Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:
  • Music:

Сидит полковник Гебель, пьет чай. Извините:))

(Это по ходу какая-то желудочно-кишечная хрень, я ее опознал. Она у всей семьи скопом, вот окончательно накрыло еще и меня, хорошо разрешило до дома доехать).
Два более-менее требующих мозга дела сделала - и все.

Сидит полковник Гебель, пьёт чай. Вдруг топот коней по дороге. "Едет, едет Бестужев-Рюмин!"
Остановились кони. Слышит Гебель, как кто-то подходит к избе. "Торопись, торопись, злодей!"
Привстал полковник от нетерпения. Вытащил пистолет. Приготовился. "Руки вверх, закричу", - решил.
Скрипнула дверь на петлях.
– Ру... - крикнул Гебель и тут же осекся.
В комнату входил поручик Кузьмин. А сзади стоял поручик Щепилло. А там во дворе виднелись офицеры Сухинов и Соловьёв. И от солдатских мундиров в глазах рябило.
Узнали офицеры, члены Южного тайного общества, что Сергей Муравьёв-Апостол схвачен, примчались к нему в Трилесы на помощь.
– Что делать, Сергей Иванович?
– Освободить, - спокойно ответил Сергей Муравьёв-Апостол.
Освободили офицеры Сергея Муравьёва-Апостола.
– Вперёд к свободе! "
-------------
Знает Маевский Сухинова. Взгляд ястребиный. Язык кинжальный. Не любит Сухинов таких, как Маевский. "Ваше мышиное превосходительство" - вот как однажды Сухинов назвал Маевского. За это "мышиное превосходительство" хотел Маевский вызвать Сухинова на дуэль. Да постеснялся что-то.
Поёжился Маевский, увидя Сухинова. Не дай бог ему сейчас на глаза попасться. Попятился, шмыгнул за плетень, присел на корточки, прижался к прутьям, сквозь прутья смотрит.
------------------
Утром Сергей Муравьёв-Апостол ехал верхом по селу. Шумела, как рой, Мотовиловка. Толпились крестьяне у церкви. Увидели они Муравьёва-Апостола:
– Добрый ты наш полковник!
– Избавитель!
– Да поможет тебе господь!
Улыбнулся крестьянам Сергей Муравьёв-Апостол.
– Братцы, для вас стараемся. Да будет угодно судьбе - добьёмся для вас облегчения. Для дела святого жизни не жалко...
Вернулся Сергей Муравьёв-Апостол к себе в избу. Ожидает вестей из других полков. Тревожно у него на душе. Что привезут посыльные?
Печальные вести достигли юга. В Петербурге, на севере, царь разгромил восстание. Как поведут себя тут полки?
И вот прибыл посыльный первый.
– Ну как?
– Не поднялся Ахтырский гусарский полк.
Прибыл второй посыльный.
– Ну как?
– Не поднялся Кременчугский пехотный полк.
Третий посыльный прибыл.
– Ну как?
– Не поднялся, Сергей Иванович, полк Алексопольский.
А вот несётся ещё один. Разгорячённый конь пену с губы роняет.
– Ну как?
– Не выступит Александрийский. Арест идёт в полку.
--------------------------------
Николай I почему-то боялся чёрных глаз. Полагал, что у всех революционеров глаза непременно чёрные.
Допрашивая декабристов, царь прежде всего обращал внимание на глаза. Подводил заключённых к свету, свечку к самым бровям подносил. Долго смотрел, прикидывал. Декабристу Андрею Розену даже ресницы слегка подпалил.
Преследовать стали чёрные глаза Николая I. Ночами, представьте, снились. Успокаивал генерал-адъютант Левашов царя. Приводил примеры: мол, Пестель, Сергей Муравьёв-Апостол, Каховский на что уж самые отъявленные злодеи, а ведь глаза-то у них не чёрные.
Однако не успокоило это вовсе Николая I. Скорее наоборот. На своих приближённых стал теперь государь коситься. Однажды чуть ли не до смерти напугал престарелого графа Хвостова. Встретил император Хвостова.
– Назад, назад! - закричал.
Попятился старый граф, чуть на паркет не рухнул.
– Стой!
Остановился Хвостов.
Подвёл Николай I старика к окну. Долго не отпускал. Никак не мог понять, глаза у Хвостова чёрные или зелёные.
– Зелёные, ваше величество, зелёные, - уверяет Хвостов, а сам от страха как осиновый лист трясётся.
Начался в Зимнем дворце переполох. В страхе живут приближённые. Ходят ваши сиятельства, ваши превосходительства, ваши высокородия и высокоблагородия по комнатам и залам Зимнего дворца, друг другу в глаза заглядывают.
Даже придворный батюшка архиепископ Авраам и тот живёт в испуге. Какой-то шутник сказал Аврааму, что царь теперь и за духовных особ возьмётся. И подмигнул, негодник, глянув в глаза Авраама. А глаза у архиепископа действительно чёрными были, пречёрными. Стал ходить с той минуты батюшка, словно кот-лежебока, щурясь. А при встречах с царём и вовсе старался глаза закрыть. Закроет, ладошку прижмёт к ладошке, идёт, молитву господу богу шепчет.
Кончилась эта странная блажь царя враз, неожиданно. Подошёл он однажды к коту Митридату, тоже вздумал глаза проверить.
Не понравилось это, видать, Митридату. Хватанул он когтями царя по нос.
– Ай! - вскричал государь. Вот тут-то вместе с криком отлетела и блажь государева.
------------
http://lib.rus.ec/b/122069/read#t30
Ужасно смешная книжка, но местами даже понравилась:))
Tags: декабристы, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments