Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Финальный Мастер сезона. Конспект трактата о теодицее.

Я кратенько, потому что утром на самолет. Но - скажу.

Последний "Пилат" вышел про теодицею, куда деваться. С разложенной по полочкам проблематикой и закономерно парадоксальным решением - но решением.
Этот Пилат был старше себя-обычного. И был очень сильным - если силой считать способность существовать вот в этом ежедневном аду, не сходя с ума и выполняя свои обязанности. Но вот и про себя он знает все ("свирепое чудовище" было в этот раз наполнено презрением, себя очень хорошо знает), и про окружающих (все люди добрые?! да щас. Вот Марк, да? Иуда - да?!). И про Истину - знает. Про то, что Истина - это боль.
В это раз было четко - справился с приступом, ровно на "Истине" от Иешуа. Истина прежде всего в том, что болит голова, а еще в том, что он, Пилат - может справится, может подавить крик и встать ровно. И - задавать вопросы.
И когда голова проходит... Голова прошла, а Истина - осталась. Пилат мгновенно понимает, Кто перед ним. И, только-только выдохнув (а _понимал_ он как раз в момент, когда проходила боль) - он бросается как в бой. "Они спорили о чем-то очень сложном и важном, причем ни один из них не мог победить другого. Они ни в чем не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем". Сложном и важном да - о теодицее. Если Ты - это Ты, то почему все - так? какое Царство Истины и справедливости, когда - Голова, когда - Иуда?!
"А _ты_ бы отпустил меня?" - ответной репликой в споре Человека и Бога. Хорошо, Иуда. Хорошо, Марк. А - ты? Что сделаешь - ты?
И самым страшным оказывается это. Не Голова, не Иуда. Я - таков, каков есть, я - не смогу, Ты же это знаешь. Что мне Твоя "Истина", когда я - не могу?!

Он постарался, да. Хотя в это раз как-то с самого начала было ясно, что не сможет - и сам знал, и даже не очень притворялся перед Кайифой. Бой был честным, но безнадежным - не смог. Хуже всего в этом Приговоре, пожалуй, была эта полная осознанка - даже выпрямится как-то сумел, даже принять это - сумел... Потому что это такая очень привычная Истина - и о себе и об окружающем мире. Чего ж не принять-то?

(Степа мне в этот раз услышался забавно - чистым текстом. Так вот этот текст - "ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он только это сделает, сверкнет молния и голову его тут же разнесет на куски. " - это про Пилата после Приговора...)

"Они спорили о чем-то очень сложном и важном, причем ни один из них не мог победить другого". А вот во втором действии Пилат проиграл. Потому что три реплики Иешуа в этом споре - отказ от напитка (Пилат это отчетливо принял как _ответ_ на Приговор), благодарность и трусость... Приказ о погребении и убийство Иуды - не ответ на них. Но другого пути нет, хоть так...

А в последней сцене - ответ на главный вопрос вдруг нашелся. Когда Пилат объясняет непутевому ученику внезапно открывшуюся ему Истину, которая становится ответом на все, на все заданные вопросы. "Ты жесток, а Тот - жестоким не был". Ответ Пилат дает сам, все эти претензии к Богу, весь этот спор разрешается этим убежденным - "Тот - жестоким не был".
И последняя реплика Пилата в этом разговоре - "Отпусти меня!"
Слово за Иешуа. А Он - не жесток, Он - ждет Пилата.
Tags: Понтий Пилат, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments