Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Блистательная кибитка, "Маленькие трагедии" , 12.11.2011 - 4

История Вальсингама и Мэри.

Об этом куске писать сложнее всего. Прежде всего именно потому что это самая сложная постановка: да, главный герой один, но вокруг него - очень плотный клубок взаимодействий. И глаза разбегаются - всех я отследить не успела, особенно в финале, где принципиально важно, куда и как скрывается персонаж - за священником или в другую сторону.
Но сначала о самом Вальсингаме - и Мэри, потому что именно их связка - основное, что там есть. Связка дана с самого начала - пока Молодой человек втирает про стулья Джексона - Вальсингам все время на Мэри оглядывался, проверял - как она? И когда он ее просит спеть, она на него эдак вопросительно смотрит: "Ты ТОЧНО хочешь, чтобы я - сейчас - пела? сам же знаешь, про что тут песни-то? ну держись тогда".
Вальсингам просит Мэри спеть:


Параллельно сделанные "песни" - поет Мэри - слушает Вальсингам, поет Вальсингам - слушает Мэри. Песня Мэри, Вальсигнгам ... беседует с Небом, если эти взгляды можно назвать "беседой" (а на заднем плане персонажка Кеменкири урезонивает пьяненького моряка-Бобра).






Протягивает к Вальсингаму руки на "Ты, кого я так любила" и отталкивает на "Не приближайся к телу".





А на "души мученья усладить" Вальсингам нехорошо начинает смеяться в Небо:


И снова смотрит на нее в финале песни:


(Персонажка Кеменкири в этот момент, кажется, прослезилась:) Как слушали другие - не увидела:()
Выходит Луиза (А Кеменкири там как-то руками всплескивает типа, ну что выперлась-то? А Вальсингам кланяется - он как-то с ней не всерьез, но кокетничает). На записи не очень видно, но песню Луизы Мэри очень характерно слушает, соображая - о чем это и о ком.




Проехала телега. Видно как стоят - кто может, тот попарно, обнявшись и отвернувшись.


"Сестра моей печали позора" (А на заднем плане Бобер угостил Кариссиму своим моряцким пойлом и та поперхнулась)


Песня Вальсингама. Мэри стоит отдельно (на "Спою я гимн вам... в честь Чумы!" - она отчетливо дернулась "Эээ, милый, ты в порядке?"


Ну... он в порядке, насколько вообще может, это не истерика, это - программа действий). Остальные: Кеменкири и Кариссима вопросительно оборачиваются к Мэри - что он нам петь-то собрался? Та руками разводит - понятия не имею, но предчувствие у меня плохое).




Мэри стоит отдельно и слушает, подошла и взяла за руку уже на "дуновении Чумы".


"Деву-розу" он спел прицельно для нее - кажется, это было еще и его ответом на "Не приближайся к телу Дженни".
Пьют за Чуму,


а потом Вальсингам и Мэри начинают танец:








Это прекрасное "Напился как сорок тысяч пьяниц!" от Сули (никуда не деться от юго-запада). Потом Сули и Молодой Человек еще несколько раз пытались столкнуться, но из разводили. (В первом варианте кажется, конкретная драка была? тут скорее дружеская пьяная потасовка).


Выходит священник. Вальсингам и Мэри стоят обнявшись. (Не знаю, это в процессе их персонального взаимодействия и просто совпало, или сознательно - но Вальсингама опять дергает на том же - в этот раз на "Святой Крови Спасителя")




Дома у нас печальны!


На разговоре о матери Вальсингам даже отлично держится - стоит спокойно, улыбка, конечно, нехорошая, но вроде все в норме:


А вот дальше - хуже:

А вот тут Священник помянул Матильду - и видно, как вскинулась Мэри. Они еще на "матери" с Сули между собой это обсуждали, но тут Священник отчетливо делает то, чего с их точки зрения - нельзя с живым человеком.


Дальше картинок, увы, нет, но потом Священник встает на колени (не помню, было ли это в прошлом варианте). Очень к месту, потому что его ноги уже давно не держат, а тут как-то и вовсе держать перестают... И встает, уже благословляя.

...Про них интересно фантазировать. Если историю Вальсингама мы чуть-чуть знаем, то ее-история закрыта, только придумывать:). Глючится по крайней мере что-то подобное же Вальсингамовой истории - кто-то близкий умер. Вряд ли муж\возлюбленный - она, кажется, влюблена в Вальсингама, но при этом очень... целомудренно. Там вообще все очень трогательно и чисто (ну во всяком случае из зрительного зала так выглядит:) - двое, которых столкнула вместе Чума, и неожиданно получилось ухватиться друг за друга. Судя по реакции на упоминание вальсингамовой жены - Мэри же его откачивала и видела, каков он был тогда, поэтому и реагирует так бурно. Ну или он ей рассказывал - во всяком случае она явно очень в курсе - что у него внутри, и ей это как-то важней, чем Чума кругом.
Финал Мэри мне показался сделанным менее внятно, чем в прошлый раз - как-то она металась по сцене, кажется, выбирая куда - к Вальсингаму или за священником, а поскольку, учитывая финал, это ложная дихотомия - то оно там... не знаю, нужен ли там этот момент колебания. В прошлый раз он тоже был, но менее ярко выражен, кажется, тогда было.. правильней. Впрочем, все равно хорошо, она прекрасна, эти двое сделали "Пир".
При активном участии всех остальных, с построенными взаимоотношениями:)

Ну и финал, за который Фреду низкий поклон. Спасибо.

В целом спектакль получился другим по настрою, чем премьера. Да, в нем было больше чисто технических накладок, крайней неудачная акустика и никакой свет. Но актеры отчетливо чувствовали себя в ролях свободней, там было уже чуть больше пространства для импровизаций, больше взаимодействия. Ну и в целом как-то оно все было... мягче и светлей:)
Спасибо еще раз всем.
ЗЫ:
Вот глянула запись с премьеры - да, это таки ж не мой глюк, взаимодействие Вальсингама и Мэри сейчас было ярче и продуманней, чем тогда. На ее песню он менее выразительно реагировал, за руки на Гимне они не брались.
А Священник на колени вставал, да.
Tags: Блистательная Кибитка, театр
Subscribe

  • (no subject)

    В средней-то полосе лоза - кислая, злая гроздь, Невызревает, хотя и доступна лисе из басни. Знаешь, мой Фортунатус, а жизнь-то - уже того-сь Смотришь…

  • Сибирские старцы - экстремалы и панки начала XIX века в контексте

    Очень кратко и конспективно, для себя и тезисно. Екатеринбург-Туринск. В Туринске есть монастырь, где подвизались святые Василиск Сибирский и Зосима…

  • Проверила себя еще раз

    Чем больше читаю Андрея нашего Платонова - тем большим омерзением к нему проникаюсь. Просто редкостный случай совершенно разительного несовпадения со…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    В средней-то полосе лоза - кислая, злая гроздь, Невызревает, хотя и доступна лисе из басни. Знаешь, мой Фортунатус, а жизнь-то - уже того-сь Смотришь…

  • Сибирские старцы - экстремалы и панки начала XIX века в контексте

    Очень кратко и конспективно, для себя и тезисно. Екатеринбург-Туринск. В Туринске есть монастырь, где подвизались святые Василиск Сибирский и Зосима…

  • Проверила себя еще раз

    Чем больше читаю Андрея нашего Платонова - тем большим омерзением к нему проникаюсь. Просто редкостный случай совершенно разительного несовпадения со…