Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

"Мастер и Маргарита", театр на Юго-Западе, 09.01.12

Кратенько-кратенько:))

Потому что все, кроме острой как тот самый финский нож и страшной истории Пилата, было как-то... частично в тумане и духоте, частично - легче, чем в прошлый разы. Афраний вот, к примеру, примерил очередной образ. Поначалу, кажется (да и потом, но потом стало как-то совсем не до того) - отчетливо был смертельно устал: Голова у начальника уже не первый день, и Афраний явно замещает. Даже на "свирепом чудовище" не усмехнулся - он нынче за это чудовище отвечает, что тут смешного-то? А чудовище отлично держит себя в руках - работает в паре (как они вдвоем допрос разложили!), находит в себе силы смеяться на "собаке"... Пока внезапно из под этой вот так красиво наведенной иллюзии того, что все в сущности в порядке - не прорывается Истина. А Истина, которая торчит ото всюду, которая бурлит вот под этой картинкой - что Голова болит, что жить вообще - больно. Пилат с ней смирился давно, и привычно и честно давит боль - ну да, больно, но на это сейчас как-то нет ни права, ни времени, так что сейчас он... вот сейчас он сможет, вот уже смог выпрямиться. А Иешуа туда, в нарыв, со скальпелем: вот это вот - твоя Истина?! Что голова болит, это - Истина?!
Ну да, а что не так что ли? когда вон дело об оскорблении величества и Царство - другой - Истины никогда не настанет. Так что Голова - это еще мелочь по сравнению с прочими аспектами пилатовой истины - например, по сравнению с самооценкой.
Ах, какой был Приговор! Графически, сбоку, со стороны пилатовой правой руки: воздетая рука, просвечивающая в красном свете, сочащаяся кровью - и за ней лицо с маской сокрушительного презрения к себе. И "презренная жизнь" была... очень внятной, а еще подчеркнул "по приговору римской власти". Не при чем тут Синедрион, ни при чем тут Кайифа, ни при чем тут император - это ты, самолично ты выносишь Приговор. А Тот, Которого ты сейчас приговариваешь, Тот, Кто пытался тебе сказать о другой Истине, Своей - вот Он внизу сейчас на помосте - и ты кожей чувствуешь Его взгляд. Только посмотреть туда в ответ - нельзя, никак не выйдет...
А во втором действии Афраний не седел (и хорошо, а то как-то совсем уж жутенько выходило), для него как-то проще разложилось в этот раз - да, Прокуратор слажал и испугался, но потом вон - оправился, Иуду велел зарезать, все хорошо, кажется, это убийство Иуды - оно все поправит, во всяком случае достоинство Пилату вернет... Ну достоинства-то у него никто не отнимет - вон как с Левием разговаривал, вон насколько выше жестокого и нерадивого ученика оказался.
Но толку-то? Все равно до финала - еще Бал.
Tags: Понтий Пилат, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments