вот житие Сергия Радонежского. Голод в монастыре - и Сергий целый день строит крыльцо для кельи одного брата - за решето гнилых хлебов. Потом подносит один из кусков ко рту и от куска как бы идет дымок - плесень сухая. Придумать невозможно - Епифанию Премудрому рассказали свидетели, которые собственными глазами видели эту картинку. Или рассказы о детстве, о том, как боярина Кирилла, отца Сергия, доставал всячески ростовский воевода. Кто прассказал об этом молодому монаху Епифанию через много лет? да либо сам Сергий, либо брат его Стефан, который жил в монастыре при Епифании.
Это я все к чему? Да к тому, что если читать внимательно, то все - таки можно из деталек, из упоминаний, из маленьких штришков восстановить хоть что-то из реальности.
А то житие, о котором я буду говорить, вообще уникально. Героиня - женщина. Святых жен вообще не так много было на Руси, а которые и были - все больше княгини. Эта - не княгиня. Не инокиня, не основательница монастыря, не мученица за веру... Обычная женщина, замужняя, много рожавшая, с обычной женской судьбой. Святая.
Житие ее написано ее сыном - Дружиной Осорьиным лет через 10 после ее смерти, в самом начале 17 века, при Михаиле Романове.
А начиналась история еще при Грозном...
При дворе Иоанна жил ключник - Иустин Недюрев со своей женой Стефанидой Григорьевой. Сказано в житии, что семья была богатая и благочестивая. Не знаю, насколько стремно им было жить в близости к грозному государю (ключник - должность была немалая). Умерла героиня в 1604, было ей лет 50-60 тогда, судя по всему, значит родилась где-то в 40-ых годах, когда Иоанн еще не был грозен. Быть может она уже застала знаменитый московский пожар 1547 года, когда горел Кремль и весь двор был эвакуирован. Царь с царицей тогда вовремя успели уехать на Воробьевы Горы и смотрели на пожар оттуда. Митрополит Макарий пытался выбраться из Кремля подземных ходом, но там был "дымный дух тяжек и жар велик". Пришлось спускать его на веревке с горящей стены, веревка оборвалась и бедный Макарий сильно расшибся.
Примерно тогда же, в те годы был написан знаменитый "Домострой", рекомендующий бить жену вежливо плеткой, а не по уху и не по животу. Впрочем, и в Домострое до сих пор можно найти много интересного и полезного, ибо не только диковатые московские нравы он описывал. Рекомендую перечитать без предубеждения - это не пособие по мазохизму, а описание определенного уклада (Для дам: там даже кулинарные рецепты есть! Вообще больше половины книги - чистая кулинария.)
...Когда девочке исполнилось шесть лет, ее мать умерла. (Честно говоря у меня глюк о том, что таки погибла именно на том пожаре. По срокам - вполне могло). Про отца ничего не говорится, и мы не знаем, почему он не оставил дочь в Москве, а отправил в Муром, к тетке Наталье. У тетки были свои дочери, но, похоже, положение золушки Улиании не грозило, ее любили, хоть и считали немного "не от мира сего". Она росла тихой, молчаливой, предпочитала прясть и вышивать, а не участвовать в девичьих забавах.
Семья была не шибко благочестивая. В селе церкви не было, ближайшая - за пару верст. Сын пишет, что "в девическом возрасте не случалось ей ни в церковь приходить, ни слышать чтения словес Божественных". Думаю все же, что хоть на Рождество и на Пасху выбирались, да и молитвы утром и вечером читали, хотя вот кто их знает.
В 16 лет ее выдали замуж (для тех времен, пожалуй, поздновато, по "Домострою" девочек отдавали в 12-13) за Григория Осорьина из соседнего села. Там, в церкви праведного Лазаря, их обвенчали и поп Потапий наставил молодых "по правилам святых отцов закону Божьему". На молодую женщину тут же навалилось немалое домашнее хозяйство: "Свекор и свекровь, видя ее, всякою добродетелью исполненную и разумную, повелели ей управлять всем домашним хозяйством... Она же, со смирением подчиняясь им, ни в чем не ослушалась, ни слова вопреки не сказала, но почитала их, и все повеленное ими безотказно выполняла - так что все дивились ей. И многие искушали ее в речах и вопросах, она же на всякий вопрос благочинный и смышленый ответ давала".
Женская доля есть женская доля. Ей приходилось подолгу оставаться одной - муж постоянно торчал по каким-то своим служебным делам в Астрахани. (Астрахань того времени была местом вполне хлебным, то бишь рыбным: один из основных центров рыбного промысла. К тому же именно в те годы там велось напряженное строительство: строили каменный Кремль, строили каменные храмы... А обстановка в городе, наверняка была грозной - только-только , можно сказать завоевали, лет 15-20 назад. Не знаем, чем там Григорий Осорьин занимался, но думаю, заработать можно было неплохо). Улиания же пока занималась благотворительностью: пеклась о вдовах и сиротах, много жертвовала на "церковные строения" (видать, церковка праведного Лазаря требовала ремонта). "Слуг же и служащих пищею и одеждою снабжала и дело им по силе полагала. И никого неполным именем не называла и не требовала себе даже воды для омовения рук подавать, ни сапоги снимать, но все делала только сама.". Во время голода продолжала творить милостыню, выпрашивая у свекрови пищу как будто для себя ("Как не рожала я детей - не хотелось мне есть, а как начала детей рожать - обессилела, не могу наесться"). Помогала больным вовремя очередной эпидемии.
Муж уже три года торчал в свой Астрахани, когда умерли его родители, по обычаю постригшись перед смертью в монахи. Сорок дней она принимала у себя в доме нищих и странников - в память.
...Семья была большая и хозяйство большое (сколько лет благотворительствовала, а все не убывало!). Свекор со свекровью, две золовки, дети (десять сыновей и три дочери). Она, безусловно, была главой дома, особенно в долгие отлучки мужа. Но ей было трудно. Прямо в доме случилась трагедия - старший сын был убит слугами. (Ничего больше не говорит житие, можно только гадать, что за история там произошла). Потом еще один сын был убит "на царской службе" (И не знаем даже, где погиб - мало ли разных военных стычек случалось в начале 90-ых годов? наиболее вероятное - это война со шведами, как раз эти годы). После она молила мужа отпустить ее в монастырь. Не пустил, разумеется (фиг бы он без нее потянул дом, да и ответил резонно, что кто от своих же детей в монастырь уходит - не Бога ищет и не службы Ему, а покоя). Но "плотское общение" было прекращено, спали отдельно.
Через десять лет муж умер. Дети, судя по всему, обзавелись собственными хозяйствами и личными жизнями, хотя далеко не разъезжались. Ей больше ничего не было надо - она почти все раздала. Ходила зимой без теплой одежды, постоянно молилась (Сын вспоминает: "Даже когда ела и пила беспрестанно молитву читал. Даже когда спала , уста ее двигались и сердце устремлялось на славословие Божие. Часто видел я ее спящей, а рука четки передвигала").
История между тем шла своим чередом. Умер Грозный, отцарствовал сын его Федор Иоаннович. Избрали патриарха. После смерти Федора царем стал Борис. А в 1601-1603 годах грянул голод. Голодом начиналась Смута.
Житие, свидетельство очевидца (это Дружина Григорьевич видел собственными глазами. Ему было минимум лет 20-25, к этому моменту, вполне взрослый мужик ) : "В те времена случился голод страшный по всей Русской земле, - такой, что многие поедали скверных животных и человеческое мясо. И без счета людей от голода того поумирало. В доме же Улиании великая скудость пищи и всех припасов настала: не пророс в тот год из земли посеянный хлеб. Лошади же и весь скот издохли. Она же умоляла детей своих и слуг, чтобы они ничего чужого не прикоснулись и воровству не придавались"
Дом был полностью разорен и она переселилась на юг, "в приделы нижегородские", в село Вочнево. "Из-за дряхлости своей и нищеты даже в церковь не ходила". Ну да, церковь опять была за две версты, как в детстве, а она была уже старухой. Всех слуг распустила, чтобы спасались как могли, с ней осталось только несколько человек. К этому моменту относится единственное явное чудо, сотворенное по ее молитвам (до этого были только видения, о которых она с ужасом или благоговением рассказывала детям: являлся Николай Угодник, защищал от бесов). Она "повелела оставшимся слугам собирать лебеду и кору древную - и из того хлеб печь. И тем хлебом сама она, и дети ее, и слуги кормились. И по молитвам ее был тот хлеб сладок. Его она и нищим подавала, а ведь в те времена нищим числа не было. Соседи же говорили нищим: "Зачем к Улиании в дом ходите? Она сама от голоду умирает!" А нищие отвечали: "Сладок хлеб у вдовы сей"".
Три года подряд был голод. Холодным летом 1601-го не вызрел хлеб. Озимые на следующий год выросли хреново. 1602 год ознаменовался морозами, которые побили последние посевы, а в 1603 засевать поля стало просто нечем. Историки называют жутковатую цифру - в Москве на братских кладбищах похоронили около 120 тысяч человек. Борис раздавал деньги - деньги стремительно обесценивались. Отворил царские житницы, переказнил мошенников, но и житницы не были неисчерпаемы, а воровали всегда и везде. На дорогах свирепствовали разбойники. Примерно в это же время в Речи Посполитой объявился Гришка Отрепьев.. Начиналась Смута.
Она не дожила то того, как Гришка появился снова на русской земле. Умерла на святках, в январе 1604 года. От голода скорее всего - это летом можно было питаться лебедой, а чем - в январе? Перед смертью завещала оставшимся жить в мире и хранить заповеди. Посетовала, что не дал Господь уйти в монастырь - видать, по грехам. Перекрестилась и умерла. В житии сказано, что перед смертью вокруг ее головы видели золотой круг "как пишут на иконах".
Хоронить привезли обратно под Муром, похоронили во все той же церковке праведного Лазаря, где венчали, рядом с мужем, как и положено жене. Когда через 10 лет (1615 год, все уже заканчивается, скоро воцарится Михаил Романов) хоронили ее сына Григория, обрели и ее гроб, "полный благовонного мирра". Началось местное почитание и вскоре сын ее Дружина написал повесть о ней.
Тропарь:
На рамо вземши крест свой, последовала еси Христу милостынею, постом и молитвою, всехвальная Иулиания милостивая, и всем в мире живущим правило явися еси жития, темже Вышнее Царство наследовавше, непрестанно моли спастися душам нашим.
3. Василиск работу ишшет:
http://www.livejournal.com/users/vasilisk_/12202.html?mode=reply
(Находчив, терпелив и без вредных привычек... привычки - обеспечим!)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments