Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

"Комната Джованни", 24.06, Театр на Юго-Западе

"На песке слеза, стал-быть, лежала
Пока дворник, стал-быть, не подмел..."
(с, трагическим тоном)

Ощутила полное слияние с публикой. Кою составляли в основном томные не слишком молодые и стройные девы с цветочками, пришедшие смотреть на слеш между великолепными мужчинами - Леушиным (Дэвид) и Матошиным (Джованни). Все как на подбор с какими-то оранжевыми розочками. Фишка в том, что я сама - дева нестройная и не вполне молодая, и тоже приперлась туда смотреть в основном на двух прекрасных мужчин - Ванина (отец Дэвида) и Борисова (Жак). И когда в финале зал вздыхал (а кто-то сзади, кажется, и всхипывал), я тоже не удержалась - и кажется в какой-то момент меня стало слышно, потому что этот финал... он невыносим:))).
Но к делу. Сначала комплименты - безусловно, спектакль лучше книги. Книга мало того что бессмысленная, так там еще и персонажи картонные и никакие, а тут зрелище бессмысленное, но развесиствое и в процессе есть на кого смотреть. А поскольку есть на кого - то с некоторым скрипом можно даже смысл извлечь (о да, я его таки извлекла... мастер-класс от любимого мужа - он меня научил извлекать смысл оттуда, куда его отродясь не клали).
Итак - несколько актерских работ: Ванин, Борисов, местами Матошин, Леушин - на любителя, но Матошина кое в чем переигрывал), Карина Дымонт (Хэльга; с момента записи, которую я видела, персонажка стало явно осмысленней), Фарид Тагиев-в-массовке. Отлично все скачут по шесту - и Матошин, и Фарид, и Леушин, и даже Борисов. (Чтоб потом не забыть, про Фарида еще - на первом же Dies irae меня напрягло - нафига тут этот текст и эта, безмерно мной любимая, музыка?! Увидев Фарида поняла - ладно, пусть будет, то что он делает под эту музыку - тоже один из немногих осмысленных моментов).
Общего смысла - никакого. Ну то есть то, что туда накладено: размышления о том, кого лучше хотеть, мальчика, девочку или себя-в-зеркале; как быть собой, если никого не любишь; как все мужики сволочи, а бабы хотят взамуж... Инверсии показались мне лишними (отследила почему - герой Леушина там ни хрена не меняется. Если б был контраст - вот он до смерти Джованни, а вот он же - после, тогда на контрасте можно было бы что-то делать.. а он чмо-чмом во всех сценах.), много бессмысленной беготни по сцене (лучше б Матошин все это время скакал по шесту на переднем плане, право слово), слитый нахрен своей невероятной пошлостью финал (полуголый ангел с крыльями... пипец какой-то, натурально не удержалась, хотя знала, что оно будет именно так вот).
Но - еще один положительный момент - несмотря на тематику, там, слава Богу, ничего прицельно "гейского" нет, карикатурного "гейства" тоже (один Варенуха из "МиМ" неприличней всех этих Жаков и Гийомов), все очень пристойно, а как сделаны сексуальные сцены между Дэвидом и Джованни мне очень понравилось.
Итак, опыт извлечения смысла.
С одной стороны - это история о попытках мироздания достучаться до инфантильного чма - Дэвида. Его искреннне и всерьез любит такой отец, его любит такой Джованни, его любит Хэльга - ну должно же в нем хоть что-то в итоге проснуться-то? Может быть все-таки если он посидит в комнате Джованни и почитает там отцовские письма - ну вдруг прорежется чего-нибудь?! Во всяком случае, некоторый порыв отвращения к себе и попыток пробиться к внутренней честности - хотя бы перед собой - там был. Надолго ли хватит или утонет в жалости к себе, сиротинушке?
Джованни. Слава Богу, Матошин играет что-то глубоко свое, к книжке отношения не имеющее - его Джованни сдержан и уверен в себе - просто пребывает за гранью отчаяния и поэтому ему малость похрен на то где жить и что делать. Это история человека, поссорившегося с Богом и нагрешившего. После этого дня его несет ветром, принесло вот сюда, в этот бар, к этим людям, а об Дэвида можно отлично убиться, качественный такой американец попался (И не спрашивайте меня о том, как итальянского крестьянина занесло в парижский гей-бар, куда они потеряли первую мировую, почему он бросил жену и вообще... нету там смысла, не клали). В итоге он примиряется с Богом снова - как минимум дважды в спектакле он молится; потеряв Дэвида, понимает, что это в общем-то справедливая расплата и через страдание спасается.
...Собственно, в итоге оно о любви. Когда все эти песики-котики, озадаченные вопросами траха, мечутся по сцене - вдруг возникает отец Дэвида - пожилой, в пиджаке не по размеру, со странностями - и показывает им мастер-класс настоящей любви. Которая, блин, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, а долготерпит и милосердствует. "То, что придает жизни смысл - придает смысл и смерти". "Я люблю тебя, папа? - Да. Любишь." Ради этого стоило приходить. К сожалению, его там мало, да и роль не того масшатаба, не хватает на то, чтобы полностью сделать спектакль. Но и так - это единственные подлинные сцены, дающие возможность все-таки находить там смысл и что-то получать.
В итоге наутро в голове из всех извлеченных смыслов остался - занозой - один: нефиг развратничать и спать с кем попало, нефиг любить только себя, нефиг бросать жен и плевать на распятия - а то так и будете в этом баре дергаться под "День гнева". Да, кажется, что любить всерьез - страшнее, любить вообще иногда больно и страшно (жена вот может умереть... сын разбиться на машине, а потом, чудом выжив, свалить в Париж и так и не стать там счастливым, вообще так и не стать мужчиной, и сердце пошаливает, а умирать одному в пустом доме не хочется), но ничего подлинного, кроме любви - нет, а все эти ваши философские терзания, на тему хочу ли я? могу ли я? я ли я? кто я вообще? - это потому что вам любить кого-то другого - страшно, только себя получается отлично.
И, как ни смешно, это про самые что ни на есть традиционные семейные ценности. Это для Хэльги быть замужем - это "всю жизнь зависеть от малознакомого небритого мужика" (тут женская часть зала живо и одобрительно зареагировала), а вот для отца Дэвида - это жена, которая снится почти каждый день, единственная, никем никогда не заменить.
Но еще раз я на этот спектакль не скоро, увольте:) Хотя все-таки еще схожу. Как-нибудь, когда финал подзабуду:)
В этот раз Матошин как-то явно не в ударе был, текст жевал, реплики забывал.(Впрочем, тут масштаба оценить не могу, в первый раз вижу же, лажу отслеживаю, но ейные масштабы - нет... может, наоборот это творческая удача была? не дай Бог)
А на А.Ванина можно смотреть всегда:)
...Отдельно подумалось, что с актерами - как с поэтами. Отлично можно научиться версифицировать, но поэт тем больше становится поэтом - чем больше у него внутри опыта, чем больше он является личностью, чем больше ему сказать. Можно отменно уметь КАК и совершенно не знать ЧТО. Вот на контрасте Ванина и остальных это видно - он старше и внутреннне состоятельней (пересмотрела тут Гамлета с ним же - Лаэртом - двадцать пять лет назад... Фарида Тагиева-сейчас напоминает: темперамент и фактура есть, а внутреннего наполнения меньше чем сейчас. Моложе, вся жизнь еше впереди). У Матошина вот отличная фактура, но ему - самому по себе - еще не очень много есть что сказать зрителям о себе и о мире. Когда попадает вот в то, что действительно знает - получается. Когда своего опыта не хватает - не выходит.
И каждый раз думаешь - а желать ли человеку пресловутого личностного роста, потому что... всяко оно бывает. Вот Пилат - явно из личного опыта проистекает и опыт этот... страшненький, судя по всему.

...Зато место опять таки досталось козырное - на первом ряду справа, где как раз отец Дэвида, и цветочки вручились (и даже, кажется, понравились:), так то все отлично.

Нет, нимагу.
(уходит, напевая)
А в деревне у него, стал-быть, невеста
А зовут его, стал-быть, Ерем...
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments