Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

"Ромео и Джульетта", театр на юго-западе, 6.03.2012


Собственно, я шла туда в качестве подарка себе на восьмое марта - посмотреть на прекрасных мужчин. В "Мастере" так не полюбуешься, там - мистерия, сразу ухаешь в глубину, потом выныриваешь, замечаешь, конечно, задним числом насколько красив Пилат, но сосредоточится на этом не получается. И с Клещом такая же история:)
А тут в финале второго действия, к примеру, герои появляются в арках и просто стоят. И можно на них смотреть: на Лорда Капулетти. На Меркуцио. На Тибальда. Переводя взгляды, и ловя челюсть: как они красивы!
И первое действие... Когда Лорд Капулетти танцует, кокетничает (героиню Илоны приложил свитком по попе:), собирается выпить с Парисом, изрядно позволяет себе на балу (когда они влетают, покатываясь о чем-то своем от смеха и он пытается включиться на Тибальда - видно, что выпимши... Но включается буквально на следующей же реплике - бал балом, вино-вином, но все под контролем). Когда Меркуцио еще не вступил в свой поединок и Королева Маб только изредка - снами, отголосками... Когда Тибальд жив (хоть и стоит на балу в красных смертных отблесках). Когда Джульетта еще только влюбилась и не знает, чем это все закончится. Когда Кормилицу еще не приложило смертями. Когда брат Лоренцо еще в мире с Господом и с собой.
Так они все красивы - до слез. И на них можно просто смотреть.

...Однако ж, в целом по делу: спектакль изменился. Я видела его последний раз осенью, а всю зиму никак не попадала, и теперь меня приятно поразил контраст. Самое главное впечатление: спектакль стал... "чище". Исчезло обилие пошловатых подростковых шуток ниже пояса. Раньше это соединение пошлости и трагедии очень мешало. Сейчас, слава тому кто репетировал, все пришло в норму. Нормальный возрожденческий юмор: дамы массовки массово падают "на спинку" при словах Кормилицы; сама Кормилица с Меркуцио совершенно прямым и внятным текстом обсуждают "свечки", "канделябры" и "подсвечники", Меркуцио пеняет Бенволио, что тот "девственник", но все это - в пределах хорошего вкуса. Как у Шекспира, а не как в ближайшем подъезде.
(Отдельно про эту сцену Кормилицы и Меркуцио. Иногда они незнакомы, иногда - полузнакомы, но в этот раз у них, кажется, натурально и прочно "все было". Причем вот последний раз - ровно накануне, вот ровно после "я - судьба твоя!", а на размеры своего "канделябра" Меркуцио намекал с гордостью:) При этом - это было сделано ужасно смешно, совершенно очевидно, и совершенно в духе какого-нибудь "Декамерона", к примеру.
Изменились мизансцены: сложнее, красивее и осмысленнее стал бал (например, Ромео и Тибальд там сталкиваются практически в центре сцены, а Меркуцио влетает между ними); Джульетта как-то взаимодействует со страшными "масками" на пути к брату Лоренцо во втором действии (совершенно не помню этого раньше), что-то еще. Конкретику отследила не везде, все-таки видела спектакль давно и всего несколько раз. Но главное зрительское ощущение - действие стало более осмысленным, более цельным и связным, ближе к Шекспиру. Очень хорошо стало. Спасибо.
Впрочем, в целом о концепции всего конкретного нынешнего спектакля я буду говорить очень навскидку. Потому что долго не видела, неизвестно, когда еще попаду - и следила больше за конкретными персоналиями, чем за действием в целом.
Лорд Капулетти. Не знаю, может это мои весенние глюки повлияли на восприятие, а может и правда он такой позитивный сегодня был, что осталось четкое ощущение - жить будет. Он вполне может подписаться под девизом Меркуцио - "живи, пока живется". Лорд Капулетти был очень живой. В начале живо реагировал на все: на подведших под штраф слуг, на красивых горожанок (Илона, кстати, в доме Капулетти не на последних ролях - и сам Лорд ее по попе хлопает, и Джульетта к ней первой бросается)), на жену, на Париса. Эта вечная вражда, кажется, для него просто не очень серьезная игра. Для пущей жизненности, для тонуса. Почти всерьез, да - можно искренне повозмущаться тем, что Монтекки во всем виноваты, а штраф в очередной раз платит он, Капулетти. Но вот на балу он уже урезонивает Тибальда - да, вражда, но - Ромео? Ромео хороший мальчик, он плохого не сделает, даже если он вдруг тут - ну и пусть себе. Правила игры позволяют. Лорд всех любит: и Тибальда, и дочку безумно любит и гордится ей, и жену любит (да, чувства, конечно, несколько поблекли, но он еще вполне может отплясывать с ней на балу и искренне над чем-то смеяться вдвоем). Все у него хорошо, и ничто не предвещает: человек, у которого роман с жизнью. И - дальше. Реакция на смерть Тибальда: надо срочно что-то делать. Продолжать род, устраивать свадьбу - жизнь выше смерти, пусть будет свадьба! И даже потом - памятник? Ну пусть памятник, главное - примириться, руки пожать друг другу, вот молодого дурака Бенволио, который сейчас вешаться ведь пойдет - урезонить и спасти - для жизни.
В этот раз Лорд Капулетти не закончился на кладбище - и не было ощущения, что закончится позже. Он будет жить - ради тех, кто остался. Это будет трудно, а может и вовсе безумно - но жизнь - превыше всего. Смерть - это враг, она может прийти и забрать, но сдаваться ей добровольно, потому что жизнь вдруг закончилась? - нет.
Он даже в момент проповеди брата Лоренцо на похоронах как-то по другому висел в арке. Последний раз когда я это видела, на каком-то осеннем спектакле - смотрелся натуральной тряпочкой (вот как Пилат на балу выглядит кучей пепла... удивительный талант у человека "прикидываться ветошью":)). В этот раз - нет, стоял твердо, правда, к решетке пришкварился в итоге и отцеплялся от нее как-то так... в два приема.
...Жизнь - это то, с чем роман у Меркуцио. Не с Королевой Маб, как раньше - с тем, что ей, Королеве, противоположно. С жизнью. Живи, пока живется. А Королева - выросла Королева и изменилась. Раньше это была... иррациональность? хаос? что-то, что было противоположно острому уму и трезвости рассудка. Сейчас - о нет. Сейчас, это, кажется, сам Дьявол - просто в женской ипостаси, мужчине эпохи Возрождения так будет понятнее. Рок. Смерть. С этим вот - роман невозможен.
Монолог о Маб был - почти с ужасом. Особенно страшным был не паучок, нет (Кстати, это глюки, или потом Лакомкин этого паучка показывал уже где-то во втором действии, маской?). Самым ужасным было то, что вот она может по человеку до самого утра скакать, и то пятки чесать, то живот. И никуда от нее не деться, не спастись... Только благодатью (и поэтому "Храни нас Боже!" - от Королевы Маб в первую очередь).
В этот раз Меркуцио почувствовал ее дыхание в словах Ромео - поэтому и переспрашивал несколько раз: "О чем ты?" - первый раз недоуменно, а на второй раз... кажется, что-то уже заподозрил. Потом еще похоже именно Маб говорила с ним из маски - после бала, уже в винном угаре. "А с тобой я вообще не разговариваю!" - кто ему мог померещиться-то? только она, Королева. И разговаривать с ней - не надо, да. (Вот подсказывают, что раньше всегда разговаривал с этой Маской, пока искал Ромео... я тоже по осеннему спектаклю помню - был разговор. Сейчас - нет.) Меркуцио - на грани одержимости своей Королевой (а на балу, собственно, она вообще сидит у него чуть не на плечах: после разговора Капулетти с Тибальдом, когда все расступаются, а в центре сцены остается зловещая фигура в маске, которая очень нехорошо как-то движется - это все-тот же Меркуцио)
Когда он выскакивает после бала, с воплем "О, Королева Маб!"... осенью мне это виделось вызовом на поединок. Сейчас - нет. Чистым ужасом на грани истерики от того, что примерещилось: Она здесь. Да и не примерещилось вовсе - здесь. Он на балу пытался Ромео от нее охранять.(И как Тибальда урезонивал все теми же аргументами - про Жизнь: "Тибальд, праздник у вас, уймись!"
(Еще, кстати, один смысл: Меркуцио, этот Меркуцио - это ж в чистом виде евангельский "Друг Жениха". Который оберегает жениха как может, ни на что не претендует - и в итоге жертвует за Жениха жизнью. Его участие в этой ситуации, участие в свадьбе Ромео - это начало поединка. Свадьба вообще выглядит поединком - и Ромео с Джульеттой, Меркуцио, брат Лоренцо, Кормилица. Против Королевы Маб. Жизнь - против Смерти.
С Тибальдом они в этот раз, кажется, были не ровесниками - Тибальд был младше. Бывает по разному - осенью Меркцио был младше Тибальда, смотрел на него несколько снизу вверх, уговаривал. Нынешний Меркуцио внезапно оказался - старше. (И это еще и идеально легло на первую сцену, когда во время речи Эскала Меркуцио прохаживается, контролирует пространство, с кем-то общается, морщится на выкрики Эскала... У меня в этот момент возникло ощущение, что главный-то тут - он, Меркуцио. Или нет, все-таки еще не вполне главный, он-то смог бы прекратить вражду, но как минимум - второй после Эскала. И что тут в городе все-таки еще не все друг друга перерезали - это его, Меркуцио, работа. Осенью он смотрелся очень юным - сейчас изрядно вырос.
А Тибальду самому категорически не хотелось в это все ввязываться - но чувство долга требовало проучить Ромео. И Меркуцио предлагает выход - по праву старшего - "Мяу-мяу, Кошачий Царь, поехали!". И если бы не Королева Маб, она же - Чума - все могло бы обойтись.
Как он играет эту смерть! С клинической картиной: ускользающее от боли сознание, еще пытается жестом предотвратить свалку, что-то важное сказать Ромео, что-то не менее важное - Тибальду, но - упс! не успеть. Безумная пластика!
И выложился по полной вообще - потом все время пока лежал - дышал очень тяжко. И как бы не по жизни приложился в момент первого ранения, когда "понарошку" - ощущение боли на лице было ... очень пожизневым. Хотя может и сыграл.
Пришло вот в голову, и не знаю, насколько это правда "изнутри" спектакля, но увиделось и докрутилось так: Меркуцио в этот момент и правда - ранен. Но этого нельзя показывать, сейчас увидят кровь, начнется бойня и тогда все- будет зря. Поэтому он будет скрывать пока может, рана и правда, видимо, не такая, чтобы не позволить продолжать... Этот Тибальд - младше и фехтует - хуже, вот и ошибся...
Зато в арке в финале стоял... успокоенным. Это тоже бывает по всякому - если с Королевой Маб был "роман", то Меркуцио не спокоен и за гранью... В этот раз романа не было, была война, и поэтому после смерти он стоит рядом с Тибальдом - и Маб его больше не тревожит.
Третий мужчина в Вероне, который меня всегда завораживает - брат Лоренцо. "Нравоучительный" монах, кажется, преподает - во всяком случае проповедь читает, как лекцию. Вот это утро, с первой сценой - мне там увиделась не частная молитва, как раньше. Когда он спиной стоит - так это ж служба! Он же священник, это он перед Престолом. Прочел молитвы , развернулся - начал проповедь, какую надо для этих беспокойных прихожан: о вражде. А потом, после службы, прибегает Ромео.
Ошибка его в этот раз не в том, что он решил "проучить" Капулетти. Нет. В том, что он сам толкнул девочку на грех - солгать отцу. "Тяжелый грех беру я на себя". На "грехе" лицо у него дернулось и скривилось, а "на себя" подчеркнул: не на тебя, девочка, на себя, я отвечу. Точка невозврата здесь - когда он сам благословил на ложь. От страха, от неверия в людей... Вот думаю все - почему он так не доверяет старшему Капулетти-то? Не знает его - духовник только у дочери, а сам Лорд пренебрегает таинствами? Просто - не разглядел, не увидел ни одной возможности договориться? Ведь они в Вероне фигуры равного масштаба - и по влиянию и - кажется - по статусу, брат Лоренцо явно из знатной семьи, там порода тоже чувствуется. Вот бы им договориться (а Джульетту замуж за Меркуцио, а не за Ромео - и было бы всей Вероне щастье!:).
А брат Лоренцо _увидел_ Лорда Капулетти, кажется, только уже на похоронах Джульетты. И не стал утюжить и осуждать. Раньше это всегда было очень страшно - когда он бросал обвинения человеку, который и так себя во всем винит и еле-еле на ногах стоит от этого. Сейчас - нет. Плакал с плачущими, винил себя и пожинал плоды своего греха и своей лжи. (Кстати, может быть именно это, в частности, позволило Лорду Капулетти в итоге все-таки остаться в числе живых: брат Лоренцо не стал его добивать). Но похороны у него - не первые по счету (Тибальда и Меркуцио явно отпевал он же). Поэтому приходится держаться, в надежде на то, что эти - последние. (Может и правда - последние для него, думаю, что отпевать Ромео, Джульетту (Джульетту - по второму разу, ага) и Париса он уже просто не смог... вряд ли что-то с этим делал светский суд, перед котором брат Лоренцо готов ответить - но до епископа история не дойти не могла, и скорее всего дальнейшая его судьба - где-нибудь в монастыре, подальше от Вероны; замаливать; а может быть и сам - отпел, а потом вышел вот на это разбирательство, обвинять себя). И все-таки его итог в этот раз - не примирение, не хоть какое-то успокоение на своей вине. Ответственность - принял, но, кажется, в итоге остался в состоянии раздрая и спора с Господом - как Тот такое допустил?! А через тебя, дружок, через то, что ты решил, что можешь выполнить Его волю - через малый грех. Вон оно как оборачивается-то, лови обратную связь.
...Очень осмысленный вышел Бенволио, и правда. Особенно во втором действии. Молодец, докрутил. Кеменкири подробно писала о концепции, я там увидела примерно тоже, так что дублировать не буду. Он очень любил Меркуцио, он очень любил Ромео - и первым в итоге бросил наземь оружие. Потому что надо - жить, а не убивать.
Охрененная, просто охрененная Ника. Даже писать о ней как-то не выходит - идеальная Джульетта, "Остановите время!" - каждый раз до слез.
Ромео... не дотягивает до нее, но и ладно - если Ника может с этим партнером - так, то и пусть. А вот что докрутилось: все-таки это не история о том, как влюбленных свела в могилу слепая судьба. Вышла история о том, как их свел в могилу - грех. Лорд Капулетти, который не увидел своей дочери в критическую минуту. Брат Лоренцо, который не увидел Лорда Капулетти. Джульетта, согласившаяся на ложь. И вот - Ромео, который зачем-то убил Париса (а ведь не убил бы, хоть бы скандал затеяли с разборкой - успели бы, Джульетта бы очнулась за это время! А нет, Ромео, который пытается до последнего примириться с Тибальдом, разнимает их с Меркуцио - сейчас убивает. И вот это и становится последней каплей...)
...Понравилась очень пара Монтекки. Когда лорд Монтекки включался - персонаж получался очень интересный, и очень возрожденческий: молодой, горячий и совершенный неврастеник:)
... Вот как-то так. Но общее ощущение от нынешнего спектакля: света. Жизни. Все-таки остановили Королеву Маб, хоть и очень страшной ценой. Все-таки примирились, все-таки хоть кто-то остался жив - и жизнь пусть жительствует.
А главное впечатление - невыносимой, нереальной красоты этого человека - Лорда Капулетти. А.С. Ванина. Можно смотреть бесконечно - как на сияющее море. Этот графический рисунок - фигура в арке - отпечатывается на сетчатке, как ожог. Вообще пипец какой же красивый!

Для индексации:
Лорд Капулетти - Алексей Ванин
Меркуцио - Фарид Тагиев
Брат Лоренцо - Евгений Бакалов
Джульетта - - Ника Саркисова
Бенволио - Игорь Кириллов.

Малость проапргрейдила текст.
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments