Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

"Мастер"

Очень кратко, даже не конспектом - точками для себя. Боюсь связного текста у меня не выйдет про этот спектакль, но.
Дата. Самая точка, а еще и оголенная луна во все небо светит.
Первая сцена - как-то... в противостоянии, что ли, делал? и видно, что этот вопрос об Истине - он всегда внутри, вот - нашел Кому задать, и тут же и задал.
В общем первая сцена еще раз развернулась.
Он еще смеяться начинает (в прошлый раз тоже было) после: "Ты бы отпустил меня!". И смотрится этот смех... в общем - смотрится.
Приговор, графический вид сбоку, с крайнего места первого ряда - непередаваем. И как рука на "Варраване!" опускается - судорожными толчками. Как у сломанного механизма - проворачивается колесико внутри, и рука все ниже... (до этого еще - долгий тоже непередаваемый взгляд на Кайифу, между "Все!" и "Умываю руки").
После "трусости" эдак шеей и плечами передергивал... тоже спиной слушал? я вот после Приговора каждый раз ловлю себя на том, что плечи-то дико болят.
С Левием, на "как смеешь..." кажется чуть не зарыдал, а потом голос был весь какой-то хриплый. И мизансцена: Левий и Афраний кружатся по сцене, смотрят друг на друга, а посередине стоит неподвижно Пилат, и уговаривает про библиотеку...
Браслет на Балу не снял.
Ответ в финале - кажется, услышал.

Все, спать.
(Афраний сильно хромал, да... навернулся, пока на забор лез, записку перекидывал?:)

Наутро, еще пара точек:
Китаев не говорит этого "спасая от спрута". А Бакалов говорит - всегда. И еще как они слушают-рассказывают про Левия: Китаев стоит и вглядывается в какую-то свою даль, а потом просто медленно погружается во тьму. А Бакалов очень четко - стоит на коленях и смотрит на Распятие в этот момент, пока Левий мечется.
Маргарита. Вот который раз у меня возникает вопрос - если тебе так тошно с нелюбимым мужем и ты не хочешь ему лгать - то чего ж ты с ним до сих пор живешь, к моменту разговора с Азазелло?
Зато Карина в финале четко сделала именно противостояние с Воландом, вызов.
А Китаев всегда хорошо делает именно этот момент - когда она его брасает одного. Жест - пытается найти на плече ее руку, которая только что была там, и - упс! - уже нет.

Стравинский, которого окончательно достал партнер. И поэтому в конце сцены не было серьезного финала Стравинского, не до того было. Он он Медведева сделал, ибо нефиг. (А потом, совсем уходя, когда уже Мастер выскочил на сцену - руки все брезгливо отряхивал).
Tags: Понтий Пилат, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments