Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Внезапно. Кажется, это именуется "Драббл по классике" :))


Ничего лучше Космопортов он не знал в жизни. Суета, шум, толпы самых разных существ, а главное - свобода. Между двумя таможнями, между взлетом и посадкой - была свобода. Отсутствие всяких забот. Прошлое осталось позади, будущее еще не наступило, а пока - можно пялиться в яростную синеву неба, на округлые бока имперских крейсеров, на тяжелые темные грузовые корабли, на махонькие одно-двухместные модули местной аристократии (свою "Приматочку" пришлось продать... ну да ничего, модуль - дело наживное)
... А потом, насмотревшись на корабли, можно было начинать рассматривать прекрасных попутчиц. В основном, конечно, человеческих женщин - слухи о том, что раса ему неважна, были несколько преувеличены. Нет, женщина должна быть женщиной - с двумя ногами, двумя руками, двумя (а не к примеру, восемью) грудями, двумя глазами, нормальным носом и ртом человеческой конфигурации. И с кожей в диапазоне от снежно-белого - через нежно-розовый или золотистый - к темному шоколаду и черному дереву. Генно-модифицированные синие, зеленые или фиолетовые дамы его совсем не привлекали.
Собственно, на этом требования заканчивались. Любая была интересна и прекрасна, любая была головоломкой - чаще довольно простой, но иногда приходилось и побиться над ее решением. Лучше всего, конечно, были те из них, которые были под стать ему - решив головоломку, совместив все выступы со всеми отверстиями, они не начинали плакать, причитать, и требовать вечной любви, а вполне удовлетворялись тем, что он мог дать: легкость, удовольствие и свободу. Дружбу, наконец. Вот как Лаура...
На таможне пришлось понервничать - все-таки объявлен розыск. Однако нет, туристическая виза сыграла свою роль - никто не присматривался к невысокому загорелому туристу, ни к его механическому спутнику, андроиду совершенно стандартной конфигурации.
А пройдя наконец контроль и вывалившись на площадь, заполненную сами разными транспортными средствами, он вдохнул полной грудью ароматный воздух родной планеты. Весна. Наконец-то - весна. И пусть туристы жрут горстями средства от сенной лихорадки и закрывают повязками лица, спасаясь от ярко-желтой летучей пыльцы... Он дома. И значит все, наконец, будет хорошо.
Механический спутник, интеллектуальные характеристики которого, конечно же во много раз превосходили стандартную конфигурацию, сразу же начал свои нудные поучения:
-Хозяин, вас могли узнать! Коэффициент опасности - один к тридцати! А в отеле! А ведь могут узнать и просто на улице... в Опере, например!
-В Опере? Нет, в опере меня не узнают. В Оперу мы с тобой не пойдем - Фрунелли все равно сейчас на гастролях... А вот в театр... Да, в театр, мы попадаем? Когда у нас премьера "Фауста"? Загляни-ка в Сеть, друг мой.
-Премьера "Фауста" завтра. Билеты раскуплены еще сезон назад, хозяин!
-Плевать!

Ему и правда было плевать, такое его внезапно переполняло счастье. Счастье - и предчувствие еще большего счастья... Надо к Лауре! - билось в груди, - вот скоро я увижу Лауру - и все станет совсем хорошо - хотя, конечно, прежде чем заваливаться к Лауре следовало как минимум устроиться в подходящем отеле и сообщить ей о себе.
В ответ на очередной приступ андроидного нытья: "Узнают же! Ну хоть не в "Импереале" селитесь! - он фыркнул: "Ну что со мной сделают-то? Ну вышлют обратно... нет, обратно я не хочу... представляешь, там у них все бабы одинаковые! Все как на подбор голубоглазые блондинки! Я думал, с тоски там подохну... поначалу интересно, но на третьей-четвертой наступает такая скуууука... Но ладно, уговорил, в "Импереале" мы селиться не будем."
Они выбрал самый простецкий отель почти на краю города - белый двадцатиэтажный куб практически без украшений с тысячью одинаковых стандартных номеров: кровать, тумбочка, монитор с подключением к местной сети, душ, и вид из окна на ночной Нью-Мадрид. Море разноцветных огней, драгоценные нить автотрасс, узлы развязок, огромная светящаяся туша Космопорта где-то к западу, темное пятно исторического центра (конечно, все с подсветкой, но старинные дома все равно казались темными на фоне белоснежных небоскребов и торговых центром Делового города). Вышел на балкон. Воздух - даже тут, на пятнадцатом этаже, казалось, дышал розами. Вероятно, ароматизаторы, - пришла в голову мысль - но запрашивать информацию у андроида он не стал: вдруг собьет настроение... Опускалась ночь. Он еще подумал, что можно спуститься вниз, в холл или в ресторан, и найти себе на ночь прекрасную спутницу, с которой можно будет легко расстаться завтра, но глаза уже закрывались сами собой...

...Наступило весеннее утро. Он всегда был ранней пташкой, и когда проснулся - было еще вполне прохладно. Побрился, подровнял усы, нацепил заранее заготовленный "костюм туриста" - темные очки, широкополую соломенную шляпу и вызывающе розовые гавайские штаны по колено. Подвесил на шею маленькую видеокамеру самого модного в сезоне "морского" дизайна - в виде желтой медузы в синих стразиках, и довольно оглядел себя в зеркало. Образ вышел ярким: за "Туристом" его самого было не разглядеть. И не надо, потому что утро он хотел посвятить прогулке по центру любимого города и совсем не хотел даже случайно, нарваться на знакомых. Да и розыск, да.
Мостовая словно пела под ногами. Буйствовали розы. На углу старый скрипач в потертой шляпе фальшиво наигрывал мелодию какого-то модного немецкого композитора - он все никак не мог вспомнить, как же того зовут, но ноты опознал и сунул на секунду свою кредитку в прорезь на электрической скрипке. Просто так, потому что солнце, потому что розы, и потому что мелодия у горе-музыканта выходила совершенно уморительной. Потом он долго пил кофе и проглядывал городские новости на маленьком переносном планшете - ну да, в Опере дают "Левиафана", но это не интересно, племянница Королевы - Луиза Арманда дель Ампаро выходит замуж, звезда эстрады Мария Исабель изменила своему нынешнему избраннику(он открыл несколько фотографий голой звезды, одобрительно хмыкнул и решил, что Марию-Исабель он непременно как-нибудь повстречает)... Ну и вот - "Фауст". Знаменитейшая труппа с Олд-Ис, грандиозная постановка, живой оркестр, в ролях - никаких андроидов и прочих кукол, только живые актеры из плоти и крови...
Выйдя из кафе, он понял, что стало жарко, перешел на теневую сторону улицы и вдруг увидел темный проем в каменной стене. За аркой скрывался тенистый сад с фонтанами - и туда сразу потянуло. Пройдя несколько щагов вперед он внезапно обнаружил, что видит перед собой не место развлечений - его занесло на главное городское кладбище. Просто не с главного входа, который он, конечно, отлично помнил, а откуда-то глубоко сбоку. Ну что ж - в первый день по возвращении неплохо бы поклониться семейному могильному склепу.
И вот именно тут случилась Молния. Нет, "Молнией" он назвал это потом, объясняя: "Знаете... как ножом в спину ударило. Как молнией", а сейчас у него просто на секунду перехватило дыхание при виде закутанной в черное женской фигуры.
"Кто это? я ведь ее знаю?!" - машинально обратился он к своему андроиду и получил ответ: "Нет хозяин, идентификация невозможна". Он сидел и смотрел на нее стараясь делать вид, что разглядывает фонтан, а потом, когда она скрылась, почти подбежал к механическому памятнику, из тех, которые стало принято ставить на кладбищах, в последние пару лет. Статуя то вставала, то садилась, то подносила ко лбу руку... и ее черты были смутно и неприятно знакомы. "Кто ты?" спросил он, и памятник, видимо, снабженный системой распознавания голосов, высветил красную бегущую строку: "Дон Альваро де Сильва, Адмирал второй космической флотилии ее Величества. Покойся с миром".
"Упс, - сообщил андроид, в котором обычно совсем не вовремя просыпались элементы искусственного интеллекта и продвинутого моделирования эмоций,- это - его вдова." Статуя как раз вставала - и казалось, что взгляд ее упирается прямо в убийцу.
-Но какая женщина! - вздохнул про себя дон Гуан и отправился добывать билет на "Фауста". На "Фаусте" непременно должна быть Лаура...
Tags: Блистательная Кибитка, проза, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments