Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:
  • Music:

Дыбральная телега про любоффь, ея риски и Театр:)

Чиста попытка саморефлексии - как я это предсталяю себе на данный момент, потому под катом - ничо, кроме невнятного рассуждалова там нету.

Собственно, о том, почему я запала на театр на Юго-Западе(ну кроме гениальной игры А.С. Ванина). Это уже по ходу чисто дыбральное и физиологическое - ОН МАЛЕНЬКИЙ! Потому что до этого все мои походы в театр - были походами в большие академические театры, с изрядной сценой, с балконами и ложами. И разумеется почти никогда не в партер. Оно атмосферно, режиссуру и интонации я ловлю даже издалека, но это всегда было эдаким изысканным и совершенно необязательным развлечением - облачиться в вечернее и сидеть на балконе с биноклем.
Ура, я наконец нашла театр, в котором я со своим зрением ВИЖУ, что происходит - включая непосредственно "игру лицом". И это мне нравится в любом случае - не говоря о различных ядерных бомбах типа сцены приговора - ужасно интересно смотреть на то, как люди работают. Мне, к примеру, совершенно не нравится то, ЧТО играют Карина Дымонт или Олег Леушин - но мне крайне любопытно смотреть КАК они это делают, как двигаются, как управляют голосом и интонацией. Это такая специфическая особенность моего восприятия искусства - для того, чтобы меня перло от чего-то - мне нужно видеть и знать, КАК оно сделано. МузЫку надо разъять - когда понимаешь, где у нее что - слушать становится интересней (Ну да, внутреннего Сальери во мне никак не меньше, чем внутреннего Пилата). Тут вблизи можно наблюдать не только за высоким искусством, но и за повседневной работой - и это интересно.
Второе - таки да, это некоторое энергуйство, доступное на малом пространстве. Я опять же там человек новый, непосредственно и напрямую со мной не взаимодействуют (и, наверное, хорошо, направленного "приговора" я как-то не хочу, мне по верхам хватает), но ловить то, что происходит между актерами и залом - и между актерами - это отдельное крайне прикольное занятие.
К сожалению, к такому тесному взаимодействию неизбежно прилагаются две вещи - и именно из-за них я долгое время торомозила, зная, что подсяду, а пакетом идет всякое. Во-первых, наряду с проявлениями высокого профессионализма можно наблюдать точно также вблизи лажу: забытые и съеденные реплики, затянутые сцены, взаимные подколки - не всегда добрые, фальшь, усталость, кошмарненькие костюмы и прочее и прочее. То, чего придя в театр первый раз, почти не замечаешь.
Ну и второе - среди энергетических потоков тоже летает всякое (к примеру, взаимное раздражение), а сближаясь с некоторым коллективом (хотя бы и в качестве очень стороннего наблюдателя) и узнавая его побольше - неизбежно узнаешь довольно много всяких интересных вещей про тех людей, которых видишь на сцене. Иногда таких, каких категорически не хотел бы знать ни о ком. (Хотя иногда и таких, какие всякому сделали бы честь, и хорошо, что оно - такое - в жизни бывает).
Впрочем, кажется уже поздно, потому что попасть я попала и можно исследовать по себе первую - самую прикольную - стадию любви: когда еще безумно интересно, почти совсем не больно и кажется, что в любой момент смело можно развернуться. Возможно, жизнь и развернет - этот сезон закончен, а что будет дальше - никто не знает. Но можно и влететь на всю жизнь, как некоторые, хотя я всегда, влюбляясь, искренне надеюсь, что смогу держать дистанцию. Ага, щас, получалось всего раз или два в жизни:)
Это то самое смешное время, когда влюбленность перетекает в любовь, и отследить переход, кажется, можно по боли, которая неизбежно сопровождает момент, когда начинаешь видеть явление\человека как есть во всей его красе и все равно подписываешься быть рядом - даже если (список додумывается самостоятельно).
При том, что не то, чтоб я про эту красу конкретно Театра на Юго-Западе ничего не знала. У нас роман-то довольно долгий, только почти чисто платонический - я помню Белую Калигулу (и это так давно стало частью меня, что стало частью меня), ну и в течение всего остального времени я старалась отслеживать что там происходит - по новостям и рецензиям, по выкладывающимся старым фоткам и роликам, по театральным афишам. А тут неожиданно случилась весна 2011, когда меня с головой накрыло Понтием Пилатом - и вытащило на свет. Собственно, А.С. Ванин (и его Пилат) - это один из трех людей, которым я обязана удержавшейся после зимы, полной ругани с Богом, крышей (Еще Алан и, разумеется, Василиск, который - всегда... впрочем, еще, наверно Фред, который естественно закольцовывается с Ваниным:)).
Ну вот. Сегодня я пойду на последний для меня спектакль этого сезона - "Комната Джованни" (и завтрева я вам про него ффсе расскажу:), а в театре меж тем случилась глобальная пертурбация, В.Р. Белякович уходит, и как это все скажется на репертуаре следующего сезона и судьбах людей этого театра - никто пока ничего не знает.
... Есть такой святой - Геласий Гелиопольский. Актер, котрого накрыло Истиной по время театрального представления, да так накрыло, что представление немедленно перетекло в жизнь и - почти сразу же - в мученическую смерть, там же, на сцене.
Вот где-то так.
Tags: как есть сука, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments