Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Итак, несколько слов о Понтии Пилате.

Роль А.С. Ванина ("Мастер и Маргарита", Театр на Юго-Западе) в богословском контексте. По итогам всего увиденного, а не конкретного вчерашнего.

...В первой сцене есть два искушения, происходящие непосредственно от Воланда. Совершенно прямые, простецкие (хотя от того не менее трудные), оба связанные с физической болью. Первое - эта та самая фраза-ремарка ("и соблазнительная мысль о яде мелькнула в его голове... повесить его"). Но Пилат в этот момент уже неотрывно смотрит на Иешуа, единственное, чего добивается Воланд - все-таки головная боль снова накрывает прокуратора и лицо снова становится напряженным. Второе искушение - приступ боли после вопроса об истине. Этот мелкий бес ничего другого с Пилатом сделать не может - только долбать по голове. А Пилат сильный и привычный - он все равно выпрямляется - и ему тут же на помощь приходит Иешуа, и все опять разворачивается против Воланда.
А вот дальше начинается то, в чем непосредственно Воланд не замешан, а замешан его Хозяин - потому что способствовал повреждению человеческой природы в целом. Поврежденность, прежде всего, состоит в том, что человек никак не может быть цельным - в нем дейстувуют одновременно две воли, у него нет сил быть собой и спокойно творить волю Бога. Ну упс.
По Пилату это видно наглядно - он становится цельным в первой сцене. Да, личность такого масштаба производит впечатление и как есть - с многодневной головной болью и кривой ухмылкой на "меня считают чудовищем". Но КАК он меняется и собирается в единую точку под взглядом Иешуа - когда понимает, Кто перед ним. Вот он, настоящий Пилат, наконец-то цельный - на двадцать лет моложе и полностью раскрывшийся перед Иешуа.
А дальше - обрыв. Собственно, приговор - он вот об этом, об этой страшной пропасти, разделяющей человека. "Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю". Или в целом про туда же, любимая цитата из Бж. Августина - "Ты повелел ведь - и так и есть - чтобы всякая неупорядоченная душа сама в себе несла свое наказание". Это больше всего похоже на натуральное четвертование - когда Пилата просто разрывают оба эти имени, а жизнь становится "презренной". Это то, ради чего и пришел на землю Господь - сам человек меньше этой бездны в себе, сам он с этим не может.
Как А.С. выдерживает это - раз за разом демонстрировать эту рану (о которой по ходу знает побольше многих) - не понимаю. Но каждый раз совершается казнь. "Все виновны - следовательно все умрут". Выхода нет.
И еще две сцены Пилат ходит с этим внутри. Простить себя невозможно - по той простой причине, что "человек за все отвечает сам", это сделал он, он сам, в ясном сознании, даже не с болящей головой - какое прощение тут возможно?! Какое Царство Истины, когда сам же - своими руками?!
Вот ведет он себя с этим по-разному. Иногда - сломлен, прах и пепел, хуже, чем было в начале, силуэт человека - а внутри уже только багровые сполохи бессмертия. И опять - не собой, не цельным, разбитым. Как можно обвинять себя, если ты так расколот - и просто рухнул в эту пропасть, которая внутри? А вот можно, потому что как же иначе быть собой сейчас?
Пилат прекрасен тем, что - насколько это вообще возможно - все равно стремится к цельности, все равно стоит прямо - собой. Собираясь вокруг своей вины и вокруг своей жажды, кроме которых в итоге сгорает вообще все.
И финал.
Человек сам не может это вылечить в себе. Но есть Тот, Кто может. Пилат горел очень долго - и остался почти чистой жаждой быть с Иешуа. Пока это было просто жаждой - так и горел, но как только он перестает замыкаться в себе, и начинает наконец ПРОСИТЬ - Иешуа тут же приходит в ответ на зов - потому что нельзя отказать тому, кто так хочет быть с тобой и так тебя просит.
...Это может быть моим личным восприятием - мне-то упорно кажется, что вот это "Отпусти меня" - оно таки было в тот момент Пилтом сказано в первый раз. До этого он останавливался на желании поменяться с Левием, а тут попросил - и вот, свободен, сейчас снова будешь цел - Бог сохраняет все, Он спас тебя "как из огня", но - спас. Это "Отпусти меня" - не Маргаритино (и Фридино) "Дай мне забвение". Это - "Отпусти меня от меня же, верни меня на место, восстанови так, чтобы пребывать в себе не было больше пыткой".

...Не знаю, вкладывает ли А.С. в финал именно этот смысл сознательно. Думаю, все-таки не вполне - иначе все-таки поопределенней бы было, а тут каждый раз смотришь и думаешь - услышит он "Свободен" или не услышит? Но он там есть, этот смысл - спасение именнно в Христе, ни в ком ином, только Христос может утолить эту жажду и исцелить эту рану, толкьо к Нему можно идти с таким грузом вины - даже если это преступление против Него же.
Собственно, посмотрев в очередной раз "на Пилата", я быстро-быстро побежал в церковь на исповедь:) Думаю, это прекрасный итог работы всякого актера.
Tags: Понтий Пилат, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments