Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

"Мало ли что могут рассказать? Не всему же надо верить!" (с, доктор Стравинский)

Анна Берне, "Воспоминания Понтия Пилата".

Ну... что сказать за роман? Во всяком случае, это не Юрий Вознесенский, и даже не Шмидт - в том смысле, что совсем странных идей насчет христианства у автора в голове нет, и отрадно читать произведение, не опасаясь нарваться на какую-нибудь собственную, глубоко выстраданную МЫСЛЬ:) Ну и написано в целом... на крепком профессиональном уровне, что позволяет сказать, что это - все-таки роман, а не "фанфик". Соответственно и мерки, с которыми подходит критик... соответствующие.
Роман Анны Берне в этом смысле очень... старательный. Там честно собрано и реконструировано в общем-то все, что наглючено (и может быть наглючено про Пилата) за долгие годы. Участие в войне с германцами (надо бы проштудировать Флавия - от Флавия это идея или все-таки уже от Булгакова с его Крысобоем?) - тут в радикальном варианте, битва в Тевтобургском лесу, потерянные легионы Вара, Вар, который бросается на меч непосредственно при Пилате и т.д.
Клавдия Прокула - классическая Клавдия Прокула, идеальная жена, почти последовательница Иисуса, ум, честь и совесть Понтия Пилата.
Старательно простроено все, что в принципе могло быть простроено, даже местами правдоподобно: ну в конце концов Иудея того времени - это даже не большая деревня, - маленькая деревня. Римская администрация так или иначе должна была знать о такой яркой фигуре, как Иисус, у которого были сторонники и в Синедрионе, и к которому прибегали римские сотники (сотник, который "человек подневольный" в книжке имеется, он друг Пилата и бывший любовник Марии Магдалины). Имеется (куда ж без него) - второй Иисус этой истории, который Варраван. Все имеется.
Ситуация "после приговора" тоже простроена: например, Пилат (совершенно случайно, мимо проходил) наблюдает за смертью Стефана, и вообще в курсе жизни ранних христиан. Все ключевые моменты названы.
Проблема у книжки одна - хорошая книжка, правильная, старательная.
Но - очень женская. Пилат показан женскими глазами и мужчину не очень напоминает, а особенно - римского мужчину. Отношения к детям (а этого много - у Пилата с Прокулой умирают дети, другие герои обращаются к Иисусу с просьбой исцелить детей, тема близка автору) - описано с точки зрения современной матери. Потому что в римлянина первого века, стоящего на грани самоубийства из-за смерти младшего-маленького сына, с которым даже особенно и не общался, и огромное его чувство вины по этому поводу (при вполне еще плодной любимой жене и других живых детях) - ну не верю. Современный отец может так поехать крышей. Древний римлянин - ну... с большим допущением. А их там таких несколько - сам Пилат, сотник Флавий, друг Пилата Аррий... Пилат вообще вызывает дисбилив, потому что не подается как личность. Да и вообще с личностями и яркими героями все плохо - там суммы обстоятельств и глюков, описанные с точки зрения современной европейской христианки.
И проблему пилатова выбора она ставит как-то очень... ангстово и все равно по-женски. Ее Пилат пугается не за себя, собой бы он пожертвовал. У него в момент приговора перед глазами встает картина, как по приказу Тиберия убивают его сына и насилуют его дочь - и вот тут-то он, конечно же, "правильного" выбора сделать не в силах. (Ага, кто бы смог? Но уж если речь идет о проблематике такого масштаба - то и текст должен быть больше, проблемнее и страшнее, а тут - роман и роман, в жанре "семейной драмы": про Пилата, Прокулу и их детей)
За что и расплачивается в итоге всю жизнь, потому что дети все равно умирают, а жена несчастна, и в итоге приходит к выводу, что теперь-то он любит Иисуса больше жены и детей, и конечно, надо было ими жертвовать. Такая по постановка проблемы мне крайне не близка, если честно.
Поэтому я даже не могу посоветовать читать... с одной стороны книга вышла совершенно хрестоматийная. Для ознакомления с общеевропейской "легендой о положительном Пилате" - отлично: там и германцы, и мигрень (мигрень, правда только упоминается, а Иисус излечивает Пилата от боли в раненой руке), и Клавдия Прокула, и первые христиане, и финальное исповедание веры. Строить что-то свое на основе этого текста, кажется, вполне можно, так что настоящему Пилату я бы книжку в итоге сдала на рассмотрение.
Но вот по сравнению с ним - настоящим - книжка средненькая.
Еще и перевод местами доставляет, потому что когда Пилат в какой-то момент хватается "за шпагу"... все время ждала, когда еще ногу в стремя вденет, но хоть этого не было:)

Но это - все-таки хоть и средняя, но вполне историческая книжка, насколько тут вообще возможно "историческое" повествование. Ближайшая аналогия - старый французский же фильм про Пилата с Жаном Габеном (и фильм, имхо, лучше) (и по-прежнему восхищаюсь тем, как интрига была подана и построена в том фильме, и какой там был отличный Кайифа, и какие прекрасные французские француженки играли прекрасных евреек...)
Где-то так.
Tags: Понтий Пилат, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments