Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:
  • Music:

"Мастер и Маргарита", театр на юго-западе, 16.09.2011 - 2

Про остальных. Во-первых, Фарид Тагиев(Афраний) - отделал роль, теперь всячески с ней играется. Как он там радовался, когда у Пилата прошла наконец его вечная голова! Как его самого перекосило, когда он увидел, как Прокуратор мечется после его слов об "оскорблении величия". Как аккуратно рассказывал о казни и погребении, точно зная, что каждое слово - все равно как ножом. Как в последней сцене стоял за Левием и бдил.
Лакомкин-Левий - очень понравился, больше Матошина. Два было очень осмысленных момента - в сцене казни с очень большой болью про то, что "Иешуа его, конечно же, не видел". Остался один (или подумал, что остался один) - и сразу заметался и наделал ошибок. (Зато Распятие в итоге получилось идеальным чисто графически - Крест и фигура перед ним на коленях). И потом - тоже очень осмысленно (Матошин на моей памяти это только один раз подчеркнул) - "Я не одинок!". Для Пилата состояние "одинок" естественно для человека, по дефолту, он это машинально произносит, конечно же Левий одинок. А Левий старается быть с Иешуа - и значит не одинок. Хотя дальше его все равно заносит от боли - и Пилат, тоже еле стоящий на ногах, огрызается в ответ. Ну и последняя сцена между ними - после которой Левий откровенно радостно просил за Пилата, как за знакомого, как за своего. Неудивительно, что он благодарен - они его там вдвоем с Афранием спасают от него же самого. Пилат - резко одергивая и напоминая об Учителе (чего ему это стоит - это вопрос... впрочем, любой разговор о Нем, даже так - это все-таки облегчение. Даже на приговоре, Его имя - это возможность сделать вдох). И Афраний - пресекая в корне идею прямо сейчас кинуться убивать.
Левий в финале вообще был прекрасен весь. Человек-в-Свете, ставший святым и оставшийся собой, стоящий бесконечно выше этого кривляющегося Воланда.
Иешуа-Задохин. Играть Иешуа - это вообще запредельно сложно, есть единицы, которым эта роль ну хоть как-то удается, а лучшие варианты - это где актерской игры вообще нет никакой, а есть просто зрительные образы - как руки с чашей воды в "Бен-Гуре". Потому что играя "от себя" неизбежно получишь фальшь, а "играть икону" - очень сложно.
Так вот это Иешуа - получается. Потому что все, что он говорит - говорится с уверенностью и спокойным достоинством. Они отлично работают в паре с Пилатом, подчеркивая и усиливая друг друга.

Собственно Мастер с Маргаритой. Мастер-Китаев - наконец-то начал играть и даже понравился. Во-всяком случае история прочлась мрачная, но цельная и осмысленная. История в этот раз была о том, как успешно Воланд провел операцию по изъятию из реальности "Романа о Понтии Пилате" и как поимел в голову и в другие места автора этого романа - чтобы тот больше никогда и ничего не написал.
Мастер безумен. У меня сложилось впечатление, что уж рассказ о лотерейном билете - это точно клинический бред, а все остальное - тоже очень сильно перекореженная больным сознанием реальность, и чем на самом деле был этот подвальчик - неизвестно. О встрече с Маргаритой он рассказывает как о своем грехопадении. Сначала отшатывается от суккубы - нет, ему не нравятся эти цветы, нет, он розы любит! А потом его поражает молния. Тоже очень характерная сцена - Мастер на "так поражает молния" вытягивается, а потом сгибается, пораженный молнией. Маргарита на "так поражает финский нож" убивает кого-то этим ножом, не себя - другого. Потом в клинике с безнадежной надеждой: "Надеюсь, она меня уже забыла". Щас, эта - не забыла, она чуть Азазалло не сожрала, чтобы тебя добыть снова. Это ее видение - свидригайловская банька с пауками, в ней Мастер, и - весь ее, так оно и будет, просто Воланд это обозвал красивым "слушайте беззвучие". Как там свита начинает радоваться, когда она наконец требует себе Мастера! Ну да, у сестры-демоницы сейчас будет пир, может им перепадет.
В общем эта парочка искалеченных безумцев, не знаю, возможно ли в этом варианте истории спасение для них. Разве что Пилат за автора попросит.

...Очень прекрасный Иванушка-Нагреддинов. Перед которым безумно сложная задача - распутать, что тут от Воланда, а что от Иешуа? Плюс-минус справляется. С каким невыносимым презрением он выдает Воланду: "Вот вы? На балконе? у Понтия Пилата?". В общем, он мне с самого начала в этой роли очень понравился и сейчас каждый раз все лучше и лучше. И Курочкин-Берлиоз тоже был очень хорош.

Последнее, в порядке глюка. Доктор Стравинский (А.С. Ванин, тот же, что и Пилат) как-то очень... живо среагировал на Пилата. Ну то есть он всегда живо реагирует, стебясь и обыгрывая, и Иванушка ему в этом радостно помогает, тыкая в него пальцам и крича "Вот из-за него же! Из-за Понтия Пилата!". Но в этот раз А.С. Ванина как-то откровенно перекосило - то ли еще от приговора не отошел, то ли специально "показал Пилата", в общем момент получился страшненький.
Подумалось в порядке глюка: доктор, лечивший Мастера, о Пилате-то знать должен изрядно. Мог бумажку подсунуть - запиши, мол, что помнишь, и какие-то отрывки, восстановленные кусочки читать мог. Он же вообще писанину пациентов читать любит ("А вы напишите в стихах!" "А вы напишите по-немецки!").
И - будучи врачом вот в это самое время - отлично мог и сам влететь в какую-нибудь пилатовскую коллизию, от которой его вот тоже трясти начинает при одном воспоминании.

(Опять же чисто в порядке глюка, не уверена. Но меня, кажется, осмысленно заметили и идентифицировали. Хотя на первом ряду-то, чего б и не заметить, может это машинально было - сидит себе зритель, чего б на него в ответ и не посмотреть-то?)
Tags: Понтий Пилат, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments