Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

"Смерть Вазир-Мухтара"

Закономерно вынесла. Я, оказывается, ее крепко забыла. Нет, кое-что - помнила. И про то, что "людям двадцатых годов досталась тяжелая смерть, потому что век умер раньше их", и "всегда в крови бродит время", "и тяжелая дверь вытолкнула его", "сердце ходит маятником - то молодо, то старо"... Отдельные осколки прозы торчат в памяти, как та самая тень от мельничного колеса с поблескивающим горлом бутылки - как осколки, не как целое. А вот начало, самый первый абзац - оказывается, я его забыла:

"На очень холодной площади в декабре месяце тысяча восемьсот двадцать пятого года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой. Время вдруг переломилось; раздался хруст костей у Михайловского манежа - восставшие бежали по телам товарищей - это пытали время, был "большой застенок" (так говорили в эпоху Петра).
Лица удивительной немоты появились сразу, тут же на площади, лица, тянущиеся лосинами щек, готовые лопнуть жилами. Жилы были жандармскими кантами северной небесной голубизны, и остзейская немота Бенкендорфа стала небом Петербурга.
Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь.
"

И вообще целое - забыла. Прикольно, от "Кюхли" как раз не помнила ни слова, а помнила только общее впечатление, а тут совсем не помню про что, хотя в памяти сидят цитаты.
(А все потому что томище Александр Христофорыча, немота которого внезапно стала небом, меня ломает таскать с собой на работу и читать в метро:)
Tags: декабристы, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments